Эксперт: Поворот на Восток подтолкнет Японию к России

Противостояние Японии и Китая заставит Токио внимательнее относиться к Москве

Расул Арин, 31 мая 2015, 18:24 — REGNUM  

Не так давно японская сторона предложила Владимиру Путину посетить с официальным визитом Токио, где японцы хотели бы достичь продвижения в разрешении территориального спора и подписании мирного договора. Этому предшествовал визит председателя Государственной Думы Р. Ф. Сергея Нарышкина в честь проведения ежегодного «Российского культурного фестиваля» в столицу Японии, где на встрече с ним, заместитель председателя ЛДПЯ и бывший глава МИДа Японии Масахико Комура озвучил идею о разрешении территориального спора.

Эта инициатива Японии весьма удивительна, если брать в расчет ее официальную позицию, в рамках которой осуждается проведение референдума в Крыму. Его японцы ожидаемо рассматривают в максимально выгодном для себя контексте территориального спора по поводу принадлежности Курильских островов. Но поскольку позиция, зафиксированная в прошлом году Москвой не меняется, внешняя политика Японии начинает претерпевать заметные изменения.

Всем известно, что в настоящий момент Страна восходящего солнца представляет собой «нестандартное» государство («abnormal state») в обычном понимании. Из-за конституционных ограничений Япония не без оснований считается «экономическим гигантом и политическим карликом».

Ее экономические достижения неоспоримы, но Китай активно пытается и местами успешно навязывает ей конкуренцию в гонке за лидерство в Азии. Этот спор между Китаем и Японией распространен на все сферы деятельности обоих государств. Пацифистская Конституция Японии, которая на институциональном уровне ограничивает использование какой-либо военной силы в разрешении международных споров играет Поднебесной на руку — в том числе и в вопросах региональной конкуренции, имеющей немалый конфликтный потенциал.

Любая попытка Японии преодолеть эти ограничения, путем пересмотра конституции или увеличения военных расходов, сталкивается с бурной критикой как внутри страны, так и со стороны Китая и Южной Кореи.

Внутренний барьер представлен группой антимилитаристов и другими представителями пацифистского движения, позиции которых основаны на последствиях милитаристского и империалистического пути развития Японии в период между двух мировых войн и последующей за этим атомной бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки.

Здесь стоит упомянуть то, что Япония — единственное в мире государство, пострадавшее от ядерной бомбардировки. И данный факт хорошо определяет причину глубокого закрепления пацифизма в самосознании японцев.

Другой барьер в процессе «нормализации» Японии представлен группой региональных игроков Восточной Азии, также пострадавших от экспансионистской политики Японии, и которые имеют свои личные интересы в противодействии росту «политического карлика» в нечто большее.

Во-первых, это территориальные споры, которые Япония имеет почти со всеми своими соседями в Восточной и Северо-восточной Азии. В основном, борьба ведется за небольшие острова в приграничных водах, которые позволяют получить стратегические превосходство, как в военном, так и в экономическом плане. Воды вокруг этих островов обладают обилием промысловых рыб и по некоторым сведениям, запасами углеводородов.

Во-вторых, Япония единственное государство в регионе, способное противопоставить росту влияния Китая в регионе хотя бы ограниченные политические ресурсы.

В связи с тем, что провести конституционную реформу практически нереально, Япония намерена идти другим путем.

Кабинет министров Синдзо Абэ инициировал ре-интерпретацию конституционной статьи номер IX, которая налагает ограничения на использование вооруженных сил. До этого подобной интерпретацией конституции занималось правительство Дзюинтиро Коидзуми, вследствие чего Япония добилась права участия в международных миротворческих и гуманитарных операциях. Теперь же Япония хочет заручиться правом участия в международных военных операциях по коллективной безопасности.

Такая цель вполне осуществима, учитывая итоги официального визита Синдзо Абэ в США, который продлился с 26 апреля по 3 мая. Важным достижением стало принятие обновленного документа «Руководящие принципы японо-американского сотрудничества в области обороны». Данный документ придает новый характер развитию двухстороннего сотрудничества в области безопасности. Таким образом, Япония, подтвердив стратегические отношения с США, расширяет сферу своей деятельности до участия в действиях коллективной безопасности в рамках этого альянса. Теперь дело за малым: подтвердить это на законодательном уровне.

