Зачем Ближнему Востоку понадобилась Тридцатилетняя война?

Чего же нам ждать сейчас, особенно с учётом того, что на Ближнем Востоке так и не сформировались национальные государства в европейском понимании данного термина? Каковы перспективы повсеместного отката к трайбализму?

Саркис Цатурян, 3 июня 2015, 13:16 — REGNUM  

Ближний Восток испытывает родовые муки. Речь идёт о появлении нового баланса сил в регионе, который сегодня всё больше напоминает Европу эпохи Тридцатилетней войны. Разница состоит в том, что тогда решалась судьба немцев, а теперь в эпицентре землетрясения оказались арабы. Суннитские монархии Персидского залива с некоторыми оговорками вписываются в аналогию с Габсбургами, переживающими феодальные распри, а США походят на Францию, где господствует кардинал Ришелье, действующий под сенью королевской короны Людовика XIII. Иран, подпитывающий шиитские сети на Аравийском полуострове, выступает в роли Швеции, которая в своё время превратила протестантизм во внешнеполитическое кредо. Очевидно, что потрясения арабо-мусульманского мира не затянутся на десятилетия — четыре столетия назад в распоряжении государств не было интернета, телевидения и спутниковой связи, ускоряющих ход событий. За последние четыре года регион уже преобразился до неузнаваемости. Во-первых, Иран предвкушает скорую экономическую и энергетическую эмансипацию, готовясь избавиться от международных санкций. Исламская республика способна удивлять. Если раньше иранцы присматривались к Трансанатолийскому газопроводу (TANAP), то теперь директор по международным связям Иранской национальной газовой компании (NIGC) Азизоллах Рамазани изучает вероятность использования «Турецкого потока» для поставок своего газа в Евросоюз. «У России и Ирана могут быть общие поля деятельности. Можно делиться опытом и технологиями. Например, в области транспортировки газа. А в будущем, возможно, иранские и российские газопроводы в Европу смогут объединиться», — признался Рамазани. Во-вторых, Ирак, Сирия, Ливия и Йемен фактически разделены на части. В этом контексте Большой Курдистан, претендующий на части Сирии, Ирака, Ирана и Турции, напоминает Пруссию, возникшую на обломках империи Габсбургов.

Как доказывает история, масштабные конфликты рушат не только границы, но и дают начало новым принципам международных отношений. В 1648 году таковым был объявлен «национальный интерес». Чего же нам ждать сейчас, особенно с учётом того, что на Ближнем Востоке так и не сформировались национальные государства в европейском понимании данного термина? Каковы перспективы повсеместного отката к трайбализму?

Ответы на эти и многие другие вопросы будут даны в Египте, от которого по-прежнему зависит будущее региона. Каир — последняя столица Арабского халифата, которая демонстрирует относительную стабильность. Дамаск и Багдад давно превратились в осаждённые крепости. Президент Абдель-Фаттах ас-Сиси понимает всю сложность ситуации, призывая преподавателей Университета аль-Азхар провести «религиозную революцию». «Вы, имамы, несёте ответственность перед Аллахом. Весь мир ждёт вашего следующего слова, поскольку наша страна разрывается на части», — цитирует ас-Сиси агентство Reuters. Пока священнослужители раздумывают о судьбах ислама, Каир направляет заявку о создании зоны свободной торговли с ЕАЭС. Причем решение Египта не кажется экзотическим. Союзный Эр-Рияд занят гражданской войной в Йемене, пытаясь «задавить» хуситов бомбардировками, а Тель-Авив, который ранее пользовался негласной поддержкой Хосни Мубарака, обеспокоен миростроительством с Палестиной. Объявив о своем согласии на создание палестинского государства, премьер-министр Биньямин Нетаньяху выводит Израиль на более перспективные позиции, лишая США монополии в урегулировании арабо-израильского конфликта. Ведь израильтяне попросили посредничества у Берлина, а не у Вашингтона. В интервью израильскому «Каналу 2» президент Барак Обама обвинил Нетаньяху в подрыве доверия к еврейскому государству. «Думаю, после этого (последних выборов) в своих заявлениях он говорил о возможности существования палестинского государства, но было столько оговорок, столько условий, что было бы нереалистично думать об их выполнении в ближайшее время. Опасность здесь в том, что Израиль в целом может потерять доверие», — уверен глава государства. Несмотря на риторику Белого дома, США сами подталкивают Израиль к маневрированию на палестинском направлении при помощи того, что просто закрывают глаза на гражданскую войну в Йемене. Ослабляя Саудовскую Аравию на восточных рубежах, американцы выводят в авангард Иран, что не может устраивать израильтян. Не исключено, что в этом контексте диалог с Рамаллой направлен на сближение Тель-Авива с суннитскими столицами Персидского залива.

Свои коррективы в формирование как политических, так и этнических границ в восточном Средиземноморье вносит и «Исламское государство Ирака и Леванта». Достаточно вспомнить о беженцах из северной Сирии, а также о намерении «халифа» очистить Аравийский полуостров от шиитов. Сторонним наблюдателям может показаться, что предводитель террористов льёт воду на мельницу Саудовской Аравии, но взрывы в шиитских мечетях на востоке королевства говорят о противоположной реальности: ИГИЛ фактически переносит шиито-суннитскую вражду внутрь королевства, пытаясь отторгнуть от Эр-Рияда нефтеносную Восточную провинцию, населённую шиитами и исмаилитами. Аль-Багдади старается подчеркнуть свою независимость, называя королевскую семью «сторожевыми псами Запада и Израиля». «Троны тиранов должны быть сожжены», — недвусмысленно говорится в 13-минутном ролике «Исламского государства», подробности которого раскрывает Reuters.

Турецкое издание Birgün не выдержало подобного рода «откровений», объявив о том, что «ИГИЛ было продуктом США, а падение Мосула и Эр-Рамади — спланированным сценарием». Причём автор статьи Ибрахим Варлы ссылается на доклад американской военной разведки (DIA — Defense Intelligence Agency). В этом документе, датированном августом 2012 года, Пентагон «прогнозирует вероятность того, что, объединив другие организации, „Исламское государство Ирак“ может объявить „Исламское государство“ в Ираке и Сирии и провозгласить или де-факто создать салафитский эмират в Восточной Сирии». Удивление у автора вызывает и плачевный сценарий по Мосулу и Эр-Рамади, о захвате которых было написано в документе ещё три года назад. «В прошлом году примерно в это же время кучка боевиков ИГИЛ захватила Мосул. Паническое бегство иракской армии вызвало недоумение во всем мире. Несколько недель назад похожим образом пал Эр-Рамади. После этого США и Ирак обвинили друг друга, а Россия и Иран — США. Отчет DIA, взаимные заявления сторон, региональные интересы США и новости с полей наводят на мысль о том, что приобретения ИГИЛ не просто не неугодны, а желательны для США», — пишет Варлы.

«Тридцатилетняя война» на Ближнем Востоке продолжается. Край этой борьбы пока находится за горизонтом. Одно можно констатировать точно: на наших глазах рождается новый мир, где сила заменяет право, а интересы стоят выше союзнического долга.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.