Анкара и Баку в лабиринте между «Турецким потоком» и TANAP

Ситуация вынуждает Турцию, несмотря на членство в НАТО, идти за Россией, потому что ставка только на TANAP не превращает её в региональный энергетический хаб. Азербайджан же пытается заручиться западной поддержкой, но сам того не желая способствует решению карабахской проблемы по западному сценарию

Станислав Тарасов, 30 мая 2015, 14:14 — REGNUM  

Сербия заявила о готовности присоединиться к проекту строительства газопровода из Азербайджана, лоббируемого США и Евросоюзом. По словам сербского премьер-министра Александра Вучича, «мы готовы диверсифицировать источники поставок газа для Сербии, что очень важно также и для наших американских друзей», поскольку «хорошие отношения с Вашингтоном очень важны на пути в Евросоюз». Напомним, что ранее сербский президент Томислав Николич заявлял, что его страна пока не заняла определенную позицию относительно проекта газопровода «Турецкий поток», хотя рассчитывала получать по «Южному потоку» около 4 млрд кубометров газа в год. Одновременно премьер-министр Македонии Никола Груевский сообщил, что главным условием присоединения Македонии к проекту «Турецкий поток» должно стать соглашение между Брюсселем и Москвой, так как «власти продолжают придерживаться политического курса на вступление в ЕС, а стратегические решения принимаются исходя из нужд евроинтеграции». А президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая на официальном приеме по случаю Дня Республики, заявил, что «на сегодняшний день основные усилия Азербайджана направлены на своевременное или даже досрочное расширение Южно-Кавказского трубопровода и строительство TANAP», заверяя, что «богатые газовые ресурсы, по меньшей мере, в течение 100 лет будут обеспечивать нас и наших партнеров».

Между тем, в позиции Баку появился «неожиданный» нюанс. «Если в проекте TANAP возникнет та или иная проблема, то тогда мы будем экспортировать наш газ больше на турецкий рынок, — отметил Алиев. — Во всяком случае, должен отметить, что у нас нет никакого беспокойства в связи с рынками. Просто все участники TANAP должны действовать ответственно и не создавать искусственных проблем. В будущем, конечно, наша стратегическая цель — полный ввод в действие Южного газового коридора вместе с разработкой месторождения „Шах-Дениз“. Но дело в том, что сейчас по сути речь идет о клонировании проекта Nabucco, который, по словам американского аналитика Ариэля Коэна, европейцы не смогли надлежащим образом спланировать и который рассматривался „прецедентом и моделью — поставлять газ по трубопроводам из Каспийского региона или из других регионов, не контролируемых Россией“. Помимо того, пишет Wall Street Journal, „на первом этапе Nabucco должен был зависеть от газа, поставляемого с азербайджанских месторождений „Шах-Дениз II“ и „Азери-Чираг-Гюнешли“ в Каспийском море“, что заполнило бы только треть мощностей Nabucco. И лишь на втором — от газа из Туркмении, Ирана, Ирака или других государств», но при сохранении «ключевой роли Баку». Но в 2013 году европейские власти отказались от Nabucco, предпочитая урезанный вариант Nabucco - проходящий через территорию Азербайджана, Грузии и Турции газопровод TANAP с главной ставкой пока только на азербайджанский газ. Сейчас ситуация не претерпела принципиальных изменений, разве только можно отметить переговоры Тегерана с «шестеркой» по ядерному досье и обещаниями Запада снять с него санкции. Однако далеко не факт, что Иран готов экспортировать свои энергоресурсы по азербайджанской трубе при наличии возможностей осуществлять это через Турцию напрямую.

