Сильный Путин, «хромой» Эрдоган и неустойчивый Алиев. Что дальше?

Интересы России в Закавказье не подвергаются политической ревизии

Станислав Тарасов, 13 июня 2015, 15:57 — REGNUM  

На полях первых Европейских игр в Баку главы России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган провели переговоры в закрытом режиме. Со стороны России во встрече приняли участие помощник президента Юрий Ушаков, глава МИД Сергей Лавров, министр энергетики Александр Новак, глава «Росатома» Сергей Кириенко и руководитель «Газпрома» Алексей Миллер. Мировые агентства подчеркивают, что во время фотосессии президенты лишь обменялись впечатлениями о состоявшейся накануне церемонии открытия Европейских игр, на которой они присутствовали. Эрдоган, в частности, отметил, что на церемонию не приехал никто из лидеров стран Евросоюза. «Турция как кандидат на вступление в ЕС представляла весь Евросоюз», — отреагировал на фразу Путин.

Тут нет ничего случайного. Учитывая, что Турция напрямую завязана сразу на два энергетических проекта — «Турецкий поток» и Трансанатолийский газопровод (TANAP), которые экспертная группа Avropa.info называет конкурирующими проектами. В идеале можно было бы (пользуясь случаем) провести трехсторонние переговоры Баку — Москва — Анкара. Но Москва в лице пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова изначально объявила, что «необходимо отличать полномасштабные переговоры, которые проводятся в рамках запланированного двустороннего визита с участием многочисленных делегаций с обеих сторон, от беседы на полях крупного международного мероприятия». Более того, Москва и Анкара ранее согласовывали эту встречу, которую первая квалифицировала как «субстантивную», подчеркивая, что «Россия и Турция остаются очень важными торгово-экономическими и инвестиционными партнерами по крупным проектам в самых различных областях, в том числе и в энергетической сфере». К тому же встреча состоялась после прошедших в Турции парламентских выборов, когда «нужно сверить часы и обменяться мнениями по непростой ситуации, которая складывается в региональных делах».

В Турции резко изменилась внутриполитическая ситуация. По результатам парламентских выборов, Партия справедливости и развития (ПСР) получила всего 258 мест, утратив статус правящей, с которым не расставалась с 2003 года, когда Эрдоган впервые занял пост премьер-министра. Что же будет дальше? Ведь именно с Эрдоганом во многом связан прорыв в российско-турецких отношениях, выстраивание — несмотря на определенные разногласия в подходах к региональным проблемам — доверительных политических отношений между лидерами двух стран. Сейчас партию возглавляет премьер-министр Ахмет Давутоглу, но большинство экспертов ставят под сомнение потенциальные возможности тандема Эрдоган — Давутоглу. Теперь некогда правящей партии придётся проводить решения в составе коалиции, что неизбежно может сказаться на формировании новой внешней политики страны, в том числе и в отношении России. Помимо этого, в парламент прошла Демократическая партия народов, представляющая интересы курдов. Речь идёт о появлении новой политической силы вместо существовавшего проекта по переходу на президентскую республику. Правда, в Анкаре ожидают, что Эрдоган не смирится со своим фактическим поражением и попытается организовать новые досрочные парламентские выборы, чтобы заручиться большей поддержкой населения и дать ПСР возможность в одиночку сформировать правительство. Но может случиться и так, что ещё одни выборы выведут ПСР в оппозицию, а Эрдоган станет политиком, зажатым в тисках ограниченных конституционных полномочий, вдобавок ещё и в оппозиции к правительству, сформированному его оппонентами.

С кем сегодня разговаривать в Турции и какое правительство будет готовить повестку переговоров на уровне глав МИД России и Турции в рамках намеченного на осень нынешнего года Совета сотрудничества высшего уровня? К тому же, по мнению руководителя анкарского Института энергетических рынков и политики Волкана Оздемира, «политическая неопределенность в Турции может затруднить реализацию газового проекта «Турецкий поток». Эксперт считает, что «первая очередь «Турецкого потока» в объеме 15,75 миллиарда кубометров все же будет реализована, но дальнейшую судьбу проекта предсказать пока трудно». Более того, как пишет специалист в области энергетики и стратегических исследований Каспия Эфган Нифти, в парламент прошли партии, которые выступают против строительства АЭС «Аккую». Так что Эрдоган сегодня — не политический триумфатор. Оппозиция будет мешать ему реализовывать масштабные проекты, связанные с сотрудничеством с Россией, не потому, что она в принципе против развития турецко-российских торгово-экономических и других отношений, а для того, чтобы лишить Эрдогана шансов на поддержку Москвы. В Турции бытует мнение о том, что Эрдоган ведет процесс к «аппаратному перевороту», после чего Турцию никогда не примут в ЕС и единственным выходом для неё станет плечо России. Но и тут не всё просто. Не случайно доцент Анкарского университета Ташансу Тюркер, рассуждая на днях о проблеме евразийской интеграции Турции, отметил, что «стране сложно решить, за Россию она или нет, поскольку она является членом НАТО».