Кроме США, Япония имеет тесные связи с Австралией и Индией. Это означает, что Токио может участвовать в совместных операциях с этими государствами.

Китай идет на Запад, Россия на Восток

Следующим важным событиям является официальный визит Си Цзиньпина в Москву в честь празднования 70-летия окончания Великой Отечественной войны, а также начавшееся сближение между Москвой и Пекином.

Визит главы КНР рассматривают с разных точек зрения.

С одной стороны, усиление Китая является недобрым знаком для Японии. Конечно, союз между Китаем и Россией не является чем-то похожим на японо-американский альянс. И нельзя делать выводы, к примеру, о возникновении новых военных блоков в мировой политике и выходе на новую Холодную войну. Но факт усиления Пекина за счет Москвы для Токио вполне однозначен.

С другой стороны, стоит отметить, что все происходящее не является чем-то новым для Японии. Сближение назревало давно, и усиление Китая за счет сближения с Россией является вполне ожидаемым событием. К тому же, благодаря существованию ШОС и БРИКС, тандем Москвы и Пекина воспринимают довольно спокойно.

Но это не значит, что изменения, связанные с начавшимся сближением пройдут незамеченными. К чему же будет готовиться официальный Токио?

Первое. Китай, согласовав свою политику присутствия в Центральной Азии с Россией, осложняет для Японии сотрудничество со всем регионом. До этого в Токио слегка раздражались деструктивной ролью ШОС в вопросах осуществления японской политики открытия Центральной Азии мировому рынку энергетических ресурсов в связи с отдаленностью региона от морских путей. Предлагалось множество путей в обход Китая и России, таких как ТАПИ и Южный коридор, в основном через Южную Азию. Теперь, после объединения китайского проекта «Нового Шелкового пути» с ЕАЭС, вряд ли Япония способна будет предложить выгодные альтернативы. Особенно, с учетом постоянной нестабильности в Афганистане. Вероятно, к слову, именно об этом будет вести переговоры премьер Синзо Абэ, чей визит Центральную Азию ожидается в августе этого года.

Второе. Благодаря сближению со своим северным соседом, Китай добивается «закрытия своего тыла», что позволяет Китаю меньше беспокоиться о потенциальной угрозе с севера и перенаправить свои усилия в сторону АТР, где Пекин имеет массу территориальных споров с соседями. К слову, аналогичный сигнал получили и США: ведь Россия также получает гарантии от Китая и частично «закрывает» вопрос восточной экспансии. Из этого следует, что Москва будет активно заниматься наращиванием своего влияния в Европе и Арктике. Стало быть, США будет вынуждено работать на два направления своей политики, противодействуя России и Китаю в двух разных частях света. В связи с этим можно прогнозировать повышение роли отдельных государств, в том числе Японии в Азии и военного блока НАТО в Европе (Германии, Франции). Ну, а официальному Токио придется готовиться к усилению китайского давления.

Третье. Китай получит большие экономические и технологические возможности, благодаря сотрудничеству с Россией. На официальной встрече китайской и российской сторон был подписан контракт на поставку в Китай систем ПВО С-400. Один только этот факт символизирует собой значимый стратегический перевес Китая в спорных вопросах АТР. Но если бы этим ограничивалось: японцы с негодованием наблюдают, за подписанными договорами на поставку и совместное производство другой высокотехнологической продукции. Китай хорошо известен своей способностью копировать и воспроизводить чужие наработки, и такое сотрудничество должно дать ему не только экономическую выгоду, но и помочь совершить технологический прорыв, что для Японии будет крайне болезненно.

А значит, даже несмотря на дипломатическое неприятие некоторых аспектов нынешней российской политики, Япония постарается стать для России нейтральным государствам в отношениях Москвы и Вашингтона и постарается пойти на некоторые компромиссы даже по самым принципиальным вопросам. Начало этого процесса мы и наблюдали в течение середины мая и нет сомнений, что работа Токио в этом направлении будет продолжена.


Расул Арин, аналитик ОФ «Синопсис»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.