Азербайджан разыгрывает с Арменией «футбольную дипломатию»

Следующими элементами региональной стратегии Баку должны стать шаги, направленные на поиск точек соприкосновения с Ереваном и Степанакертом

Станислав Тарасов, 1 июня 2015, 16:00 — REGNUM  

Йозеф Блаттер, возглавляющий FIFA с 1998 года, переизбран на пятый срок. Это мероприятие, касающееся главным образом спортивной общественности, было политизировано, когда американский суд выдвинул официальное обвинение в отношении девяти чиновников FIFA и пяти руководителей компаний, подозревая их в коррупции и отмывании денег. Удар наносился по Блаттеру, чтобы он либо снял свою кандидатуру, либо потерпел поражение на выборах в Цюрихе. Поэтому голосование стало своеобразным тестом на влияние США. Победу швейцарцу принесла абсолютная поддержка Африки и значительной части Азии. Но в Закавказье не это стало главной футбольной и вообще спортивной сенсацией. И вот почему.

«Очень интересно, приемы, использующиеся в политике, стали с легкостью применяться и в спорте, — прокомментировал событие заместитель руководителя администрации президента Азербайджана, заведующий отделом внешних связей Новруз Мамедов в Twitter. — Так как было тайное голосование, видимо, голоса отдавались не только за Блаттера, это был знак протеста против США и Европы». Любопытно, что руководители футбольных федераций Азербайджана и Армении на конгрессе в Цюрихе оказались в одном лагере, что, кстати, в Баку было воспринято в качестве многозначительного акта. Бакинское информагентство Нaqqin. az объясняет действия Азербайджана тем, что «между Баку и Западом уже некоторое время заметна напряженная ситуация». Голосование же Армении можно объяснить, прежде всего, её собственной позицией, и частично солидарностью с Россией, которая выступила за Блаттера. Но Нaqqin. az из выборов в Цюрихе по кандидатуре президента FIFA, спортивной организации, попыталось обобщить ситуацию в политическом ключе. Издание сделало переход и заявило, что Ереван «рассматривает вопрос о вступлении Азербайджана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), даже не задумываясь о том, захочет ли Баку подписать какой-либо документ, а если и захочет, то на каких условиях». Это прогноз относительно действий Армении в случае, если Баку подаст заявку на вступление в ЕАЭС.

Нам, правда, не известно ни одно из публичных заявлений Еревана по этому поводу. Нaqqin. az со своей стороны ссылается на премьер-министра Армении Овика Абрамяна, который выдвинул инициативу о присоединении Ирана к зоне свободной торговли ЕАЭС. Затем бакинский портал уже со ссылкой на неназванные армянские СМИ утверждает, будто «Ереван не исключает, что следующей страной, которая возжелает присоединиться к ЕАЭС, станет Азербайджан». При этом выстраивается интрига: упоминая в контексте евразийской интеграции Иран, «Армения пытается придумать противовес вероятному присоединению Баку». Допустим, что так. Но какое отношение эта придуманная «армянская интрига» имеет к Азербайджану, который, во-первых, не получал официального приглашения на вступление в Евразийский экономический союз, хотя в бакинских СМИ и циркулировали слухи со ссылкой на президента Белоруссии Александра Лукашенко, что «Владимир Путин якобы официально пригласил президента Азербайджана Ильхама Алиева вступить в ЕАЭС». Во-вторых, Баку не раз на самых высоких официальных уровнях заявлял, что относит к ЕАЭС к разряду «блока», не намерен участвовать в интеграционных проектах в Евразии, хотя ранее лоббировал их, но только в формате ГУАМ.