Здесь высвечивается и особая роль Азербайджана, который еще только присматривается к политическим переменам в Турции. Президент Алиев провел встречу с Эрдоганом, на которой «было подчеркнуто успешное развитие основанных на стратегическом партнерстве дружественных и братских отношений между двумя странами в политической, экономической, энергетической, транспортной и других областях и была выражена уверенность в дальнейшем развитии связей во всех сферах». За этими словами пока ничего не стоит. В Баку состоялась также и встреча Алиева с Путиным.

Дело в том, что перед началом Европейских игр, когда Алиев активно разыгрывал «карту» TANAP, выставляя Азербайджан в качестве «чуть ли единственного альтернативного России поставщика газа в Европу», на него «неожиданно» обрушился шквал критики со стороны Запада в отношении прав человека и политических свобод в стране. Некоторые эксперты связывали это с информационными утечками из Баку относительно возможных перемен в азербайджанской внешней политике. В частности, бакинская газета «Эхо» сообщала о том, что в преддверии встреч президента Путина в Баку МИД России направил Азербайджану и Турции послание, в котором говорилось, что не стоит рассчитывать на поставки туркменского газа в Турцию по Транскаспийскому газопроводу. В свою очередь, некоторые бакинские эксперты стали утверждать, что «Путин вместо строительства трубопровода по дну Каспия будет предлагать возможности транзита туркменского газа через территорию России, или, на крайний случай, по территории Ирана в направлении Турции и стран Евросоюза». Определенным легальным, но косвенным подтверждением предложенной версии стало сообщение помощника президента РФ Юрия Ушакова о том, что Россия и Азербайджан собираются сформировать рабочую группу, целью которой станет развитие двустороннего сотрудничества в области энергетики.

Высказывалось мнение о том, что «будет заключена договоренность о присоединении Азербайджана к некоторым российско-турецким проектам», по которой страна «войдет в Евразийский экономический союз, но лишь в случае освобождения своих земель через наиболее компромиссный и удачный вариант разрешения карабахской проблемы». То есть на уровне политического подсознания азербайджанский правящий класс демонстрировал намерение осуществить в отношении России и её союзников по Евразийскому экономическому союзу сценарий, который ему не удается провести на протяжении многих лет во взаимоотношениях с Западом. Все это, видимо, давало основания директору Центра политических инноваций и технологий, политологу Мубаризу Ахмедоглу вспомнить о так называемой «оси Троцкого» — союзе большевистских Москвы и Баку с кемалистской Турцией в начале 1920-х годов. Вот что он заявил: «После распада СССР в российско-турецких отношениях возникло оживление. После прихода к власти Эрдогана в отношениях между Россией и Турцией начался новый этап возрождения, который даже сравнивали с периодом Ататюрка и Ленина. За период руководства Россией Путина с российской стороны была проведена большая работа для динамичного развития отношений с Турцией. Единственным препятствием в этом является «армянский вопрос». Под «армянским вопросом» подразумеваются темы, связанные с т.н. «геноцидом армян», оккупацией Нагорного Карабаха и «геноцидом черкесов». По его словам, «основа для решения карабахской проблемы может быть заложена в треугольнике Азербайджан — Россия — Турция», а «Россия должна взять на себя эксклюзивные обязательства по стандартизации и цивилизации позиции Армении в карабахском урегулировании».

Так выявляется любопытная тюркская «вилка» в отношении России: она, во-первых, может «спасти» Эрдогана, который якобы сменит ориентиры с ЕС на Евразийский союз, во-вторых, укрепить в Азербайджане позиции подвергающегося резкой критике со стороны Запада бакинского режима через решение по его сценарию карабахской проблемы, получая взамен некоторую коррекцию в маршруте поставок азербайджанского газа в Европу. В итоге же, как сообщают официальные российские агентства, президент Путин заявил своему азербайджанскому коллеге «о заинтересованности в расширении сотрудничества с предпринимателями Азербайджана, в том числе на продовольственном рынке», приветствуя «немалые усилия Москвы и Баку» к «диверсификации двусторонних отношений». Вот и всё.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.