Бремя выбора: железные дороги на Кавказе, Южная Осетия и Нагорный Карабах

Уроки коммерции

Модест Колеров, 8 июня 2015, 19:16 — REGNUM  

Строительство железной дороги из Армении в Иран не имеет коммерческого смысла и потому неэффективно. Так оценил её перспективы президент ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин. «Это как прорубить в стене окно в никуда: в стену соседнего дома», — сказал он. Это действительно так: сквозное движение из Ирана через Армению, Грузию и Абхазию в Россию — политическая и, следовательно, экономическая утопия. А иные масштабы делают коммерческое использование дороги невозможным.

Достаточно ли коммерческих факторов для полной оценки смысла железной дороги? Никакого ближайшего коммерческого смысла никогда не имели самые крупные железнодорожные проекты в центральной и восточной части Евразии — ни дорога Берлин — Багдад, ни Транссибирская магистраль, ни Турксиб. Инфраструктурные расходы всегда диаметрально противоположны простой коммерции. Вопрос только в том, кто и зачем будет возлагать на себя эти убытки, прибыли от которых получат совсем другие, много позже — и не поделятся ими. Крупные коммуникационные проекты в нашей малонаселённой или труднопреодолимой местности всегда — дело больших государств или больших спекулятивных схем. Ими движет некоммерческий пафос. Хочет Китай привязать к себе свой Синьцзян — строит дорогу, хочет обезопасить его от Центральной Азии АфПака и Туркестана — строит «Шёлковый путь», замыкая его на Каспии. Хотел бы Иран превратить Армению в свой протекторат — сам финансировал бы строительство дороги, выбирая проекты, уже оцененные в суммы от двух до четырёх миллиардов долларов, то есть не считаясь с коммерцией.

Урок проекта дороги Армения — Иран состоит не в бухгалтерской азбуке, результат изучения которой был ясен изначально. Он состоит в том, что на Кавказе, в непосредственной связи с интересами безопасности России и её союзников, есть как минимум два локальных коммуникационных проекта, коммерческий смысл которых никогда не будет достаточным для их рыночной «эффективности», поскольку их эффективность состоит не в достижении прибыли, а в сокращении расходов на поддержание безопасности.

Первый из них — железная дорога из России в Южную Осетию Алагир — Цхинвал, например, вдоль уже проложенного газопровода.

Второй — железная дорога из Армении в Нагорный Карабах Горис — Степанакерт.

Кто оплатит их строительство? Видимо, тот, кто заинтересован в результате: необратимом сохранении Южной Осетии от геноцида и вечных интересах России на Кавказе; необратимом сохранении государственности Нагорного Карабаха и связанных с нею вечных интересах тех, кто хочет жить и развиваться на Кавказе независимого от того, до каких пределов дойдёт истребительная волна «Исламского государства» или что там будет потом.

Решение в любом случае не будет иметь коммерческого смысла.

Читайте развитие сюжета: Зачем Россия отдаёт Грузии свои границы с Абхазией и Южной Осетией?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail