Юрий Прокофьев: Мы движемся в точку распада... Если не будет смены элиты

Интервью Юрия Анатольевича Прокофьева — члена Политбюро ЦК КПСС (1990-1991), члена ЦК КПСС (1990-1991), 1-го секретаря Московского городского комитета КПСС (1989-1991)

Максим Шалыгин, 8 июня 2015, 12:01 — REGNUM  

ИА REGNUM: Буквально совсем недавно прозвучала идея о необходимости проведения «Перестройки-2». Фонд (экс-президента СССР) Михаила Горбачева и Институт (экс-вице-премьера, экс-министра финансов России) Алексея Кудрина заявили совместный доклад: Больше демократии в обществе, меньше централизации власти, отказ от конфронтации с Западом и так далее.

Я по этому поводу могу сказать только одно. Перестройка, которую начал Горбачев — не кончилась. Она продолжается и сегодня. И чем ещё закончится — неизвестно. Вот, Горбачёв начал перестройку. Ельцин продолжил её своими методами, сейчас Путин тоже в какой-то мере её продолжает.

ИА REGNUM: Но ведь считается, что Перестройка завершилась с развалом Советского Союза?

Вы понимаете, в чём дело. Если бы Советский Союз просто распался и не было бы расстрела парламента в 1993 году — в России сохранилась бы советская власть, сохранилась бы парламентская республика — тогда можно было бы сказать, что Перестройка завершилась распадом СССР. Но ведь после отделения союзных республик распад продолжился уже внутри самой России. Была аморфная огромная территория, ничем не связанная. Где собирались делать Уральскую республику, где готовились делать Поволжскую республику, а про Дальний Восток вообще центр забыл. До прихода Путина.

ИА REGNUM: Можно ли тогда говорить о том, что президент Путин приостановил распад страны, но не отменил его?

Можно сказать об этом. Но распад сейчас менее вероятен. И он произойдёт только при экономическом коллапсе. Мы на грани. Мы живём в условиях мирового не только экономического, но и духовного кризисов.

Я не предлагаю опустить «железный занавес». Но свести к минимуму влияние транснациональных корпораций — необходимо. До минимума сократить влияние мировой финансовой системы на процессы, которые происходят в нашей стране. Привязанность к доллару. Привязанность к Федеральной резервной системе США. У нас нет национально самостоятельного Центрального банка.

Вот только пошёл разговор об импортозамещении. Пока он идёт только в области продовольствия и оборонки. По всем остальным отраслям… Ну, вот, о лекарствах начали говорить. Но ведь необходима новая индустриализация России. Без собственного станкостроения, выпуска отечественного оборудования — мы из этой дыры никогда не вылезем.

ИА REGNUM: Простите, но для проведения ускоренной индустриализации необходимо вспоминать методы Сталина.

Вы знаете, совсем не обязательно. Кроме административных методов, существуют и экономические. Например, почему для всех отраслей промышленности существует одинаковый налог на прибыль? Почему бы его не сделать «подвижным» в зависимости от вида экономической деятельности? Взять базовые отрасли, которые «тянут» за собой всё остальное. Вот, автомобили. Мы сейчас собираем чужие. Но автомобильная промышленность — это металл, электрика, электроника, стекло, резино-технические изделия. Авиационная промышленность. Особенно актуальна для нашей огромной страны — так называемая малая авиация, которой у нас сегодня просто нет. Снять, скажем, налог на добавленную стоимость. Или на год-два отменить налог на прибыль в том случае, если вся прибыль будет направляться на развитие производства.

ИА REGNUM: Правительство Гайдара в своё время отменило обязательные отчисления на модернизацию производства, что было нормой для советской экономики.

Ну так восстановить нужно. Но ведь не делается. Поэтому, все эти разговоры об импортозамещении, уменьшении западного влияния — так разговорами и останутся. Для того, чтобы быть по-настоящему суверенной страной, необходимо иметь своё собственное машиностроение и приборостроение. Необходимо поднимать престиж инженерной профессии. Пропаганда инженерной профессии. У нас сегодня шоу-бизнес забил все телеэкраны. А более-менее приличные телепередачи, которые как-то могут повлиять — идут, как правило, ночью. Когда их мало кто смотрит. Это же элементарная работа.

Если говорить по большому счёту — в стране нужна идеология. А в Конституции у нас записано, что государственной идеологии у нас нет.

ИА REGNUM: Но ведь это было принято в ответ коммунистическую идеологию и шестую статью советской Конституции о руководящей и направляющей роли КПСС.

Самое главное — в стране нет никакой идеологии. Я вам расскажу историю. Несколько лет назад я как-то встречался с одним из заместителей председателя исполкома «Единой России». Хорошо посидели. Поговорили. Я ему говорю: «Понимаешь, ни черта у вас не получится. Ведь для того, чтобы партия существовала и развивалась — надо, чтобы у партии была идеология. А у вас её нет». И что он мне ответил? Дословно: «Чтобы президентская партия имела идеологию, надо знать какая идеология у президента. А мы не знаем».

Вы понимаете, я считаю, что история неразрывна. Вначале было: «За Русь великую!», «За веру православную!». Потом «За веру, царя и Отечество!», «За Родину, за Сталина!», «Вперёд, к победе коммунизма!». А сейчас — к чему призываем, куда идём? Наш народ, скажем так, очень идеологичен. Без идеологии, без промысла высшего — существовать не может.

ИА REGNUM: До 1991 года была большая страна и идеология. Почему тогда не получилось? Почему всё рухнуло? Сегодня принято говорить, что Советский Союз был обречён.

Совсем нет. Многое можно было поправить. В экономике, например, надо было отказаться от сверхпланирования. Что я имею в виду. Нельзя было планировать производство, скажем, прищепок или булавок по всей стране. Почему-то сегодня не вспоминают, что при Сталине существовали производственные кооперативы, которые делали всю мелочевку и быстро реагировали на изменение спроса. Но потом загнали всё это в местную промышленность, стали жестко планировать. Невозможно подсчитать по стране все потребности и спланировать работу производств. Планирование должно было быть базовых отраслей промышленности, а не зубных щёток и мыльниц. Изменить структуру экономики.

ИА REGNUM: На это тоже сегодня есть ответ — партия давила инициативу.

Давайте разбираться. В моё время КПСС уже не была идеологической организацией, а системой управления страной. Вот я работал секретарём райкома партии в Куйбышевском районе Москвы — 54 промышленных, 20 строительных и 15 транспортных предприятий, около 10 научных институтов. У меня на стене в кабинете — 6 метров длиной «простыни» — показатели по всем предприятиям. Вникал во все производственные детали.

ИА REGNUM: Но ведь параллельно существовали районные исполнительные комитеты — райисполкомы.

А они занимались ЖКХ, уборкой и благоустройством территории, торговлей, местным транспортом, строительством. То есть тем, что непосредственно необходимо населению. Но промышленность, наука, транспорт — всегда были в ведении райкомов партии. Правильно это было или нет — но такая система существовала. И когда партии запретили участие в управлении страной, эти функции не передали местным властям. Просто потеряли, уничтожили. Можно ведь было всё сделать по-другому.

ИА REGNUM: Почему тогда этого не произошло? Некомпетентность? Безграмотность? Или — просто не захотели заниматься вопросами?

Наверное, и то, и другое, и третье. Не хотели — потому что привыкли, остановились, всё хорошо и стабильно — зачем менять. В значительной мере были неучами. Когда стало понятно, что будем жить в рынке, я как-то собрал около 25 директоров крупных предприятий. Они сказали, что ничего не получится, мы не умеем, не знаем. Задал простой вопрос — что такое производительность труда. Половина директоров перепутала производительность с интенсивностью труда. И только треть смогли мне рассказать из чего складывается себестоимость продукции. Никто же не готовил руководство предприятий к рынку.

ИА REGNUM: Но, тогда, это и ваша вина тоже, как члена Политбюро?

Конечно. Хотя, если говорить о Перестройке, мне трудно до сих пор сказать, что это было. Я как-то напрямую сказал Горбачёву: «Не понимаю ваши действия. Вы хоть объясните, какие цели вы ставите, какие задачи решаете». Он промолчал. Раньше я думал, что Перестройка была стихийным и непродуманным мероприятием. Но вот как можно поверить в стихийность, когда в стране с плановым хозяйством одновременно закрывают на профилактику четыре табачных фабрики? В ответ — табачные бунты. В то же время закрывают предприятия по выпуску моющих средств под предлогом нарушения экологии. Страна была полностью обеспечена мясом птицы. И вдруг разом закрывают все предприятия по производству шорта — добавок в корм птицы. Птицы стали дохнуть, птицепром пошёл под конец. Кооперативы. Когда их начали создавать, 80% по Москве были производственными. Потом приняли закон о кооперативах, разрешили обналичку, и производственных осталось только 10%, остальные — купи-продай.

ИА REGNUM: Затем Гавриил Попов останавливает на выезде в Москву рефрижераторы с продуктами, провоцируя недовольство среди населения.

И даже не скрывает этого. Он открыто говорил, что надо сделать всё, чтобы население возмутилось действиями руководства страны. Затем все эти реформы. И, вот, как это вся эта квазилиберальная экономическая политика началась в Перестройку, так она и продолжается до сих пор. Если государство не изменит свою экономическую политику… Я считаю, что обвал рубля был выгоден нашим экспорто-производящим олигархам. Дали деньги банкам, но ничего не вложили в промышленность.

ИА REGNUM: То есть Перестройка продолжается и мы движемся в точку распада?

Конечно. Если не будет смены руководящей элиты. По-настоящему. И если не будет изменён подход к формированию кадров. И если руководство страны не изменит экономическую политику. …Ведь среди руководства есть самые настоящие вредители. Говорим об импортозамещении и одновременно пытаемся поднять сельхозналог. Хорошо, что не прошло. Ведь это сознательно было сделано. Не потому, что кто-то кому-то заплатил. Просто все эти мифы о либеральной рыночной экономике за 25 лет крепко засели в мозгах. Думаю, что президенту Путину надо чётко заявить о том, что рынок должен быть регулируемым. И что государство не только не отказывается от рычагов влияния на рынок, но и будет усиливать их применение. Если мы говорим о возрождении страны, то должно быть планирование. Каким отраслям мы обеспечиваем преференции, чтобы они «вытянули» всю остальную экономику. И не только в нефтегазовом секторе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.05.17
Голливуд: боссы против звезды. Как одного бунтаря заказали киллерам
NB!
24.05.17
«Фатимские пророчества»: папа римский и преобразование России
NB!
24.05.17
Эрдогану не удалось «договориться» с Трампом
NB!
24.05.17
Детективно-дефективный авторынок Украины
NB!
24.05.17
Новгородский аэропорт: реальный проект или маловероятный «прожект»?
NB!
24.05.17
Фашизм как «лекарство от социализма»? Не работало и не работает
NB!
24.05.17
США: «Русский след» пока не нашли, зато нашелся «агент Кремля»
NB!
24.05.17
Против самоубийств: Госдума поборется со смертельными играми
NB!
24.05.17
Грызня и пиар: зачем ограничили русский язык на телевидении Украины
NB!
23.05.17
«Трамп давит на ОПЕК в интересах нефтяников США»
NB!
23.05.17
Военно-стратегический пат Украины
NB!
23.05.17
Закавказье без войн и конфликтов – цель, достижимая только вместе с Россией
NB!
23.05.17
«Собянизация» Москвы: ничего нового
NB!
23.05.17
«Американцы ведут себя как жандармы»
NB!
23.05.17
Закарпатье: «инцидент венгерской ирреденты»
NB!
23.05.17
ФАС возбудила дела против Hewlett-Packard и Lenovo
NB!
23.05.17
Странные имена боевых систем: с подкруткой для шпиона
NB!
23.05.17
Путь и пояс – объединение ко всеобщему благу и китайской прибыли
NB!
23.05.17
Святитель Николай Чудотворец как точка сборки Востока и Запада
NB!
23.05.17
Католики Франции поддержали Макрона, но Ле Пен это не отменяет
NB!
23.05.17
«Два высокопоставленных чиновника пошли против Трампа»
NB!
23.05.17
Борьба за пост свердловского губернатора: выборы или имитация