Вместе с тем, Тегеран мог бы стать одним из потенциальных партнеров Баку по Nabucco. Буквально с самого начала торпедирования европейскими властями газопровода «Южный поток» стали появляться сообщения о планах Брюсселя пустить на европейский рынок топливо из Ирана. Так, замминистра по нефти этой республики Али Маджеди еще в августе прошлого года говорил, что в газе заинтересованы два европейских государства. Затем о заинтересованности Тегерана в европейском рынке упомянул президент страны Хасан Рухани. На встрече с австрийским коллегой Хайнцем Фишером он сообщил, что «Иран может стать надежным поставщиком энергии Европе». Но пока по факту максимальный объем топлива, который Азербайджан сможет экспортировать в ЕС — 10 млрд кубометров. Это меньше 10% от объема поставок российского газа в Евросоюз, что, по мнению швейцарской газеты Neue Zuercher Zeitung, «сохраняет в покере вокруг трубопроводов элементы блефа», кроме одного момента — повышенного внимания в ЕС к Азербайджану. Ситуация в этом отношении до сих пор не изменилась. Как и прежде, так и сейчас проект Транскаспийского трубопровода, по которому газ должен пойти из Туркмении в Азербайджан, а оттуда дальше в Европу, может быть заблокирован региональными странами, например, в связи с разделом акватории Каспийского моря.

Отметим еще один момент. В ближайших планах «Газпрома» просматривается пока только минимальная конфигурация «Турецкого потока», одна ветка, пропускная способность которой вряд ли превысит 16 млрд кубометров в год. Такой объем газа вполне может потребить сама Турция. В этой связи Stratfor предполагает, что при определенных обстоятельствах Россия, учитывая «продуманные и просчитанные потенциальные риски плана строительства, ограничится на определенном этапе только турецким рынком». Анкара получает газ из трех источников. Из России поставки идут напрямую по «Голубому потоку», а также по «Трансбалканскому» трубопроводу, по которому газ идет через Украину, Румынию и Болгарию. По этим двум маршрутам поставляется около 30 млрд кубометров. Из Ирана в Турцию приходит еще 10 млрд кубометров газа, из Азербайджана — 6,5 млрд кубометров. Еще немного сжиженного газа Турция закупает в Алжире и Нигерии. Ветка «Турецкого потока» мощностью 16 млрд кубометров в год способна заменить поставки через страны Балканского полуострова.

Триумфального спринтерского «газового забега» у Баку, как ни крути, не получается, а речь идёт только о политическом «марафоне», выход из которого может оказаться болезненным. Потому что при определившимся на данном этапе раскладе сил, как замечает министр производственной реконструкции, окружающей среды и энергетики Греции Панайотис Лафазанис, «Турецкий поток» и TANAP «не являются конкурентами, поскольку каждый играет свою роль: TANAP — газопровод, который, конечно, пройдет через территорию Греции, но он не закрывает огромный спрос Европы». В то же время глава Бюро энергетических ресурсов госдепартамента США Амос Хохштейн призывает Афины отказаться от проекта «Турецкий поток» и поддержать TANAP, что, по его словам, «позволит ЕС избавиться от зависимости от российского газа и сузит российскую сферу влияния в Европе». Таким образом, Вашингтон и Брюссель пытаются осложнить российско-азербайджанские отношения по мере все большего погружения Азербайджана в лабиринты западных энергетических проектов, что, считает исполнительный директор «Фонда Наджафа Наджафова» Шахин Гаджиев, «сужает возможности для Баку в процессе маневрирования между мировыми центрами силы», доводя ситуацию до такого уровня, когда «невозможно будет быть хорошими как для Вашингтона, так и для Москвы, надо будет выбирать». Кстати, член комитета по международным отношениям парламента Азербайджана, политолог Расим Мусабеков предупреждает, что позиция России не будет оставаться постоянно статичной: «Россия считает, что Запад, используя силу, нарушал международное право, но и Москва может показать, что тоже сможет делать то, что захочет».

На днях авторитетная турецкая газета Dunya выступила со статьей Мехмета Кара «Борьба США и России за Турцию» (Türkiye üzerinden ABD-Rusya güreşi) в свете перспектив осуществления двух конкурирующих газопроводов «Турецкий поток» и TANAP. Автор отмечает, что Турции, пожалуй, впервые предоставлен шанс практически реализовать преимущества своего географического положения, поскольку два проекта замыкаются на ее территории, это «позволяет создать крупнейший на Ближнем Востоке газораспределительный центр (хаб) на турецко-греческой границе», к которому только в перспективе может присоединиться иранский, иракский, израильский и кипрский газ". Таким образом, Турция получит возможность обеспечить не только свой растущий спрос на природный газ, но и «резко усилит свое геополитическое положение в регионе до такого уровня, когда с этим придется считаться ее западным партнерам». При этом газета особое внимание обращает на азербайджанский газ, который на данном этапе выступает в роли первоисточника осуществления глобального энергетического проекта «Южный коридор», что в теории должен принести ему, помимо экономических и финансовых дивидендов, укрепление геополитического положения в Закавказье, а через «новое измерение энергетической геополитики, формирующей энергетическую карту Евразии», конвертировать в практическое решение по своему сценарию карабахское урегулирование.