Определенная ясность в этом вопросе появилась в ходе недавнего визита главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова в Москву, когда он заявил следующее: «В ЕАЭС очень большую роль играет Таможенный союз. Но наличие оккупированных территорий не позволяет нам сосуществовать в ТС вместе с Арменией». При этом он не исключил возможность участия Баку в этой организации, «если Ереван выведет свои войска, откроются границы, будет нормализована ситуация, появится экономическая составляющая между Арменией и Азербайджаном. Как говорится, «никогда не говори никогда». Баку, в отличие от Евросоюза, который предъявляет ему разного рода претензии, демонстрирует в отношении ЕАЭС «исключительность», выставляя свои условия, тогда как в принципе всё должно быть с точностью до наоборот. Армянское издание Lragir считает, что ранее Мамедъяров действовал более грамотно, заявляя о готовности предоставить Карабаху «самую высокую степень автономии». Это предполагало в первую очередь налаживание диалога между Баку и Степанакертом. Однако, судя по всему, этот сценарий оказался «неприемлемым практически для всех политических сил Азербайджана», что ещё более укрепляет необратимость тенденции формирования самостоятельной карабахской государственности.

В то же время в Баку, видимо, понимают, что вступление Армении в ЕАЭС наряду с её членством в ОДКБ заметно меняет региональную конъюнктуру. Первое. Не стоит забывать, что после упразднения российских военных баз в Грузии и в Азербайджане Армения оказалась единственной страной, позволившей России сохранить свое военное присутствие в регионе. Второе. В отличие от Азербайджана, который «приватизировал» историю Ирана, Ереван сохранил прекрасные возможности расширить транспортные или коммуникационные проекты в формате Евразийского союза с потенцией выхода в Персидский залив. Как считает иранское издание Iras, «Тегеран, войдя в ЕАЭС, может стать не только ключевой естественно интегрированной в Евразию экономической силой, но и получает прекрасные возможности для транспортировки своих товаров, ведь на севере исламской республики расположено Каспийское море, а с юга — Персидский залив». К тому же Иран по вопросу нагорно-карабахского конфликта (а бывшее Карабахское ханство было в составе Персии до 1813 года — ред.) занимает взвешенную позицию, в отличие от другого регионального игрока — Турции. Так что в этом смысле можно согласиться с мнением Нaqqin. az о том, что Армения (как член ЕАЭС) и Иран в случае присоединения к зоне свободной торговли могут создать определенный противовес Азербайджану в случае его присоединения или проявления желания в присоединении к этой структуре. Вольному — воля, и каждый народ сам определяет свою историческую судьбу. Однако Нaqqin. az со ссылкой на армянских аналитиков предполагает любопытные сценарии дальнейшего развития событий: «Либо Россия оккупирует Грузию и открывает путь в Армению, либо договаривается с Азербайджаном, решает вопрос Карабаха. Баку «открывает коммуникации», или Ереван не возражает против зоны свободной торговли с Азербайджаном «под гарантии старшего брата, России», а «Азербайджану гарантии даст старший брат Турция».

Конечно, эксперты обязаны тщательно анализировать ситуацию и предполагать возможные варианты развития событий в той или иной ситуации. Поэтому в данном случае ИА REGNUM не выступает в роли оппонента Нaqqin. az, на наш взгляд, одного из самых думающих агентств Азербайджана. Нас объединяет то, что мы видим серьезные изменения в расстановке сил в Закавказском регионе. Если раньше там доминирующая роль отводилась демонтажу согласованных взаимовыгодных связей между составляющими его субъектами, вывод их в блоковое противостояние Баку — Тбилиси и Москва — Ереван при активном проникновении Турции, то сейчас на сцену выходит Иран, который, как и Россия, действует с учетом длительной истории геополитических, военно-политических, социально-экономических и культурных связей с государствами Закавказья. При этом Москва и Тегеран способны самостоятельно сформировать единую систему региональной безопасности, при определенных условиях вернуться к формуле «3+3» (три государства Закавказья, три региональные державы — Россия, Иран и Турция), или «2+1» (Россия — Иран + Армения). Ведь появление в Закавказье влиятельных западных сил к существовавшему карабахскому конфликту добавило ещё конфликты в Абхазии и Южной Осетии. Грузию на этом «сломали», а Баку пока балансирует. Возможно, осознанием этого факта в контексте возможного выхода из противостояния с Арменией и следует оценивать зондирующую реакцию замруководителя администрации президента Азербайджана Мамедова на голосование по кандидатуре на пост главы FIFA. Если это так, то следующими элементами азербайджанской региональной стратегии должны стать шаги, направленные на поиск точек соприкосновения с Ереваном и Степанакертом.


Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail