Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, накануне нового заседания Комиссии Е. С. итальянские СМИ со ссылкой на пресс-службу rомиссии публикуют новые пункты плана приема мигрантов.

Мигранты стремятся в Италию.
Мигранты стремятся в Италию.
alnabaa.net

Оппозиция Франции, Испании и Венгрии, а также многих других членов ЕС все же повлияла на президента Жан-Клода Юнкера, он намерен пересмотреть некоторые моменты, которые, казалось бы, уже были утверждены. Европа делает шаг назад. Остается неизменной квота только в 24000 человек, которые будут отправлены в другие страны ЕС, но распределение такого количества мигрантов займет два года. Италия обеспокоена: что же делать с остальными мигрантами? Ведь за два года прибудут новые беженцы.

Новые предложения Комиссии Е. С. далеки от тех, которые были сделаны сгоряча сразу после гибели почти тысячи мигрантов в Средиземном море в конце апреля. Даже если новые меры будут утверждены главами государств и правительств ЕС (очередная встреча запланирована на 26 июня), касаться они будут только тех мигрантов, которые прибыли в Италию начиная с июля. Таким образом, Италия продолжит самостоятельно заботиться о 90 тысячах мигрантов, которые уже приехали в страну с начала года и которых уже разместили в приемных центрах и на частных объектах.

Эксперты считают сложившуюся ситуацию критической, на заседании Комиссии Е. С. Италия будет наставить на пересмотре критериев для распределения беженцев, чтобы иметь возможность рассчитывать на помощь Европы в случае новой волны миграции. Надежда на то, что ЕС заберет большую часть мигрантов, все же тает с каждым днем. Кроме того, расселение беженцев будет происходить только тогда, когда заработают международные центры распределения, в которых должны работать должностные лица разных европейских агентств для идентификации мигрантов. Когда и как будут создаваться подобные центры, никто не знает. Стоит ли говорить, что Италия вновь ощущает себя обманутой и забытой. Вопрос с квотами наглядно показал, что ни о каком едином ЕС не может быть и речи.

Специально для ИА REGNUM ситуацию прокомментировал Алессио Меннона, доктор социологии, исследователь феноменов миграции Института ISMU, изучающего аспекты многонационального и поликультурного преобразования общества.

ИА REGNUM: Господин Меннона, как бы вы прокомментировали заявления в итальянских СМИ о том, что ЕС возьмет на себя обязательство по размещению лишь 24000 мигрантов?

Прежде всего, хотел бы сделать небольшое «численное» разъяснение: явление, о котором идет речь, не является массовой миграцией в Италию (как это почти всегда называют) и даже не нелегальной миграцией в Италию (которая происходит и другими путями: сухопутными, с Востока, или даже через воздух, возможно, с начальной туристической визой, которая истекает позднее); перед цифрой пять или шесть с половиной миллионов иностранцев в Италии — не считая уже многих «бывших» иностранцев, которые приобрели с течением времени и все больше и больше сегодня приобретают итальянское гражданство — с начала 2015 года к нам прибыло 40 тысяч мигрантов, в дополнение к 170 тысячам в 2014 году. Теперь вопрос времени: я не думаю, что-то, о чем сегодня говорят итальянские СМИ, будет окончательным решением Комиссии Е. С. О репатриации незаконных мигрантов говорят месяцы и годы, на официальном уровне и так решительно заговорили после трагедии 18 апреля, когда погибла почти тысяча мигрантов (в дополнение к 300−400 жертвам другого кораблекрушения, которое произошло несколькими днями раньше, 12 апреля). То есть я думаю, что это будет вновь обсуждаться в Брюсселе, чтобы решить количество беженцев, которых примет каждая страна — член Е. С. Есть еще много аспектов для обсуждений, и подпись единого соглашения мне кажется в очень далекой перспективе.

ИА REGNUM: Каким вам видится решение проблемы? Есть ли способ остановить массовую миграцию беженцев из Африки?

Знаете, все переживают за погибших и хотят, чтобы их было меньше; но потом, когда дело доходит до конкретной поддержки оставшихся в живых, — эти же люди делают шаг в сторону.

В Италии, я лично думаю, началась некая политическая операция, в которой большую роль играют СМИ, влияющие на мнение общественности, у нас уже большинство думает так: те, кто работает на интеграцию мигрантов или лиц, ищущих убежища, только ищут повод, как бы поживиться за счет государственных средств. «Плохое» отношение к беженцам уже считается более зрелым и честным, чем деятельность «ложных благодетелей, которые больше не могут позволить себе вычитать из государственных ресурсов». То есть я не совсем понимаю, — за исключением военного вмешательства, — какой может быть реальная политическая воля народа в отношении нелегальных мигрантов, плывущих по морю: мы хотим их видеть живыми или мертвыми? Учитывая, что — за исключением военного варианта — есть другие страны, и «их можно отправить обратно» или «сделать так, чтобы они даже не отчаливали от родных берегов». Исключаем военный вариант и западную волю, которая могла бы действительно сбалансировать немного «экономические отношения между богатыми и бедными странами», эти несчастные будут отправляться в путь снова и снова. Бесполезно говорит, что мы не хотим, чтобы они отправлялись. Но как? Или с помощью военной интервенции и оккупации ливийской земли (но тогда, может быть, они придут из других стран); или с установлением баланса в отношениях между северными и южными странами; или с помощью гуманитарных коридоров. Ни один из трех вариантов нежелателен, по уважаемым причинам, и поэтому почти бесполезно кричать: «Мы должны остановить их!» Если вы хотите, тогда делайте что-нибудь.

ИА REGNUM: По Италии прошла волна манифестаций, граждане не хотят размещать беженцев у себя в городах, в районах, в подъездах. Как вы прокомментируете это?

В настоявший момент в городах, областях и даже государствах наблюдается явление НИМБИ (акроним от английской фразы «not in my back yard» (русск. — не на моём заднем дворе) — прим. ИА REGNUM), никто не хочет размещать мигрантов, ищущих убежища (почти как … атомные электростанции), никто не хочет брать ответственность. Учитывая, что в этих условиях миграционные потоки не могут быть блокированы (по причинам более политико-избирательным, но не экономическим), я сказал бы так: я исключаю все аспекты порядка этического и гуманитарного, согласен не рассматривать их, будем жить абсурдно, без этики, но это ведь не такие огромные расходы для одного города «содержать» несколько лиц, ищущих убежища (в порядке нескольких человек в год на 10 тысяч местных жителей), и эти люди получают по 1−3 евро в день, которые они же реинвестируют в Италию (сигареты, телефонные звонки, половина сэндвича), косвенно они стоят Италии около 30−35 евро в день, но эти деньги идут на организованное питание, здравоохранение, социальные услуги, оплату жилья. Таким образом, и эти фонды возвращаются на итальянский рынок: конечно, существует и «социальный бизнес»; и в этом заключается политическое решение, чтобы показать, куда именно будут потрачены деньги. Конечно, многие итальянцы хотели бы жить как «беженцы», лично я слышал от людей, выходящих из тюрьмы или из больницы, что у них была крыша над головой, еда и уход, все бесплатно, не нужно работать. Но в тех случаях они ведь не бежали от войны или голода.