Но Баку вряд ли ожидал, что Москва переведет «Южный поток» на турецкое направление и изменит таким образом геоэнергетический контекст. В то время как для России не было секретом стремление Запада разыграть против нее «бакинскую карту», Анкара вдруг приобрела возможности, ныне недоступные для большинства европейских стран, а Баку оказался в жерновах между мировыми центрами, которые усиливают потенциал нестабильности в регионе. Еще один момент. Президент Турции Реджеп Эрдоган и его азербайджанский коллега Алиев, которые руководствуются на словах принципами «два государства — одна нация», подвергаются резкой критики со стороны Запада за нарушение прав человека и «авторитарный стиль правления». При этом Брюссель всякий раз напоминает Анкаре о правах национальных меньшинств в целом и курдов в частности, и вопреки надеждам Баку не инициирует серьезных импульсов в карабахском урегулировании. По мнению турецкой газеты Milliyet, «ситуация вынуждает Турцию, несмотря на членство в НАТО, идти за Россией, потому что ставка только на TANAP не превращает ее в энергетический хаб в регионе». Баку напротив через TANAP пытается заручиться западной поддержкой, но сам того не желая способствует решению карабахской проблемы по западному сценарию. Не случайно американский сопредседатель Минской группе ОБСЕ Джеймс Уорлик периодически предлагает Баку вести переговоры с Нагорным Карабахом, что выводит Азербайджан на прямой диалог с Вашингтоном, а не Москвой. Остается только дожидаться как Анкара и Баку будут выбираться из построенного не без их участия лабиринта имени «Турецкого потока» и TANAP.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
31.03.17
Белоруссия бросается обвинениями, западные соседи негодуют
NB!
31.03.17
Кандидаты меняют партии. Цинизм или практичность?
NB!
31.03.17
Кто будет стабилизировать освобожденные от боевиков территории Сирии?
NB!
31.03.17
«Бей, любимый»: Глава МИД Латвии «не видит» беспредела солдат НАТО
NB!
31.03.17
Реальность против Украины — 6:0
NB!
31.03.17
Как два генерала НАТО террористов обсуждали
NB!
31.03.17
До нас, с нами, после нас: вечный человек в литературе для детей и о детях
NB!
31.03.17
Прокуратура Южной Кореи арестовала экс-президента Пак Кын Хе
NB!
30.03.17
«Вокруг России возвели электронный железный занавес»
NB!
30.03.17
«США предупреждают Италию о вмешательстве России в предстоящие выборы»
NB!
30.03.17
Берлин и НАТО: «Германия останется страной с ограниченным суверенитетом»
NB!
30.03.17
Донбасс за сутки: ВСУ выделит «Айдару» новые участки для мародерства
NB!
30.03.17
США: Асад может не уходить
NB!
30.03.17
Работающие финны выстраиваются в очереди за бесплатной едой
NB!
30.03.17
«Нефтегазовый спор могут разрешить теперь только лично Путин и Лукашенко»
NB!
30.03.17
Рождение новой Британской империи
NB!
30.03.17
The Telegraph: «Путин начинает освоение Арктики с установки систем ПВО»
NB!
30.03.17
«Война за сельхозземли Ставрополья разрушает крупные хозяйства»
NB!
30.03.17
Обстрел генерального консульства Польши в Луцке: кто виноват?
NB!
30.03.17
Глава Финляндии решил узнать, как выглядит мир с точки зрения Путина
NB!
30.03.17
Киев — Польше, Словакии и Румынии: «Грузия научит ВСУ воевать в горах»
NB!
30.03.17
«Дефицит госбюджета вырос на 50% из-за блокады»: обзор экономики Украины