Ближний Восток при суннитской «перегрузке» и контригра Ирана

Если Ирану и его союзникам удастся реализовать план срыва ближайших мероприятий США и Израиля в регионе, шииты одержат вторую глобальную победу над суннитскими фундаменталистами

Сергей Шакарянц, 28 мая 2015, 21:23 — REGNUM  

Примерно через месяц мир отметит своеобразную годовщину начала агрессии группировки «Исламское государство» (IS) против Сирии и Ирака, что ознаменовалось внезапным захватом Мосула (в Ираке) и тут же последовавшей оккупацией Ракки (в Сирии) с выходом к ключевым населенным пунктам на сирийско-турецкой границе. Подведем определенные итоги этой очередной рабочей разработки стран и спецслужб, стоящих за программой «перегрузки» Ближнего Востока и его превращения в некий «Глобальный Ближний Восток».

Как говорится, «по факту» за группировкой IS стоят, ничего не скрывая, Турция, Саудовская Аравия и Катар, база же тоже неплохо известна — создать непреодолимые препятствия на пути реализации стратегического газового проекта Ирана с охватом территорий Северного Ирака и Северной Сирии. Естественно, такой проект помешал ранее озвучивавшемуся проекту переброски нефти и газа из Иракского Курдистана в направлении Турции, а оттуда — то ли в Европу, то ли в Израиль.

Сейчас, как это ни странно, возобновилась актуализация вопросов типа «Все — Сирии больше нет», «На очереди — Иран?» и так далее. Отвечать на подобные вопросы утвердительно или отрицательно без твердых знаний реальной информации, а не интернет-версий многочисленных дезинформаций, невозможно. Мир уже привык к тому, что де-факто нет государства под названием Ирак, поскольку на месте бывшего единого Ирака благодаря американо-английской оккупации уже давно и де-факто сосуществуют целых три квазигосударства: 1) некая «федерация» различных шиитских организаций, жестко контролирующая и Багдад, и Басру, и выход в Персидский залив, со значительным влиянием соседнего Ирана, опирающегося не только на шейха Муктаду ас-Садра, лидера группировки «Армия Махди», но и на авторитет Великого аятоллы Али ас-Систани; 2) территория суннитов и бедуинских племен, откровенно не принимающая по сути никого; 3) автономный (по Конституции) Курдистан со всей атрибутикой независимой страны, но в силу сопротивления Багдада так и не получивший право свободной экономической деятельности со своими нефтью и газом.

Говорить о том, что такая же ситуация, при непосредственном участии именно внутрисирийских сил, сложилась и в Сирии — это явное преувеличение. Другое дело, что значительная часть сирийской территории оккупирована со стороны иностранных наемников, воюющих в рядах и IS, и сирийской «ячейки» организации «Аль-Каеда» — «Джебхат-ан-Нусра». Тем более не приходится говорить о том, что тандем IS — «Аль-Каеда» помог Турции, США и саудитам разорвать пресловутый «шиитский пояс» — скорее, наоборот, общая угроза еще более сплотила Иран, шиитов Ирака, шиитов и алавитов Сирии, поскольку все понимают, что по отдельности противостоять такой угрозе, в тени которой слишком уж явно заметны профили США и Израиля, не имеет смысла. Соответственно, бессмысленно искать конец сирийской государственности. По крайней мере то, что продолжает контролироваться администрацией президента Башара-аль-Асада, по-прежнему подчиняется вертикали власти и требованиям законов военного времени.

Еще беспочвенней становится вопрос — «а что там с Ираном?», если заметить, насколько участились взаимные заявления России и Ирана о том, что долгожданные поставки ЗРК С-300 ПМУ-1 (или чего-то поэффективнее — допустим, С-300 ПМ3, они же С-400 «Триумф»?..) это дело считаных дней, если именно слышать суть заявлений Тегерана о том, что любое посягательство на корабли с его гуманитарной помощью для шиитов Йемена будут расцениваться как объявление войны, если помнить, что на международной конференции по вопросам мира и безопасности в Москве в апреле сего года именно военные Ирана озвучили идею о трех- или четырехстороннем военном союзе Евразии (Россия, Иран, Китай, Индия). Если вспомнить, что контакты (в том числе экстренные, телефонные) между главами оборонных ведомств Ирана и России стали даже более чем частыми, если помнить о громадном пакете контрактов, подписанном министрами обороны РФ и ИРИ Сергеем Шойгу и Хоссейном Дегханом в Тегеране, если помнить, что Верховный лидер Исламской революции Ирана аятолла Сейед Али Хоссейн Хаменеи, в сущности, фетвой запретил президенту и МИД страны вести переговоры с Западом о внутриполитическом режиме в Иране, о программе вооружений и перевооружения армии и флота Ирана, о региональной ситуации (т.е. именно по Ближнему Востоку в первую очередь) — то, извините, придется признать, что даже если «увидеть» кончину Сирии и Ирака де-юре, Западу и Израилю еще ой как нескоро заниматься «вопросами Ирана».

Иран — больше не сугубо региональная держава Ближнего Востока, это Цивилизация общепланетарного значения, вынуждающая сильных мира сего менять свои актуальные внешнеполитические повестки, менять свои стратегические программы и повседневные планы. Ну и последние странные новости — то миру сообщают, что вроде Запад подписал капитуляцию: согласился на единовременную отмену всех антииранских санкций. А то — что Тегеран предсказывает, что переговоры с Западом по иранской ядерной программе… затянутся и после 30 июня. Так и напрашивается вопрос — интересно, а что там вдруг захотел Иран в качестве еще одной уступки от Запада? Ирак? Ведь по Ираку по-прежнему в силе (и тоже — на базе соответствующего заявления аятоллы Хаменеи) установка: не допустить дезинтеграции Ирака «по израильскому сценарию». Сирию с Ливаном? Тогда это будет означать, что Запад обязан пожертвовать Турцией и Саудовской Аравией с Катаром.

Тут обязательно последуют возражения и контраргументы, что и понятно. В 2015 г. как-то трудно себе представить, что Запад кому бы то ни было жертвует ближайшего союзника Израиля на Ближнем Востоке, будь то Турция или монархия Саудов. Тем более что Анкара — по-прежнему активнейший член НАТО, а саудам американцы поручили восстановить власть в Йемене своей марионетки Абд Раббу Мансура Хади, бежавшего от возмущенных шиитов-зейдитов (хуситов). И ведь, кстати, именно Йемен и дал миру доказательство, что пресловутые «алькаеды» и «исламскиехалифаты» — суть «кинжалы» спецопераций разведок США и Израиля: как только вооруженные формирования зейдитов взяли порт Аден и начали продвигаться к Баб-эль-Мандебскому проливу, тут же оставшиеся верными беглому Хади правительственные войска сдали территории, прилегающие к проливу, бандитам из вышеназванных суннитских террористических организаций.

Но чем-то Западу придется пожертвовать, если он не отказался от планов все-таки втянуть Иран на том или ином этапе в свои программы «перегрузки» Ближнего Востока. Не с этой ли вероятной жертвой связаны не то слухи, не то откровенный интернет-сетевой фейк в виде сообщений об очередной попытке госпереворота в Катаре и «исчезновении» местного шейха Хамада Бен-Халифа аль-Тани? А также сообщение, уже многократно подтвержденное — действительно, в ответ на начало саудитами сухопутной военной интервенции в Йемен происходит некая внутренняя консолидация, и шииты-зейдиты различных местных кланов совместными усилиями атакуют саудовскую территорию и захватывают военную базу саудитов. Похоже ли все вышеперечисленное на то, что «шиитский пояс» разорван и его вскоре размажут по стенке, после чего «примутся за Иран»? Нет — скорее заметен новый этап многолетней трагедии Ближнего Востока, когда изменения на условных фронтах будут происходить чуть ли не постоянно и несколько раз за день-два.

Сейчас идет перегруппировка сил в Ираке — к Эр-Рамади все ближе подступают подразделения различных «шиитских милиций», по крайней мере, официально не отменена и операция по освобождению Мосула, ключевого города для контроля подступов к границам и Сирии, и Турции. Прошла перегруппировка (в том числе и с участием отрядов ливанской партии «Хезболлах») и в Сирии — контрнаступление должно пойти и в окрестностях Алеппо, и в направлении Тадмора-Пальмиры. Цель ясна — при успехе контрнаступлений зачистить от иностранных наемников и такфиристов (салафитов) всю сирийско-иракскую границу. И, кстати, освободить пространство для строительства будущего газопровода Иран — Ирак (Басра) — Сирия (побережье Средиземного моря), Тегеран ведь не привык отказываться от поставленных целей.

Нелишне также вспомнить и о пока не подтвержденных сведениях о том, что иранская сторона вступила в кулуарные переговоры с афганским (не путать с пакистанскими единомышленниками) движением «Талибан». Как известно, «талибы» и «халифатчики» IS вначале вроде бы объявили друг друга союзниками, а затем объявили друг другу джихад — и есть все основания предполагать, что в лице «Талибан» Иран не прочь заполучить пятую колонну в списке фундаменталистских террористических организаций. Видя же «методологию» деятельности IS, нетрудно представить, на какой почве «талибы» Афганистана (в сущности-то, тоже представители Иранского Мира…) могли пойти на своеобразный сепаратный мир с Ираном и его контрагентами внутри Афганистана. Внезапные военные учения десантников Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ СНГ в соседнем Таджикистане, надо полагать, вполне впечатлили и без того эмоциональных «талибов» — в такой ситуации мир и взаимодействие с Ираном, пусть даже и против «братьев по крови» и по общим учителям, куда меньшее зло для «Талибана», чем угроза мгновенно лишиться своей традиционной верхушки и заполучить еще более контролируемых спецслужбами Запада и Израиля новых главарей типа разных Абу Бакров.

Как боевики IS умеют, пользуясь «сбросами» военной техники и боеприпасов от иракских военных, обученных инструкторами из США, внезапно и результативно нападать, захватывать и разрушать города и поселки, резать невооруженное беззащитное гражданское население — разумеется, известно. И даже намного раньше, чем, к примеру, начались агрессии «халифатчиков» в Ираке и Сирии летом 2014 года. В конце концов, IS — это всего лишь «Исламское государство Ирака и Леванта» (ISIL), которая бесславно, в основном, с позорными поражениями воевала в Сирии на различных направлениях еще с конца 2011 — начала 2012 года. И была вытеснена (!) аль-каедовцами из «Джебхат-ан-Нусра» в Ирак.

Однако и в 2011−14 гг. в Сирии боевики IS только тем и прославились, что рубили головы гражданским или, например, вырезали внутренние органы пленным сирийским военным вживую. Но зверствами войн не выигрывают. Куда хуже боевики IS умеют вести оборонительные бои, что было доказано, когда чуть более тысячи довольно-таки малообученных и не слишком хорошо организованных курдских «пешмерга» отвоевали у «халифатчиков» приграничный с Турцией курдонаселенный сирийский город Айн-эль-Араб. Но насколько «курдов оставили в покое» (и нелишни подозрения, что это произошло именно после недавнего визита главы Иракского Курдистана Масуда Барзани в США и Европу), настолько же такфиристы стали более активными и жестокими в отношении Сирии и Ирака. И это — одна из сторон, раскрывающих причину, почему курды, например, не пошли с помощью в иракскую провинцию Анбар и к Эр-Рамади, хотя безопасность сирийско-иракской границы, казалось бы, составляет кровный интерес иракских курдов. Называть ли это сговором между США и Барзани? Пока следует быть осторожными в оценках и ярлыках. Хотя, наверное, Барзани согласился временно «забыть», что Мосул и его нефте- и газоместорождения постоянно были желанными лакомыми кусочками для Иракского Курдистана и что трагедия в Эр-Рамади и угроза наступления на Багдад как минимум отдаляют перспективу освобождения Мосула от оккупации IS и, соответственно, возможности вернуться к спору с Багдадом об административно-территориальной подчиненности Мосула, а значит — и права контроля над нефтью и газом Севера. Также и курды Сирии не сдвинулись с места, даже когда для всех стало явью, что такфиристы рвутся именно к Тадмору, хотя вполне могли в этот момент нанести отвлекающие удары по IS в районе Идлиба и их «столицы» Ракка — кстати, тоже нефте- и газоцентра. Хотя сирийские курды не могли не понимать, что при всей стремительности и концентрации ударов по Тадмору «халифатчики» не будут в состоянии устоять против боев сразу на два-три фронта.

Впрочем, курды, видимо, все-таки вступили в торги со всеми иностранными опекунами группировки IS, а называть это курдским локальным предательством Сирии и Ирака или нет — пусть решат сами сирийцы и иракцы. Куда больший интерес вызывают подозрения на предательство в Багдаде или по меньшей мере среди военных новой армии Ирака, воспитанной и натренированной инструкторами США. Раз уж американское агентство Associated Press признает, что западные партнеры иракского премьера Хейдара аль-Абади до поражения в Эр-Рамади призывали его не задействовать «шиитскую милицию», то есть выглядящая достоверной версия о том, что в пики активизации переговоров Иран — США вокруг якобы ядерной проблемы и происходят различные пертурбации, которые тут же отражаются на ослаблении активных действий сил Асада в Сирии и антитеррористического блока в Ираке. Разве (к тому же шиит — просто «лондонской закваски») аль-Абади не знал заранее, что во всех успешных операциях в Ираке до апреля-мая 2015-го именно шииты и были главной действующей силой и что именно «шиитские милиции» эксперты на Западе и даже в Израиле с Россией вынуждены признать, по сути, «еще одной армией Ирака»? Конечно, знал — тем не менее сдал провинцию Анбар и «подставил» Сирию. И опять-таки волей-неволей напрашивается вопрос: не для этого ли Вашингтон и Лондон, в сущности, свергали правительство другого шиита в Багдаде — Нури аль-Малики, который был в намного меньшей степени контролируем Западом и который не прощал курдам Барзани малейших колебаний, да и к тому же «больше» дружил и с Ираном, и с ливанской «Хезболлах».

Нетрудно понять — Ближний Восток в преддверии лета 2015-го стоит на пороге вполне предсказуемых контрударов союзников Ирана и, вообще, шиитов региона. Какими они будут — ограниченными (допустим, только в направлении от Алеппо, к Тадмору и Эр-Рамади) или же глобальными (все-таки с захватом йеменского побережья Баб-эль-Мандеба и с зачисткой границ Сирии и Ирака с Турцией), прогнозировать трудно. Но на протяжении примерно десяти последних дней Иран многократно предупреждал, что Сирия и Дамаск — это все равно что атаковать предместья Тегерана, а значит, и реакция негласного хозяина региона может быть только соответствующей. Демонстративный же подрыв шиитской мечети в Эль-Катифе (шиитская Восточная провинция Саудовской Аравии) с многочисленными жертвами говорит о том, что потенциальные военные противники Ирана тоже предвосхищают элемент холодной мести и пытаются заранее запугать местных шиитов.

В сущности, если Ирану и его союзникам удастся реализовать план срыва мероприятий США и Израиля в регионе, шииты одержат вторую глобальную победу над суннитскими фундаменталистами (впервые — при династии Софарридов в IX—X вв.). Ну, а над Турцией Ирану не привыкать одерживать победы — из 9 войн, насчитывающихся между ними с 1514 г., Иран побеждал в восьми. Кстати, за плечами у иранцев и многотысячелетний опыт хладнокровных приготовлений к банальной политико-военной мести своим врагам и недоброжелателям. Сейчас же у иранцев, как никогда, немало и неявных сторонников — и в регионе, и в мире в целом.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.