В энергетическом балансе Армении необходимы структурные изменения: интервью

Повышение тарифов – вынужденная мера. Столь серьезного роста можно было бы избежать, если бы государством своевременно принимались решения относительно дисбаланса на рынке, если бы все убытки энергосистемы не ложились бы на ЭСА, если бы были проведены рыночные, справедливые реформы...

Ереван, 11 июня 2015, 07:45 — REGNUM  

Распределяющая электроэнергию в Армении компания «Электрические сети Армении» (входит в группу «ИНТЕР РАО ЕЭС») официально представилa заявку в Комиссию по регулированию общественных услуг (КРОУ) на повышение тарифов на электроэнергию, что вызвало большой общественный резонанс в обществе республики. О причинах подачи заявки и о ситуации в компании генеральный директор компании ЭСА Евгений Бибин рассказал в интервью группе журналистам.

Евгений Алексеевич, тарифы на электроэнергию в Армении не менялись с 1999 года, однако за последние два года они были повышены дважды. С чем связана необходимость очередного роста?

Вы правы, в течение 11 лет тарифы для потребителей в Армении оставались неизменными, несмотря на то, что по вполне обоснованным причинам, хотя бы по причине инфляции, затраты на обеспечение устойчивого электроснабжения страны увеличивались. Тарифы в этот период удавалось сдерживать за счет приватизации электросетей — так как частный собственник всегда заинтересован в том, чтобы снижать потери и повышать собираемость платежей, доводя их без малого до 100%. Однако за последние 3 года на работе ЭСА стали сказываться системные проблемы, никак не связанные с ее деятельностью — снижение выработки на крупных и малых ГЭС, поздний выхода из ремонта Армянской АЭС, нарушения в энергобалансе. Утвержденный регулирующей комиссией энергетический баланс этого не предусматривал. В результате ЭСА недополучила 37,6 млрд драмов запланированного дохода. Это и стало основной причиной сложившейся непростой финансовой ситуации. Нельзя сказать, что для республиканских властей и для комиссии это было новостью. Мы информировали их о сложившейся ситуации, но, к сожалению, все предпринимаемые ими меры были неэффективными.

На поставленные нами системные вопросы ответов мы не получили

Только за последние несколько месяцев при Министерстве энергетики и природных ресурсов Армении была сформирована рабочая группа, которая должна была разработать методику расчета реалистичных балансов электроэнергии. В итоге принятый и утвержденный министром энергетики документ, устанавливающий процедуры планирования структуры производства, режимов работы по своему смыслу переименован из методики в порядок. Однако он все равно не отвечает на главные вопросы: что делать при отклонении от планируемых показателей, как распределять возникающие риски и кто отвечает за финансовые потери? На поставленные нами системные вопросы ответов мы не получили.

Как вообще формируется тарифная заявка компании? В обществе говорится лишь о повышении тарифов для конечных потребителей, но ведь растут и цены на приобретаемую компанией электроэнергию у генерирующих станций.

В озвученной тарифной заявке ЭСА в 17 драм (настольно компания просит у комиссии повысить тарифы) — 7,2 драм принадлежат другим участникам энергетического рынка. 9,8 драм складываются исходя из затрат непосредственно нашей компании. Почему именно 9,8 драм? 3,7 драм это компенсация недополученного запланированного дохода, 2,6 драм — затраты, связанные с эксплуатацией комплекса электросетей (ремонтные расходы, средства на приобретение материалов для строительства, ремонта, оплаты труда), 1,5 драм — компенсация технологических потерь и электроэнергии, использованной для собственных нужд, 1,3 драм — амортизация и прибыль, то есть средства, необходимые для возврата реализованных инвестиций, и 0,7 драм — компенсация безнадежной дебиторской задолженности.

Для решения проблемы недофинансирования в электроэнергетике Армении необходимы структурные изменения

Из общих плановых затрат по энергосистеме на 2014 год в размере 158 млрд драмов, собственные затраты ЭСА составляют 52 млрд, то есть 33%, все остальное — других участников рынка. Конечные тарифы за 2013−2014 гг. в большей степени обусловлены ростом затрат в других звеньях энергосистемы. Например, за последние 2 года конечные тарифы выросли на 11,85 драм/кВтч. Только 2.51 драм/кВтч (20%) произошли из-за повышения затрат ЭСА, из которых 2.02 драмов/кВтч обусловлены включением в затраты компании компенсаций за убытки от нарушения структуры производства электроэнергии. В результате, возник дефицит в системе и его необходимо решать.

И я далеко не уверен, что решать проблемы недофинансирования в электроэнергетике страны необходимо только исключительно с помощью тарифа. Необходимы структурные изменения. Мы их предложили на рассмотрение еще год назад. Ведь тарифная система, состоящая из одноставочных тарифов, установленных в 1999 году, не претерпела с тех пор никаких изменений: нет разницы в тарифах для различных групп потребителей, классифицируемых по напряжению. По сути, к тарифам, установленным в 1999 году, автоматически добавлялась одна и та же величина. Все это дает основание сомневаться в экономической обоснованности и справедливости установленных тарифов. Мы разработали проект методики расчета тарифов конечных потребителей, учитывая мировой опыт и особенности энергосистемы Армении. Мы предложили разделить тариф для юридических лиц на тариф на электроэнергию и тариф на мощность — это позволит потребителю гарантировать, что в нужный ему момент генерирующие мощности будут в состоянии готовности произвести нужный объем энергии.

Самыми заинтересованными сторонами в снижении потерь в сетях являются ЭСА и ее собственник

Был и ряд других предложений — например, по изменению принципов оплаты за присоединение к сетям. Вместо кредитования части стоимости присоединения за счет существующих потребителей мы предложили требовать полную оплату от присоединяемых потребителей с зачислением части оплаты в качестве предоплаты за электроэнергию, которая погашается в течение нескольких лет по мере потребления. Таким образом, с одной стороны, снимается дополнительная нагрузка на тарифы и обеспечивается более справедливая оплата за присоединение, а с другой стороны, с ЭСА снимается обязанность по финансированию новых присоединений и высвобождаются ресурсы для других инвестиций. К сожалению, уже больше года наши предложения рассматриваются в КРОУ, и даже серьезного обсуждения поднятых проблем не ведется.

Министр энергетики как-то заявил, что в случае снижения потерь на 1% ЭСА смогла бы за 2 года нарастить выручку на 5,1 млрд драмов. Это реальные расчеты?

Во-первых, снижение коммерческих потерь не может привести к увеличению потребления электроэнергии в полном объеме, так как уличенный в краже потребитель не будет использовать электроэнергию в том же объеме, в каком потреблял ранее. В данном случае ежегодное снижение потерь на 1% может принести компании дополнительные 1,4 млрд драмов. Еще один крайне важный факт — потери, которые выше установленного КРОУ допустимого уровня, не включаются в конечный тариф и не ложатся грузом на потребителя, эти расходы берет на себя компания и акционер. Установленная комиссией планка технологических потерь составляет 11,2%. Фактические потери в 2014 году составили 12,83%. Разница между фактом и нормативом (фактическое превышение) в тарифе не учитывается. В этом году мы планируем снизить процент потерь до 12,4%. Следовательно, самыми заинтересованными сторонами в снижении потерь являются ЭСА и ее собственник. Компания сегодня разработала пятилетнюю программу, где все эти мероприятия учтены. Реализация этих мероприятий общей стоимостью в 48,2 млрд драмов даст нам снижение потерь на 1,8%.

В числе критики компании неэффективность эксплуатационных расходов. В частности, наиболее обсуждаемой темой является вопрос об аренде движимого и недвижимого имущества.

