Случай Варвары Карауловой – должна ли РФ добиваться ее депортации?

На этот вопрос 7 июня в эфире ток-шоу НТВ «Список Норкина» отвечали известные политологи Максим Шевченко, Сергей Кургинян и Борис Надеждин

Москва, 8 июня 2015, 16:48 — REGNUM  Максим Шевченко: в действиях Варвары Карауловой состава преступления, с точки зрения Российской Федерации, нет: «Я как член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте Российской Федерации выношу свою экспертную оценку. В её действиях: отъезде в Турцию, пребывании на территории Турции, абсолютно законном, состава преступления, с точки зрения Российской Федерации, нету ни малейшего. То, что она хотела вступить в ИГИЛ, это еще надо доказать, между прочим. Потому что никаких ее постов, никаких ее заявлений на эту тему в соцсетях нет».

Сергей Кургинян: Варвара Караулова сейчас задержана за нелегальное прохождение границы и может надолго остаться в турецкой тюрьме. Мы должны добиваться депортации: «Что лучше: если мы ее депортируем в Россию, или она останется в турецкой тюрьме? Если она задержана за нелегальное прохождение границы и все прочее, она останется в турецкой тюрьме. И, между прочим, довольно долго. Если мы сейчас каким-то образом потребуем ее депортации в Россию, мы тем самым спасем ее или погубим? Вопрос заключается не в этом, что мы ее должны посадить немедленно в другую тюрьму. Но депортации мы должны добиваться или нет? Вы понимаете, что это значит? Вы понимаете, что значит это для родителей?»

Борис Надеждин: уголовный кодекс России предусматривает наказание за участие в террористической организации и Варвара Караулова может получить от 5 до 10 лет: «В Уголовный кодекс России в последние годы было вставлено две статьи: 205-я, часть 4 „Участие в террористической организации“ — участие, не совершение терактов, и 208-я — „Участие в незаконном вооруженном формировании“. То есть теперь для того, чтобы был состав необязательно что-то делать, стрелять или совершать теракты. Достаточно участвовать… Если она сознательно, преодолев столько трудностей, дошла до границы Сирии, она на вопрос следователя „Вы участвовали?“, скажет: „Да, участвовала. Да, хотела, участвовала. Хотела, и всё“… Ответ — от 5 до 10 лет. Точка. За участие».



Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.