С 2014 года Москва «уже трижды спасала киевскую хунту от полного разгрома»

А вместо «прямого коридора» из России «процесс полной блокады Приднестровья входит в заключительную фазу»: обзор СМИ ПМР

Балканская редакция ИА REGNUM, 31 Мая 2015, 08:18 — REGNUM  

В последнее время Приднестровье сталкивается с усилением экономических мер давления со стороны Молдавии и Украины, пишет ИА «Новости Приднестровья». Это начинает превращаться в систему. Так, 18 мая вступило в силу постановление украинского Кабмина, запрещающее провозить подакцизные товары через автомобильные и железнодорожные пункты пропуска «Кучурган» и «Платоново». Эти пункты пропуска как раз находятся на приднестровском участке украинской границы.

Решение Киева юридически закрепит ту практику ограничений, которая установилась еще с сентября минувшего года и которая, как надеялись в Приднестровье, носила все-таки временный характер, продолжает ИА «Новости Приднестровья». Однако ситуация пошла по другому сценарию — Украина придала импортным ограничениям официальный характер. Это значит, что они, скорее всего, надолго.

Точные потери от этого решения украинских властей для республиканского бюджета ПМР, а также для внутреннего рынка республики еще предстоит оценить, пишет ИА «Новости Приднестровья». Пока, по предварительным оценкам, речь в 2015 году идет о 20 миллионах долларов.

Другой репрессивный шаг, уже со стороны Кишинева, связан с тираспольским винно-коньячным заводом KVINT, входящим в Приднестровье в десятку крупнейших налогоплательщиков, продолжает ИА «Новости Приднестровья». В начале мая Лицензионная палата РМ отказалась продлевать заводу лицензии на производство алкоголя и импорт сырья. Нынешние лицензии действительны до конца мая. Без них KVINT не сможет экспортировать продукцию.

Угроза этого «нависала» над предприятием еще с ноября прошлого года, когда Кишинев выдал заводу лицензии только на полгода, заявив, что в дальнейшем понадобятся дополнительные документы, пишет ИА «Новости Приднестровья». Представители KVINT обращали внимание на эту проблему на встрече руководства Минэкономразвития ПМР с предприятиями-экспортерами в конце декабря 2014 года.

Если кратко, то суть сегодняшних дополнительных требований молдавской стороны заключается в следующем, продолжает ИА «Новости Приднестровья». Для того чтобы получить лицензии, предприятие должно допустить на свою территорию сотрудников не только Государственной инспекции по надзору за алкогольной продукцией и Агентства по защите прав потребителей РМ, но и молдавской налоговой инспекции. Причем представители контролирующих органов РМ хотят официального доступа на территорию Приднестровья.

Кишинев, очевидно, только и ждет, чтобы ПМР наконец уступила и открыла двери молдавским проверяющим, пишет ИА «Новости Приднестровья». Это станет важнейшим прецедентом, поставит под вопрос экономическую и политическую юрисдикцию Приднестровья. И если однажды удастся добиться от Тирасполя такой уступки, то Молдавия наверняка найдет пути, как ужесточить бюрократические процедуры и для других ведущих приднестровских предприятий. Молдавские ведомства станут требовать доступа и туда, затем встанет вопрос об уплате всех налогов в бюджет РМ, что поставит крест на экономической самостоятельности Приднестровья.

Даже если история с заводом KVINT все-таки сегодня как-то промежуточно разрешится, в том, что касается внешнеэкономической деятельности Приднестровья, налицо несколько неблагоприятных тенденций, продолжает ИА «Новости Приднестровья». Первое — мы видим, что, начиная с 2006 года, экономика ПМР остается крайне уязвимой для давления со стороны Молдавии и Украины. Киев и Кишинев обладают многочисленными возможностями как одностороннего, так и совместного экономического нажима на Тирасполь. В результате он усиливается — ухудшаются и без того дискриминационные условия внешней торговли, ограничительные шаги соседних стран все больше затрагивают не только приднестровский экспорт, но и импорт. Противостоять этому очень сложно — механизма, который бы гарантировал ПМР внешнеэкономическую деятельность и стал бы в этом плане продолжением Московского Меморандума 1997 года, по-прежнему нет.

Второе — если приглядеться, то все последние шаги как Украины, так и Молдавии направлены на то, чтобы поэтапно втолкнуть Приднестровье в единое экономическое пространство с РМ, пишет ИА «Новости Приднестровья». Это и подакцизные товары, которые теперь можно будет ввозить только по лицензии либо лишь через территорию Молдавии; и история с лицензированием завода KVINT. Эти меры видятся продолжением той линии, которую Кишинев и Киев заняли в марте 2006 года. И если стоит вопрос о полной «реинтеграции» ПМР в состав РМ (как об этом сегодня заявляют украинские и молдавские лидеры), то можно, к сожалению, ожидать новых мер, которые станут ущемлять экономическую самостоятельность Приднестровья и в то же время принудительно «сближать» его с Молдавией.

Третье — возникает вопрос, насколько все эти шаги связаны с углубленной и всеобъемлющей зоной свободной торговли (УВЗСТ) с ЕС, которая уже создана с Молдавией и которая с 2016 года заработает для Украины? — продолжает ИА «Новости Приднестровья». Связь тут однозначно есть — представители ЕС не раз заявляли, что до конца 2015 года необходимо разработать механизм внедрения принципов УВЗСТ и для Приднестровья. Однако УВЗСТ в ее сегодняшнем виде для ПМР неприемлема, потому ограничительные меры могут использоваться, чтобы заставить Тирасполь уступить.

В общем, как и раньше, есть две цели: вталкивание Приднестровья в состав Молдавии «через экономику» и создание монолитной европейской зоны свободной торговли с растворением в ней ПМР, пишет ИА «Новости Приднестровья». Однако тем, кто хочет воплотить в жизнь эти цели, нужно задуматься над несколькими вопросами. Расширение фактически блокадных мер приведет к увеличению бедности в регионе, ударит в том числе и по молдавским и украинским гражданам, живущим в ПМР. Кто будет потом бороться с этой искусственно созданной бедностью? Новые ограничения обернутся упадком промышленных (и не только) предприятий. Кто будет заниматься оздоровлением экономики республики? Разве Молдавия и Украина выиграют от экономической депрессии в ПМР? И это далеко не все вопросы, подводит итог издание.

Блокирование Украиной движения в Приднестровье подакцизных товаров вызвало жесткую негативную реакцию в Тирасполе, пишет ИА «Тирас». Напомним, что с 18 мая из списка пунктов пропуска, через которые возможно движение подакцизных грузов, были вычеркнуты Платоново и Кучурганы. Это своеобразные таможенные ворота в непризнанную республику.

Только по официальным данным, это решение Киева съело значительную долю бюджета ПМР, продолжает ИА «Тирас». В таможенном комитете и правительстве ПМР признают, что в связи с решением Киева экономическое положение в непризнанной республики в ближайшее время резко ухудшится. Только по официальным данным, Тирасполь потеряет более 20 миллионов долларов — это более 10% госбюджета, а по не официальным, речь идет о потерях сотен миллионов долларов США. Эта цифра складывается из того, что подакцизные грузы поддерживали целые сектора экономики Приднестровья и все годы являлись гарантами финансовой стабильности региона.

Какие механизмы выхода из сложившегося положения предложат президент, правительство и парламент ПМР, пока неизвестно, пишет ИА «Тирас». Вместе с тем известно, что в ответ Тирасполь готовит свой пакет санкций, которые коснутся грузов и перевозчиков Украины. Пока идеология и механизмы контрмер еще до конца не разработаны, но этим вопросом занимается Таможенный комитет ПМР и ряд других ведомств. Следовательно, в обозримой перспективе они будут продекларированы и применены. Это рассматривается, как симметричный ответ Украине, которую Тирасполь все явственнее перестает считать полноценным гарантом молдавско-приднестровского урегулирования. По мнению экспертов, столь сложных взаимоотношений Тирасполя и Киева не было за все годы независимости обеих стран.

Тем временем, по имеющейся информации, Киев и Кишинев договорились о совместном патрулировании приднестровско-украинской границы, продолжает ИА «Тирас». Тем самым процесс полной блокады Приднестровья входит в заключительную фазу. Ранее вопрос о совместном молдавско-украинском патрулировании приднестровской границы неоднократно поднимался Кишиневом, но не реализовывался из-за отказа Украины. Теперь ситуация поменялась, и Украина с Молдавией действуют по приднестровскому вопросу в тандеме. По мнению экспертов, в случае реализации этого решения положение непризнанного Приднестровья значительно ухудшится, подводит итог агентство.

Верховная рада Украины разорвала соглашение о транзите российских военных в Приднестровье, пишет «Приднестровье и Россия». За денонсацию межправительственного соглашения проголосовали 265 депутатов украинского парламента. Свою позицию народные избранники объяснили необходимостью «защитить национальную безопасность и территориальную целостность Украины.

Транзит был необходим для поддержки российских военнослужащих в Приднестровье, продолжает „Приднестровье и Россия“. Документ, который был подписан в ноябре 1995 года в Сочи Виктором Черномырдиным и Евгением Марчуком, регулирует железнодорожный проезд военнослужащих и перевозку военных грузов из России через территорию Украины. В нем прописаны порядок движения транзитных воинских эшелонов, правила перевозки военной техники, боеприпасов. В документе указывается, что оплату транзита осуществляет Министерство обороны России.

Также Верховная рада денонсировала российско-украинские соглашения об организации военных межгосударственных перевозок, о взаимной охране секретной информации и о сотрудничестве в области военной разведки, пишет „Приднестровье и Россия“. Кроме того, депутаты приняли постановление, в соответствии с которым „Россия отвечает за соблюдение и защиту прав человека на оккупированных и аннексированных территориях“. Тем самым Украина сняла себя ответственность за соблюдение прав человека в Крыму и той части Донбасса, что не контролирует украинская армия. В планах Верховной рады — расторжение соглашения о временном базировании Черноморского флота России в Крыму.

Странные эти киевские власти, продолжает „Приднестровье и Россия“. Они на глазах теряют и все делают для того, чтобы потерять Украину как государство в своем стремлении услужить американцам, потаскать для них каштаны из огня — из военного конфликта с Россией, итог которого абсолютно ясен любому среднему военному специалисту — неминуемый разгром опереточной украинской армии, даже если ее военные будут для большей храбрости в шароварах, вышиванках и в оселедцах, а в атаку их поведет конфетный главнокомандующий Порошенко.

Киевских стратегов даже не остановила очень схожая ситуация, которая произошла с их высокомерными друзьями-поляками в сентябре 1939 года, пишет „Приднестровье и Россия“. Как известно, Вторая мировая война одним из официальных поводов имела отказ Варшавы предоставить Берлину коридор для беспрепятственного сообщения с Восточной Пруссией. Что произошло потом хорошо известно. Через 4 дня Польша проиграла войну, через две недели остатки ее армии были уничтожены. Польское государство прекратило свое существование. Если бы не Советский Союз (Россия), который положил 600 тыс. своих солдат за освобождение польской территории и согласился на восстановление польского государства, никакой Польши сегодня бы не существовало.

Вряд ли современная Россия кого-то будет снова освобождать, руководствуясь своими национальными интересами (а мы наблюдаем именно этот бурно протекающий в российском обществе процесс осмысления и защиты своих национальных интересов), продолжает „Приднестровье и Россия“. Хватит, нахлебались „благодарностей“ от „освобожденных“ — по самые гогошары. А Рада, принимая антироссийские решения, только ускоряет понимание этого факта.

Что касается Украины, то России даже и воевать-то не придется, пишет „Приднестровье и Россия“. Фактически в 2014—2015 гг. Россия уже трижды защищала киевскую хунту от полного разгрома со стороны вооруженных сил Новороссии. То есть фактически освобождала Киев, останавливая ополченцев Донецка и Луганска разного рода „перемириями“, и прямым нажимом на руководство независимых республик. Думается, число попыток России в этом направлении уже исчерпано. Да и в Новороссии просто больше не пойдут на „перемирия“. Об этом уже, кстати, недвусмысленно было заявлено представителями Донбасса во время Минских переговоров по очередному „перемирию“.

Своим решением по российским миротворцам в Приднестровье Рада только подталкивает Кремль к императивному решению приднестровского вопроса, исходя из новой реальности, продолжает „Приднестровье и Россия“. Для беспрепятственного решения вопросов экономического характера Приднестровье должно получить прямой коридор в Россию. Этого можно добиться только после признания Россией Приднестровья либо после объявления Приднестровья российским протекторатом. Вопросы получения экстерриториального коридора сложны. Но они решались, решаются и будут решаться. И не обязательно военным путем.

В свете последних решений Рады, можно добавить к вышеизложенному, что прямой коридор в Россию нужен Приднестровью уже не только для решения экономических вопросов, пишет „Приднестровье и Россия“. У Киева (да и у Кишинева, там тоже обозначилась аналогичная заградительская тенденция) сегодня еще есть выбор. Либо в Приднестровье будут ходить беспрепятственно грузовики, фуры и автобусы (в том числе и со сменяющимися миротворцами), либо придется все возить на танках, с последующей перспективой прокладывания транспортного коридора. При этом Украина рискует вообще потерять выход к Черному морю. Как уже однажды заявил спецпредставитель президента России по Приднестровью Дмитрий Рогозин, когда его пытались не пропустить в Приднестровье: „В следующий раз прилечу на стратегическом бомбардировщике“ (Заявление было сделано в мае 2014 года, после визита вице-премьера, спецпредставителя президента РФ по Приднестровью Дмитрия Рогозина на празднование Дня Победы в Тирасполь, когда Украина и Румыния закрыли свое воздушное пространство для пролета самолета Рогозина из Кишинева в Москву. В итоге добираться на родину Рогозину пришлось регулярным рейсом и чуть ли не инкогнито. Оказавшись в Москве вице-премьер и заявил через „Твиттер“, что „в следующий раз прилетит на стратегическом бомбардировщике“, однако в этом году на 70-летие Победы Рогозин посетил блокадную ПМР лишь „сердцем“, которое „передал“ при помощи видеообращения — прим. ИА REGNUM).

В Приднестровье, понятное дело, коллапс в экономике, пишет главный редактор РИА „Днестр“ Роман Коноплев. И уже не до деталей, местное начальство больше думает о глобальном, возможно, молится целыми днями на предмет того, спасёт ли Россия. Вернее, сколько ещё денег пожертвует Россия на руководителей Приднестровья за их красивые пророссийские лозунги, демонстрируемые на публику.

Детали видны лучше со стороны, продолжает Коноплев, покинувший ПМР в 2012 году и в настоящее время проживающий за пределами республики. Возможно, по этой причине они мне издалека виднее, чем, скажем, казалось бы, оппонентам Шевчука в лице депутатского корпуса и мелких тайных обществ. Вот, например, странный инцидент, не заслуживший в итоге ни одной оценки внутри ПМР. Что говорит, наверное, об отсутствии оппозиции в Приднестровье. Либо её там, внутри анклава, уже ликвидировали, либо перекупили, либо она заснула.

22 апреля 2015 года пресс-служба главы ПМР опубликовала стенограмму пресс-конференции: Евгений Шевчук выступил перед журналистами с чистосердечным признанием по поводу своих частных авиаперелётов, по сути, он признался в преступлении, пишет Коноплев. Процитирую Шевчука: „Что касается полетов. Мы в мире живем не одни. У нас у каждого есть друзья. Есть друзья, которые располагают финансовыми возможностями и владеют такими современными видами транспорта на праве личной собственности. Заработали они эти средства от предпринимательской деятельности не у нас в Приднестровье. На основании дружеских связей, дружеской помощи иногда предоставляют возможность передвигаться этими средствами. Это транспорт не приднестровский, и экономическая система, и бюджет Приднестровья никакого отношения к этому не имеют“.

В российской, европейской, да и латиноамериканской правовой практике всё это называется буквально как чистосердечное признание, продолжает Коноплев. Которое смягчает вину, но увеличивает срок. У мистера Шевчука в биографии значится много оконченных им учебных заведений. Так много, что из скромности их число и список в официальных и неофициальных источниках год от года уменьшается. Там даже одно время фигурировала как-то ученая степень кандидата наук, позднее оказалось, что она фальшивая. Числится в том же длинном списке дипломов и вроде бы не фальшивый диплом юриста, из Приднестровского госуниверситета. Так что по поводу европейской и российской правовой практики в вопросах, касающихся коррупции, думаю, Шевчук, если он этот диплом юриста не купил, должен хотя бы на троечку разбираться…

Госчиновнику, тем более президенту или премьеру, никакие друзья, даже по очень большой дружбе, не рискнут ни дарить дорогих подарков, ни заказывать авиарейсы, ни проституток, пишет Коноплев. Всё это приравнено ко взяткам, к подкупу, и соответствующим образом в итоге расследуется. И сажают… Оплата услуги — не важно, частного авиаперелёта или элитной проститутки, — это разновидность подкупа. Когда проституток и частные авиаперелёты дарят друг другу бизнесмены — это одно дело, когда бизнесмен делает аналогичный подарок госслужащему — это преступление.

Конечно, в Приднестровье многое условно, и с точки зрения международного права там мёртвая зона, территория беззакония, где может происходить что угодно — не всегда понятно, кто несёт за происходящее формальную ответственность, продолжает Коноплев. Мировому сообществу, пожалуй, важно, чтобы там не было геноцида. Геноцид — повод для вмешательства ООН, а остальное — это мелочи на фоне многих печальных мест на планете, где убивают десятками тысяч и голодают миллионами.

Что касается Приднестровья, то, честно скажу, особо не вчитывался в местное антикоррупционное законодательство, пишет Коноплев. Возможно, в Приднестровье, в отличие от ЕС и РФ, — и президенту, и главе МВД, и какому-нибудь налоговому инспектору, или технику городского управления в сфере строительства, и даже гаишнику действительно разрешено принимать в подарок и услуги, и авиаперелёты, и проституток, и вообще всё-всё-всё. Без ограничений. Если это так и есть, значит Верховный совет не защищает интересы населения. Это должно быть исправлено. Прошел почти месяц с момента этой скандальной пресс-конференции. Почему молчат депутаты? Прямая их обязанность — ликвидировать подобные лазейки. Бороться с коррупцией. Если, конечно, депутаты имеют что-либо против коррупции. Ну, а если в Приднестровье есть соответствующие статьи в законах, странно, почему следственные органы не инициируют вопросы к господину Шевчуку — что это за „друзья“, пусть покажет документы, платёжки, и так далее?

Можно предположить, кстати, поводы для такого рода „дружбы“, продолжает Коноплев. Недавно в неизвестном направлении уплыл металлургический комбинат (30 января пакет акций Молдавского металлургического завода, ранее принадлежавший российскому холдингу „Металлоинвест“, был передан в госсобственность ПМР. В марте выяснилось, что новым инвестором ММЗ стала компания Brik-Oil-FZE из Объединенных Арабских Эмиратов, пообещавшая инвестировать в завод до $140 млн — прим. ИА REGNUM). Никто не знает, кому он теперь принадлежит. Раньше им владели россияне. Теперь, возможно, владеют какие-нибудь „друзья“. Или там только руководят „друзья“, а владеет „сам“?

Будь Приднестровье нормальным государством — тема крепкой дружбы и друзей, способных покупать в подарок частные авиаперелёты, была бы давно исследована, пишет Коноплев. Но в ПМР можно всё. В России Шевчук за свои дела в ПМР ответственности нести, вроде как, не может. Хотя по Смирнову какие-то манипуляции проводились (В период президентской предвыборной кампании 2011 года, когда Кремль добивался ухода первого президента ПМР Игоря Смирнова и прихода к власти тогдашнего фаворита Москвы Анатолия Каминского в отношении родственников Смирнова Следственным комитетом РФ расследовался ряд уголовных дел, связанных с якобы имевшими место фактами расхищения российской финансовой помощи. По завершении выборов, победу на которых вопреки Москве одержал Евгений Шевчук, расследование в отношении семьи Игоря Смирнова постепенно сошло на нет, так ничем и не завершившись — прим. ИА REGNUM). В остальном тема эта, действительно, слишком мелкая. На фоне сверхдоходов элиты ПМР эти перелёты, я думаю, сущие мелочи. Вроде как заплатить за кофе в уличной забегаловке. По большой дружбе можно и за кофе платить. Один нюанс — регион погружается в нищету, и у многих нет денег не то что на авиаперелёты, а на реальный кофе.

Для российских, ответственных за приднестровское направление чиновников и главного из них, Дмитрия Рогозина, мистер Шевчук — свой в доску, продолжает Коноплев. Свой человек. Они по нему не возбудятся, шевелений не будет. Поэтому в России закроют глаза на все эти чистосердечные признания. Может даже наоборот, позвонят, и по-дружески так посоветуют, поменьше откровенничать на подобные темы. Ибо даже по российских меркам, это чересчур. Россиянам рассказывают про многострадальное Приднестровье, а главу ПМР друзья катают по заграницам на частных самолётах. Что-то не сходится…

В Молдавии, власти которой признают Евгения Шевчука „де-факто“ главой региона, охраняют его своими спецслужбами и регулярно встречаются с ним, также не будет вопросов по поводу его щедрых друзей, пишет Коноплев. Потому что властям Молдавии Шевчук не чужой. Он по всем своим духовным и образовательным параметрам ничем не отличается от нынешней правящей молдавской элиты — рядом с Габуричем он просто как брат-близнец, с Филатом и Плахотнюком — он в компании себе подобных. Ничем не хуже. В Молдавии тоже всё „по большой дружбе“ делается — банковские дружеские транши в миллиард евро, взятых у европейских налогоплательщиков как помощь обездоленному молдавскому народу, дружеские пьяные посиделки на охоте, где по дружбе можно немножко друга застрелить, а потом судья по дружбе замнёт вопрос (23 декабря 2012 года на охоте в заповеднике „Пэдуря Домняскэ“, в которой принимали участие высокопоставленные молдавские чиновники, судьи и прокуроры, был убит 34-летний предприниматель из Кишинева Сорин Пачу. О трагедии стало известно лишь 6 января 2013 года. При этом первым сообщивший об инциденте лидер общественного движения „Антимафия“ Сергей Мокану обвинил в убийстве, а также попытке его сокрытия генерального прокурора Молдавии Валерия Зубко. Сам генпрокурор, являвшийся ставленником Демпартии, категорически отверг выдвинутые обвинения, однако 18 января подал в отставку. Данные события спровоцировали резкое обострение отношений в рамках правившего тогда Альянса за евроинтеграцию, в итоге приведя к распаду коалиции и усугублению политического кризиса в Молдавии. В феврале 2015 года суд Фалештского района Молдавии вынес приговор по делу об убийстве по неосторожности человека в ходе чиновничьей охоты в „Пэдуря Домняскэ“: главный обвиняемый по делу, бывший вице-председатель Апелляционной палаты Кишинева Георгий Крецу был приговорен к двум годам лишения свободы условно, штрафу в размере $330, а также выплате компенсации семье погибшего — прим. ИА REGNUM). Такая вот „албанская евроинтеграция“. Одинаковая что для Тирасполя, что для Кишинева. Ничто так сильно не объединяет Молдавию, как сходство стиля.

Реинтеграция берегов Днестра — процесс фактически завершенный, продолжает Коноплев. Общество бесправно и с одного, и с другого берега. Чиновники одинаково бессовестны, и управы на них одинаково никакой нет — ни на Западе, ни на Востоке. Да и сложно было бы себе представить, чтоб другие страны так уж сильно беспокоились на предмет того, как в Тирасполе и Кишинёве победить коррупцию. У всех своих проблем хватает в свете мирового финансового кризиса. Другой вопрос, что в странах, которые непрерывно спонсируют коррумпированные режимы Тирасполя и Кишинева, тоже есть избиратели, и они рано или поздно зададут политикам соответствующие вопросы — не дорого ли обходятся такого рода „партнёры“? (РИА „Днестр“)

Всякая страна, стремящаяся к независимости, лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться! — пишет „Приднестровье“. В справедливости несколько перефразированного ленинского тезиса трудно усомниться. Причём речь идёт не только об обороноспособности страны в наиболее употребительном смысле этого слова, но и других аспектах безопасности, в частности, информационном.

В одном из голливудских фильмов прозвучала фраза, что современные войны не объявляются — их просто начинают, продолжает „Приднестровье“. Что же касается информационных войн, то их просто ведут с той или иной интенсивностью. Им нет ни начала, ни конца… Нет ни правил, ни обычаев. А многие их участники даже и не подозревают, что уже кем-то „мобилизованы“…

Ни для кого не секрет, что с самого первого дня существования Приднестровской Молдавской Республики в отношении неё велась информационная война, пишет „Приднестровье“. За это время она то немного ослабевала, то снова усиливалась. Но за все эти 25 лет не прекращалась. По мере возможностей Приднестровье давало „информационную сдачу“. По мнению зарубежных специалистов по информационным войнам и противодействию им, в 1992 году ПМР одержала не только военную, но и информационную победу.

В разные периоды в массмедийные кампании против Приднестровья кроме молдавских вступали СМИ России и Украины, продолжает „Приднестровье“. Особенно Киев начал усердствовать на приднестровском информационном поле в последние два года, причём так, что даже перещеголял в этом Кишинёв. Создание негативного имиджа Приднестровью в глазах украинцев ведётся несколькими способами. Во-первых, вброс в информационное пространство сочинённых в недрах СБУ небылиц. Подобным проявлениям в медиа-пространстве подобрано англоязычное слово — „фейк“. Это самый примитивный, но самый эффективный метод, правда, и короткодействующий. Как и любая сплетня, за которой нет реальности», «фейк» быстро отмирает. Поэтому «фейки» для их ещё большей эффективности забрасываются очередями. Если хотите, то это оружие массового поражения в информационной войне. Но против него есть надёжное средство — способность аудитории анализировать информацию. Одновременно «фейк» является и своеобразным разведметодом в информационной войне. Если аудитория «съела» откровенную небылицу, то дальше с ней можно делать всё, что заблагорассудится.

Конечно же, есть в каждом обществе определённая доля скептиков, которых примитивными «фейками» не проймёшь, пишет «Приднестровье». Для них подготовлено более серьёзное оружие — люди, гордо именующие себя словом «политолог». Правда, послушав некоторых из них, задаёшься резонным вопросом: «А не пропадали ли в вузе, который якобы окончил тот или иной „политолог“, чистые бланки дипломов?»… Но всё дело в том, что достаточно большая часть аудитории слишком уж падка на такие слова, как «эксперт», «политолог», «аналитик»…

Ну и наконец, для немногих оставшихся «в живых» после применения информационного оружия первого и второго типов в ход идут уже изощрённые методы, которые можно сопоставить с тем, что вытворяет иллюзионист перед раскрывшей рот публикой, продолжает «Приднестровье». Самый простой пример. Вам могут в телевизионном сюжете доносить сплошь голые факты, даже с некоторым оттенком позитива, но подобрать телекартинку так, что услышанное вами потонет в увиденном. Как вы, например, воспримете слова за кадром об оживлённой дискуссии на каком-нибудь совещании, когда они совпадут с телекартинкой всего одного зевающего? Или взять «ноу-хау» от Государственного департамента США. Вы помните хоть один вопрос, заданный журналистами Джен Псаки? Но зато все помнят нелепости, сказанные ею. Ни по одному из вопросов позицию внешнеполитического ведомства Соединённых Штатов даже на йоту прояснить не удалось. «Игра в дурочку» продолжается и при преемнице Псаки. Может быть, журналистская братия и понимает, что над ней нагло издеваются, но ничего поделать не может… Так же, как каждый номер фокусника имеет свой особый секрет, так и манипулятивных приёмов очень много. К тому же властители душ на месте не стоят, изобретая всё новые способы дёрнуть за определённые душевные струнки.

С развитием Интернета появился термин «диванная армия», пишет «Приднестровье». Есть она и в Приднестровье. Пока что на приднестровцах апробируются самые примитивные методы «информационных операций» — «фейк», клевета и оскорбление. Согласно законодательству, за всё вышеперечисленное можно и ответить в суде. Но сложность заключается в том, что найти пользователей Интернета зачастую трудно… Предъявлять какие-либо претензии владельцам «Фэйсбука», «Твиттера» или «Одноклассников» глупо. Закрывать доступ к ним по примеру некоторых не слишком заботящихся о своём имидже стран тоже не подобает.

Сплетни живы только тогда, когда под ними есть хоть малейшая подоплёка, продолжает «Приднестровье». Муха просто лопнет, если из неё попробуют раздуть слона. А если даже не лопнет, то на слона всё равно походить не будет, а значит смешны будут и те, кто попытался запустить в массы «слоноразмерную муху», и те, кто посчитал её «слоном». Зачастую «информацией» из соцсетей с охотой пользуются иностранные издания. Каким бы авторитетным оно ни значилось, после участия в тиражировании «фейка» доверие к нему будет подорвано.

Почему же сейчас так остро встала проблема информационной безопасности в Приднестровье? — пишет «Приднестровье». Есть три фактора. Во-первых, нас ждёт очередной всплеск психологического воздействия извне в связи с приближающимися электоральными кампаниями (на осень 2015 года в Приднестровье намечены выборы в Верховный совет и местные органы власти — прим. ИА REGNUM). Во-вторых, как было сказано выше, занимающиеся разработкой новых видов информационного оружия специалисты за рубежом честно отрабатывают свои деньги.

Но, как и в случае с обычным оружием, для апробации необходим полигон, продолжает «Приднестровье». Чем дальше от геополитических центров он будет находиться, тем лучше. Поэтому, если на Западе соцсети — клуб по интересам или способ разыскать давно утерянные контакты, то на просторах стран, о существовании которых, например, среднестатистический американец даже и не подозревает, — это поле битвы, где не действуют никакие конвенции… Ну и, наконец, тем нахрапистее становятся в «психологических операциях» наступающие, чем слабее оборона. Под обороной в «информационной войне» подразумевается в первую очередь активность местных СМИ.

Ещё раз повторимся, что в своё время Приднестровье одерживало победы на информационном фронте, пишет «Приднестровье». Бывало, что действовало и на упреждение. Что же изменилось? На этот вопрос ответил сам глава государства Евгений Шевчук во время прямого эфира на Первом Приднестровском. «Информационная безопасность как один из составляющих элементов всей безопасности страны находится на сегодняшний день в ведении Совета безопасности и президента, финансовое обеспечение с точки зрения исполнения находится у правительства, а с точки зрения определения объемов финансирования — у законодателей. Так вот законодатели, подрезав этот объем финансирования, подрезали нашу информационную устойчивость», — заметил в этой связи Евгений Шевчук. Он также подчеркнул, что «нужно везде искать мотивы: если это неполитический мотив для того, чтобы прийти к власти, то, может быть, мотив иной, например, экономический».

Стоит напомнить, что при рассмотрении республиканского бюджета на этот год и плановый период двух последующих лет Верховный совет заметно урезал финансирование государственных СМИ, продолжает «Приднестровье». Доводы о том, что на достаточно большой территории республики телесигнал неустойчив, в то время как на те же районы свободно вещают зарубежные телекомпании, парламентарии не услышали, подводит итог издание.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
08.12.16
«Украинская постправда» и жители Украины
NB!
08.12.16
США и Китай. 2017 год точно не будет в Америке китайским
NB!
08.12.16
Убийство и самоубийство: Как развалили нашу страну
NB!
08.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк IV
NB!
08.12.16
«Серые банкиры» обналичили в Крыму 2,6 млрд рублей
NB!
08.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 8 декабря
NB!
08.12.16
Путин: Волосы дыбом встают от несуразиц в правоохранительной сфере
NB!
08.12.16
«Смысл «дела Павловца» — чтобы белорусы боялись симпатизировать России»
NB!
08.12.16
Владимир Путин поручил защитить детей от тюремной субкультуры
NB!
08.12.16
Севастополь продаст госсобственность, чтобы выровнять доходы бюджета
NB!
08.12.16
Известен потенциальный оператор миллиардного «мусорного» рынка Ленобласти
NB!
08.12.16
ГД регулирует применение спецсредств в отношении осужденных — изменения
NB!
08.12.16
«Приватизация «Роснефти» — личный триумф Путина» — Financial Times
NB!
08.12.16
Кремль о призыве к новым санкциям против РФ: «Вместо помощи — угрозы»
NB!
08.12.16
Реакция на ледяной коллапс: наказание виновных и покупка спецмашин
NB!
08.12.16
Хитрая приватизация «Роснефти»: что задумал Сечин?
NB!
08.12.16
Сделка по продаже пакета акций «Роснефти» законна: ФАС
NB!
08.12.16
Украинские политики при помощи Белоруссии распродают леса Украины
NB!
08.12.16
Памфилова назвала сроки проведения президентских выборов в РФ
NB!
08.12.16
Уволен замминистра культуры Пирумов
NB!
08.12.16
Котлеты или мандат: «Мы просто прогоняем быстрее законы»
NB!
08.12.16
Капремонт домов в Саратове, или Стихийное бедствие