При подаче заявки в регулирующую комиссию мы рассчитывали на обсуждение тем, связанных со сложившейся ситуацией системного дисбаланса во всем энергетическом секторе Армении. Однако сегодня мы видим, что обсуждения в подавляющем большинстве скатилось к теме аренды машин, недвижимости и т.д. Мы крайне обеспокоены складывающейся в результате обсуждений ситуацией. Ведь, по сути, обсуждается то, что в тарифе либо вообще не учитывается, либо составляет не более одного процента! А о системных проблемах опять умалчивается, опять никто не хочет ничего менять.

По аренде помещений — 98% затрат на аренду помещений связаны с арендой сбытовых участков либо помещений для других технологических нужд. Ведь после приватизации компании она была лишена необходимой недвижимости, а вот если бы мы приняли решение о приобретении необходимой недвижимости, то нужно было бы изыскать дополнительно, по нашей оценке 7,6 млрд драмов и это привело бы к нагрузке на тариф в размере 0,4 драм/кВтч. Мы же этого не делаем, изыскивая для потребителей более эффективные варианты.

По аренде машин-механизмов, необходимых для работы электросетей, отмечу, что в компании насчитывается 601 единица машин-механизмов, из которых 544 являются собственностью компании, а 57 арендованы. В то же время анализ свидетельствует, что в компании наблюдается дефицит машин-механизмов приблизительно в 50%. Иными словами, в похожих зарубежных компаниях автомобильной техники в два раза больше. Но мы вынуждены максимально использовать существующие резервы, хотя это и не всегда правильно — это ведет к повышенному износу техники. Что касается расходов автомобилей управленцев, то они сегодня не включены в тариф и не будут включены в тариф следующего года. Даже если бы это вдруг произошло, нагрузка на тариф не превысила бы 0,1%.

Общественность интересует также ситуация с кредитным портфелем компании.

До появления финансовых проблем у компании был свой кредитный портфель, который в значительной части был использован на реализацию наших инвестиционных проектов. Из общей суммы инвестиций в $300 млн половина была профинансирована за счет долгосрочных кредитов. Но в последние годы по независящим от нас причинам — из-за роста стоимости покупаемой нами электроэнергии, что, в свою очередь, произошло из-за разбалансировки энергосистемы — образовались кассовые разрывы. При этом государство не принимало никаких экстренных мер по выправлению ситуации. Решать же проблемы за счет материнской компании означало бы, что российская компания финансово поддерживала бы весь армянский рынок электроэнергии, причем безвозмездно. Это не есть бинес-подход.

Решать же проблемы за счет материнской компании означало бы, что российская компания финансово поддерживала бы весь армянский рынок электроэнергии, причем безвозмездно

Поэтому очевидно, что менеджеры «Интер РАО” и крупнейший международный аудитор «Ernst & Young”, рассматривая итоговые экономические показатели «Электросетей Армении” как коммерческой бизнес-единицы, сделали вывод, что компания идет к дефолту. И собственник, обнаружив неблагоприятно складывающуюся ситуацию, наложил запрет на привлечение новых кредитных ресурсов, которые вследствие высокой процентной ставки привели бы к дальнейшим убыткам компании. При этом все наши неоднократные на протяжении последних пары лет обращения к правительству Армении, к регулятору о невозможности дальнейшего покрытия возникающих дефицитов оставались без ответа.

Все время говорится о долгах компании, а самой ЭСА кто-либо задолжал?

Этот вопрос также является важной составляющей при решении кредитных обязательств компании. Общая задолженность потребителей составляет 9,8 млрд драмов, для нас одним из самых проблемных вопросов является возвращение задолженности заводов «Наирит” и «Ванадзор Химпром” в сумме 2,5 млрд драмов. В числе крупных наших должников и компания Glendale Hills. 30% из этой суммы задолжало население.

И опять-таки, мы давно призываем правительство к системному решению проблемы задолженности за электроэнергию, предлагаем меры, аналогичные принятым в других странах, в том числе по существенному увеличению штрафов и неотвратимости наказания неплательщиков. Но и в этом вопросе серьезного движения пока не наблюдается. В результате, из-за возникших финансовых проблем компания испытывает острый недостаток финансовых средств для выполнения своей инвестиционной программы. Для восполнения финансового дефицита мы вынуждены были привлечь банковские кредиты с довольно высокими процентными ставками. Еще в 2012 году долговые обязательства компании составляли примерно 60% от капитала, что считается нормальным и обеспечивало устойчивую работу компании. Из-за необходимости привлечения дополнительных кредитов для покрытия образовавшихся в последнее время убытков, обязательства компании на конец первого квартала 2015 года достигли 82 млрд драмов, что сопоставимо со стоимостью 100% активов компании. Естественно, в этих условиях привлечение новых кредитов стало практически невозможным. Соотношение долга компании к EBITDA (основной показатель, по которому определяется финансовая устойчивость компании) у ЭСА более 10/1, хотя нормальным считается не более 3. Выводы делайте сами.

Повышение тарифа повлечет за собой ухудшение положения социального необеспеченных слоев населения. Как бы вы прокомментировали это?

Здесь важно понять, что повышение тарифов — это вынужденная мера. Конечно, столь серьезного роста можно было бы избежать, если бы государством своевременно принимались решения относительно небаланса на рынке. Если бы была изменена система, при которой все убытки за небаланс ложатся на ЭСА. Иными словами, если бы правительство провело в этом сегменте рыночные, справедливые преобразования. Но, увы, как мы не просили этого сделать, все осталось, как и было, в результате чего в энергетике сформировались огромные долги. И в нынешней ситуации только тарифные решения могут дать надежду на то, что в электроэнергетике не случится «провал» по надежности.

В нынешней ситуации только тарифные решения могут дать надежду на то, что в электроэнергетике Армении не случится «провал» по надежности

И тем не менее, в разных странах существуют разные варианты социальной защиты малоимущего населения, и как раз задача государства их внедрять, например, посредством выделения субсидий или других механизмов. Изобретать велосипед здесь не нужно.

Наша компания сегодня по мере возможностей реализует социальные программы, направленные на поддержание социально необеспеченных слоев населения Армении. Хочу заметить, что в рамках социальной программы ЭСА с 2007 года ежегодно выделяется на полное или частичное освобождение отдельных потребителей от оплаты электроэнергии более 50 млн драмов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
В Калужской области скончался беженец с Донбасса, которому не дали убежища
NB!
30.04.17
Неделя в НХЛ: полуфинал Кубка Стэнли — в самом разгаре
NB!
30.04.17
«Спартак» второй раз в сезоне обыграл ЦСКА
NB!
30.04.17
Как Данияр Акишев управляет Национальным банком Казахстана
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
«По закону» или «по понятиям»: как Великобритания уходит из ЕС
NB!
30.04.17
Ватикан напоминает Баку: Азербайджан – древняя страна христианства
NB!
30.04.17
«Жизнь Чернышевского». Вторая серия
NB!
30.04.17
Апология Германии: преступление, позор, покаяние
NB!
30.04.17
Тони Блэр: Тереза Мэй скрывает реальные последствия Brexit
NB!
30.04.17
Политическая рулетка распоясавшихся игроманов
NB!
30.04.17
Шоу для юного зрителя: Украинские ракеты «Ольха» и «Гром-2»
NB!
30.04.17
El País: «В Москве выселят 1,6 миллиона человек»
NB!
30.04.17
Соцопрос: Ни Макрон, ни Ле Пен не смогут объединить французов
NB!
30.04.17
Как польские подростки разгромили немецкое кладбище
NB!
30.04.17
Афганские банды — результат 16-летней оккупации этой страны США
NB!
30.04.17
Экономика: как очистить данные от эмоций
NB!
30.04.17
Как Макрон притворится президентом?
NB!
30.04.17
Динамичный триллер: по пути в Европу Украине скучать не приходится
NB!
30.04.17
Выборы во Франции: «я его слепила из того, что было»