Кризис в регионах России развивается нестандартно: эксперт

Итоги I кв. противоречивы — ситуация с доходами бюджетов регионов несколько улучшилась, но процесс оптимизации социальных расходов стал массовым, а долги не сократились

Москва, 16 июня 2015, 10:07 — REGNUM  В I квартале 2015 года сохранились или обострились три самые острые проблемы регионального развития: большой долг регионов и муниципалитетов, спад инвестиций, усилившееся снижение реальных доходов населения и потребления. И к ним добавились два новых трен­да — спад промышленного производства, более сильный в обрабаты­вающих отраслях, а также попытки регионов бороться с бюджет­ным кризисом с помощью оптимизации расходов на социальные цели. Таково мнение эксперта, ведущего научного сотрудника Центра анализа доходов и уровня жизни Высшей школы экономики Натальи Зубаревич, передает 16 июня корреспондент ИА REGNUM.

Социально-экономическое развитие

Спад промышленного производства начался с февраля 2015 г. и за январь — апрель составил 1,5% и охватил 36 регионов (в 2014 г. — 18 реги­онов). В обрабатывающей промышленности спад сильнее (-3%) и имеет более широкую географию — 42 региона. Процесс импортозамещения тормозится барьерами плохих институтов, снижением платежеспособ­ного спроса и сокращением инвестиций.

Сильный спад промышленности наблюдается в агломерациях феде­ральных городов. Среди инвестиционно активных регионов уда­лось сохранять позитивную динамику только Тюменской области, сильнее всего «просели» Калужская и Калининградская области. В марте — апреле практически прекратился импортозамещающий рост в регионах юга с раз­витой пищевой промышленностью. Промышленное производство про­должало расти в регионах с высокой долей отраслей ВПК, финансируемых из бюджета, и в части регионов экспортной экономики (в производстве минеральных удобрений, в новых регионах добычи нефти и газа).

Спад инвестиций в I кв. (данные по полному кругу предприятий и орга­низаций) охватил 46 регионов (в 2014 г. — 41 регион), а по инвестициям без учета малого предпринимательства за январь — апрель 2015 г. — 54 региона. Более сильным спадом отличались регионы Дальнего Востока, Северо-Запада и Сибири, расширилась зона спада в Приволжском ФО, в Центре и на Северном Кавказе. Помимо инвестиций, снизились объемы строитель­ства во всех федеральных округах, за исключением Северо-Кавказского. Хуже всего динамика строительства на Дальнем Востоке и в Уральском ФО (-15% в январе — апреле 2015 г.), в Крымском ФО (-10%). Заявленные при­оритеты «поворота на восток» и развития Крыма не реализуются.

В 2015 г. начался сильный спад потребления, оборот розничной тор­говли за январь — апрель сократился на 7,8% и охватил почти все регионы России, за исключением тех, где статистика наименее достоверна (Ингу­шетия, Дагестан, Чечня, Тыва), и Калининградской области, где рост роз­ничной торговли обусловлен удорожанием евро и сокращением поездок за товарами в Польшу и Литву. В 21 регионе спад за январь — апрель 2015 г. составил 10−20%. Динамика розничной торговли — индикатор сильного сжатия платежеспособного спроса населения по всей стране.

Снижение реальных доходов населения за I кв. 2015 г. было относи­тельно небольшим (-2,7%) на фоне падения реальной заработной платы на 8−10% в первые три месяца 2015 г. Расхождение труднообъяснимо. Доля легальной заработной платы составляет 45−46% доходов населения, она должна сильнее влиять на динамику доходов. Индексация пенсий в нача­ле 2015 г. не могла так сильно затормозить падение доходов населения из-за меньшей доли пенсий в доходах (15−17%). Рост поступлений налога на доходы физических лиц (НДФЛ) в I кв. 2015 г. с той же скоростью, что и номинальной заработной платы (4 и 6,5% соответственно), показывает, что массовой теневизации зарплат пока нет (уход в «тень» ухудшает динамику реальной заработной платы). Достоверность измерений динамики дохо­дов населения снижается в периоды нестабильности и в целом по России, и особенно — по регионам. Хотя основной тренд виден: в I кв. 2015 г. реаль­ные доходы населения сократились в 49 регионах (за 2014 г. — в 32 регио­нах). В 17 регионах спад начался еще в 2014 г. и продолжается второй год подряд, больше всего таких регионов в Сибири и на Северо-Западе.

Рынок труда все еще слабо реагирует на кризис, уровень безработи­цы по методологии МОТ вырос минимально — с 5,7% в январе — феврале 2013 г. до 5,8% в феврале — апреле. Регионов с заметным ростом уровня безработицы (на 2 п.п.) немного: Республика Карелия, Ненецкий АО, Во­логодская область на Северо-Западе, Иркутская, Томская, Кемеровская, Новосибирская области в Сибири, Республика Северная Осетия. В Респу­блике Крым и Севастополе сохраняется высокий уровень безработицы (9,5−10%), сопоставимый с депрессивными российскими регионами. Почти не растет неполная занятость в регионах, это еще одно подтверж­дение медленной реакции региональных рынков труда на экономиче­ские проблемы.

Бюджеты регионов

Итоги I кв. 2015 г. оказались более благоприятными для консолиди­рованных бюджетов регионов, чем ожидалось: доходы в целом вырос­ли на 11% (без учета Крыма), в т.ч. поступления налога на прибыль — на 8%, налога на имущество — на 21%. Но сохранение позитивной динамики поступлений налога на прибыль под вопросом: компании платили его в I кв. 2015 г. по результатам деятельности в 2014 г., который был лучше. Многие крупные компании переплатили налог на прибыль, и бюджетам регионов придется возвращать переплату. Медленнее всего росли по­ступления НДФЛ — на 4,3%, а без учета Крыма — на 3,8%. Перспективы нерадужные: с учетом усилившегося спада реальной заработной платы в апреле (-13%) динамика НДФЛ во II кв. будет хуже, а это главный до­ходный источник для бюджетов большинства регионов. Безвозмездные перечисления (трансферты) выросли в I кв. почти на треть (с учетом Кры­ма — на 37%), однако в федеральном законе о бюджете на 2015 г. пред­усмотрено сокращение трансфертов на 15%. Выделение трансфертов просто сместилось на более ранние сроки, но запланированный объем может и не увеличиться. Пока неясно, какой будет политика федераль­ных властей.

Доходы бюджетов выросли в 68 регионах из 83 (без Крыма). Большин­ству регионов помог рост трансфертов (отрицательную динамику имели только 17 регионов), а более развитым регионам с крупными компаниями-налогоплательщиками — рост поступлений налога на прибыль. По­ступления НДФЛ уже сократились в 22 регионах, особенно — на Дальнем Востоке, хотя там нет заметного роста безработицы. Видимо, на востоке страны начался рост неформальной занятости и «конвертной» оплаты труда в среднем бизнесе для оптимизации налогобложения.

Дестабилизация бюджетов и рост долговой нагрузки в течение двух предшествующих лет заставила регионы изменить расходную политику. В большинстве регионов расходы в I кв. 2015 г. росли медленнее дохо­дов. Сократили расходы только 13 регионов (в целом за 2014 г. — 17). Сильнее всего «резали» расходы Чечня (-20%), Тюменская (-17%), Саха­линская (-13%) области и Еврейская АО (-12%).

Политика экономии бюджетных средств расширилась и территориаль­но, и по сферам расходов. Во-первых, продолжились тенденции 2014 г.: в I кв. 2015 г. 39 регионов сократили расходы на ЖКХ (в 2014 г. — 40 реги­онов), 32 региона — на национальную экономику (в 2014 г. — 53). В целом рост этих расходов был минимальным (на 2 и 1% соответственно).

Во-вторых, началось неизбежное — масштабное сокращение социаль­ных расходов. В целом по бюджетам регионов сохранялся небольшой рост социальных расходов: на образование — 1%, на здравоохранение — 5% (вместе с ТФОМС — на 6,7%), на социальную политику — 6%. Но сред­ние цифры скрывают географическую картину. Главной жертвой опти­мизации стало образование, в I кв. 2015 г. расходы на него сократили 26 регионов (в 2014 г. — только 9), в т.ч. большинство регионов Дальнего Востока, половина регионов Урала, треть регионов Центра, Северо-Запада и Приволжского ФО. Расходы на здравоохранение сократил 21 регион (в 2014 г. — 8), а если считать вместе с территориальными фондами ОМС, то отрицательную динамику имели 12 регионов. Расходы на социаль­ную политику (соцзащиту) сократили только 16 регионов (в 2014 г. — 3). Приоритет этих расходов объясняется тем, что в сентябре пройдут выбо­ры губернаторов во многих регионах, что всегда сопровождается ростом выплат пособий населению.

Суммарный профицит бюджетов регионов в первом квартале 2015 г. составил 12%, треть всего объема профицита обеспечила Москва, еще более 40% - Ханты-Мансийский АО, С.-Петербург, Московская и Тюмен­ская области. В 29 регионах бюджеты были дефицитными, в т.ч. в респу­бликах Карелия, Коми, Хакасия и Смоленской области — на 33−39%, а в Республике Крым — почти на 9% к доходам бюджета. Крым становится похожим на другие регионы России.

Объем суммарного долга регионов и муниципалитетов по сравне­нию с началом 2015 г. не изменился (2,4 трлн руб. на 1 апреля 2015 г.). В его структуре по-прежнему преобладают кредиты коммерческих бан­ков (42%), наиболее тяжелые для регионов из-за более высоких ставок. В подавляющем большинстве регионов уровень и структура долговой нагрузки также почти не изменились. Проблема законсервиро­валась, а обещанные федеральным правительством меры поддержки в виде замещения кредитов коммерческих банков более дешевыми бюд­жетными кредитами реализуются медленно.

Итоги I кв. противоречивы — ситуация с доходами бюджетов регионов несколько улучшилась, но процесс оптимизации социальных расходов стал массовым, а долги не сократились. Ускорился и географически рас­ширился спад промышленного производства, но регионы ВПК растут, а среди регионов — экспортеров сырья и продукции первого передела, наиболее выигравших от девальвации, только меньшая часть может по­хвастаться тем же. Почти повсеместно и сильно сжалось потребление, хотя динамика доходов населения ухудшалась не так быстро. Спад ин­вестиций и строительства замедлился, но регионы, ставшие приори­тетными для федеральных властей, показывали наихудшую динамику. Безработица в регионах растет очень медленно, а в немногих регионах с более быстрым ростом это не всегда следствие спада промышленно­сти. Кризис нестандартный, но он, к сожалению, развивается и вглубь, и вширь.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.