В энергобалансе России необходима диверсификация. Такое мнение в интервью Центру энергетической экспертизы высказал руководитель департамента генерации ООО «АББ Силовые и Автоматизированные Системы» Михал Шилер. Как подчеркнули в Центре энергетической экспертизы, комментарий является частным мнением Михала Шилера, а не официальной позицией компании АВВ, компании ООО АВВ Россия или самого центра.


«Я не так долго нахожусь в России, чтобы точно сказать, что самое лучшее с точки зрения энергобаланса для вашей страны, но, как мне кажется, необходимо определять это в зависимости от региона, — отметил эксперт. —  Так, там, где европейская часть России, где большая плотность населения, нужно идти в регионы и строить локальные источники генерации, когенерационные источники и тригенерационные источники. В Сибири и на Дальнем Востоке самым правильным подходом будет центральная выработка электрической энергии с последующим распределением, а в том, что касается теплообеспечения, это локальные небольшие источники, которые будут обеспечивать население теплом».

«Я сторонник диверсификации, — подчеркнул Шиллер, — и мне кажется, что для российской ситуации было бы идеально соотношение: 25−30% - атомная генерация, 30% - газовая генерация, 30% - угольная генерация, оставшиеся 10−15% - это могли бы быть различные альтернативные, возобновляемые источники, в том числе и гидроэнергетика. Гидроэлектростанции надо распространять там, где не требуется тепло или где тепло экономически невыгодно получать от электричества. Атомные электростанции работают в базовом режиме, гидроэнергетика и газовая генерация эффективна в пиковых режимах потребления, а в некоторых регионах это будет основной источник электроэнергии. А удовлетворением оставшихся потребностей может заняться угольная генерация, в том числе обеспечивая безопасность России с точки зрения энергоресурсов. У возобновляемых источников энергии в России перспективы есть, но, как мы уже можем судить по опыту Европы, „зеленые“ источники могут работать только за счет субсидий, мощной поддержки, а это возвращает нас к вопросу, кто все это оплатит».

«Можно, конечно, сказать, что 30% для атома — это много, но с другой стороны, это экологичные источники энергии, оказывающие минимальное воздействие на окружающую среду, — полагает эксперт. — Если посмотреть на пример Германии, в ее отказе от атомной энергии изначально первым аргументом у представителей власти страны была энергобезопасность. С какой-то стороны, их можно и понять. Они говорили: зачем нам платить за то, что мы сами не добываем. Для АЭС топливо они получали из-за рубежа. То же самое касается и газа, который в Германии добывается только локально и не сможет обеспечить генерацию. Остается уголь, но он чувствителен с точки зрения экологии. Они заявили, что они будут больше ориентироваться на „зеленые“ источники энергии. Это мнение одной страны, но все остальные страны в рамках Европы — это самостоятельные государства, значит, они определяют свою политику по другим критериям. Например, в Чехии была недавно принята новая энергостратегия, которая говорит о продолжении строительства атомных электростанций, что, конечно, выглядит логично с точки зрения обеспечения населения электричеством, а также того, что Чешская Республика является экспортером электроэнергии в другие страны».