Споры об эффективности железной дороги Иран — Армения не прекращаются

С геополитической точки зрения проект строительства железной дороги Иран — Армения имеет важное стратегическое значение для Армении в контексте интеграции транспортной инфраструктуры республики в евроазиатскую и мировую транспортную систему

Ереван, 15 июня 2015, 12:28 — REGNUM  

С геополитической точки зрения проект строительства железной дороги Иран — Армения имеет важное стратегическое значение для Армении в контексте интеграции транспортной инфраструктуры республики в евроазиатскую и мировую транспортную систему. Об этом говорится в уточнениях компании «Российские железные дороги» по данному проекту, опубликованных на официальном сайте компании.

Вместе с тем подчеркивается, что, учитывая значительную стоимость и длительные сроки окупаемости проектов такого масштаба, делающих их коммерчески мало привлекательными для бизнеса, реализация без поддержки государства затруднительна. «Российский и мировой опыт показывает, что государственная поддержка стратегических инфраструктурных проектов создает значительный мультипликативный эффект для промышленности и имеет важное значение для устойчивого развития экономики в целом», — говорится в комментариях РЖД.

Ранее президент ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин заявил, что проект по созданию железнодорожного сообщения Иран — Армения не имеет никакой эффективности. Глава РЖД выразил уверенность в том, что этот проект не имеет перспектив. «Это как прорубить в стене окно в никуда: в стену соседнего дома», — подчеркнул Якунин.

Комментируя заявления Якунина, министр транспорта и связи Армении Гагик Бегларян сказал, что заявление президента РЖД о неэффективности строительства железной дороги исходит из интересов этой российской государственной компании, однако железная дорога является жизненно важной для Армении. «Это субъективное мнение г-на Владимира Якунина, которое не имеет ничего общего с реальностью. Я его понимаю, заявление исходит из интересов руководимой им компании. Это очень важный проект для нашего государства и народа», — заявил Бегларян.

Примечательно, что Владимир Якунин в 2012 году заявлял, что программа строительства железной дороги Иран — Армения имеет реальную основу. «Мы работаем в этом направлении, однако его реализация уже из сферы межгосударственных отношений и не зависит только от нас», — заявил Якунин 16 февраля 2012 года в Ереване.

По оценке европейских экспертов, строительство железной дороги обойдется в 4 миллиарда долларов. Между тем, по оценкам армянского проектного института, выходит гораздо более скромная сумма: стоимость всего строительства оценивается в 1,8 миллиарда долларов.

Железную дорогу, ведущую в Иран, обещал построить президент Армении Серж Саргсян. В послании от 2 октября 2008 года, адресованном народу и Национальному Собранию, Саргсян заявил, что в ближайшие годы начнется строительство железной дороги Иран — Армения. До сих пор непонятно, на основании чего президент Армении сделал заявление о начале строительства, примерная стоимость которого в два раза превышает бюджет Армении. Прошло более чем 6,5 года, однако за это время властям Армении удалось лишь в январе 2013 года подписать концессионные договора с зарегистрированной в Объединенных Арабских Эмиратах компанией «Расиа ФЗЭ», которая обязалась за счет своих средств построить железную дорогу, после этого получая право в течение 30 лет эксплуатировать ее. Как в феврале 2014 года заявил президент «Расиа ФЗЭ» Джозеф Борковский, компания уже потратила $15 млн на подготовку проекта железной дороги Иран — Армения. Несмотря на это, компания не имеет офиса в Армении. По сообщению Борковского, протяженность железной дороги должна была составить 304,7 км, из которых 102,4 км — это туннели, 19,6 км — мосты, а стоимость строительства — $3,2 млрд.

Как ранее писало ИА REGNUM, сквозное движение из Ирана через Армению, Грузию и Абхазию в Россию — политическая и, следовательно, экономическая утопия. А иные масштабы делают коммерческое использование дороги невозможным.

Урок проекта дороги Армения — Иран состоит не в бухгалтерской азбуке, результат изучения которой был ясен изначально. Он состоит в том, что на Кавказе, в непосредственной связи с интересами безопасности России и её союзников есть как минимум два локальных коммуникационных проекта, коммерческий смысл которых никогда не будет достаточным для их рыночной «эффективности», поскольку их эффективность состоит не в достижении прибыли, а в сокращении расходов на поддержание безопасности. Первый из них — железная дорога из России в Южную Осетию — Алагир — Цхинвал, например, вдоль уже проложенного газопровода.

Второй — железная дорога из Армении в Нагорный Карабах — Горис — Степанакерт.

Кто оплатит их строительство? Видимо, тот, кто заинтересован в результате: необратимом сохранении Южной Осетии от геноцида и вечных интересах России на Кавказе; необратимом сохранении государственности Нагорного Карабаха и связанных с нею вечных интересах тех, кто хочет жить и развиваться на Кавказе независимого от того, до каких пределов дойдёт истребительная волна «Исламского государства» или что там будет потом.

Решение в любом случае не будет иметь коммерческого смысла.


Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.