Общественник: Ситуация с памятниками войны в Эстонии — катастрофическая

С конца 80-х годов исчезло около 40% захоронений времен Великой Отечественной войны

Таллин, 26 Мая 2015, 12:23 — REGNUM  


Известный общественный деятель Эстонии, участник составления карты воинских захоронений в стране, основатель НКО Monuments Станислав Гробер рассказал ИА REGNUM о проводимой его обществом работе и существующих сложностях ухода за воинскими захоронениями.

ИА REGNUM: Расскажите о вашей работе по восстановлению воинских захоронений?

Регулярно проводить работы начали в 2006—2007 годах, уточню сразу, что сохранение памяти о павших воинах — это хобби. Во всех мероприятиях старался максимально использовать наработки по сохранению материалов различных фирм, проверив их качество на работе. Это сокращало финансовые затраты и значительно сокращало время, затрачиваемое на проведение работ. Как следствие, очищенные по нашей методике памятники обычно остаются более или менее чистыми около пяти лет.

Работа — обычно это приведение в порядок территории воинского захоронения, устройство дорожек и разбивка клумб. Последней по времени выполненной нашим НКО работой стало обустройство братской могилы умерших и павших в 1914—1917 годах, а также очистка обелиска на Воинском захоронении в Кюлитсе.

ИА REGNUM: Сколько воинских захоронений в Эстонии, как их можно классифицировать?

Мы знаем о нескольких десятках воинских захоронений и памятных знаках, которым более сотни лет. Около двух десятков обозначенных воинских захоронений Первой мировой войны. Около десятка захоронений воинов Северо-западной «белой» Армии и несколько захоронений воинов Красной Армии периода Освободительной войны 1918−1920 годов. Захоронений павших воинов Великой Отечественной войны в Эстонии — 225, по крайней мере, это те, о которых мы знаем.

ИА REGNUM: Что общего у военных захоронений в Эстонии с точки зрения их состояния, статуса или судьбы?

Общее для воинских захоронений, которым более ста лет, то, что люди, которые обустраивали их, понимали, что имею дело с вечностью. Общее для воинских захоронений Великой Отечественной войны — это расчет на регулярный уход силами общественных организаций и ремонт силами муниципалитетов.

ИА REGNUM: Какие военные памятники страдают в Эстонии чаще всего от действий вандалов или политических провокаторов?

Самым защищенным памятником является тот, до которого трудно добраться. Воинское Захоронение в Синга, например. От любителей выпить и подростков страдают памятники на воинских захоронениях вблизи населенных пунктов, такие, как в Пука или в Кюлитсе. От политиков страдают крупные воинские захоронения в городах, например, Мемориал Раади в Тарту.

ИА REGNUM: По вашим подсчетам, сколько памятников советским воинам исчезли (демонтированы, уничтожены) в Эстонии за последние 25 лет?

Считают, что в конце 80-х годов в стране было 375 воинских захоронений, сейчас 225 (исчезли порядка 40% воинских захоронений времен Великой Отечественной войны — прим. ИА REGNUM). Большинство захоронений при переносе потеряли до половины имен павших воинов.

ИА REGNUM: Назовите главный с вашей точки зрения советский военный монумент в Эстонии? Почему?

Воинские монументы — это, прежде всего память, гордость за подвиг предков и патриотическое воспитание. Каждый из воинов, погибших на территории Эстонии, отдал самое дорогое, что у них было, — жизнь. Как можно сравнивать, чья отданная жизнь главнее? Самое большое воинское захоронение Великой Отечественной на Синимяэ (северо-восточная Эстония): в двух братских могилах захоронены 17243 военнослужащих, имена которых известны.

ИА REGNUM: В каком состоянии находится большинство советских военных памятников в Эстонии, по вашей оценке?

Большинство попадает под определение «временное обозначение воинского захоронения». Если в пятидесятых, шестидесятых годах прошлого века не хватало средств на обустройство, то чего не хватает сейчас, сложно сказать, наверное, совести у ответственных официальных лиц за это. На большинстве мест нет четко обозначенных границ воинских захоронений, а там, где они есть, то это, в основном, кустарник или дорожки, размеры этих площадок не соответствуют количеству захороненных. Как можно похоронить почти две сотни воинов в могилу 3×4 метра, почти тысячу воинов — в круглую площадку диаметром около 8 метров? Понятно, что списка имен захороненных там тоже нет.

ИА REGNUM: Отрегулирован ли статус советских военных захоронений Эстонии законодательно? Защищены ли они юридически?

Да, на них распространяется действие закона «О защите воинских захоронений» от 11-го января 2007 года.

ИА REGNUM: Как вы оцените поддержку и помощь России в вопросе ухода за военными захоронениями и памятниками? Какова роль посольства здесь? Велика ли роль российских меценатов или общественных организаций?

К сожалению то, что мы видели, — это примитивная показуха: ободрать, покрасить и воткнуть цветочки. Каких-то действий, рассчитанных на годы вперед, нет. Нет долгосрочного плана работ, нет даже попытки оценить результаты этой «поддержки». В 2007 году, возможно, на волне апрельских событий, были попытки организовать эту деятельность при участии работников посольства России в Эстонии. Была проведена ревизия результатов деятельности оплачиваемых «активистов», но к концу 2008 года все вернулось на круги своя. До сих пор я не получил от российской стороны разъяснения термина «Воинское Захоронение, приведенное в порядок». А если нет критериев, то как можно что-то делать и оценивать?

ИА REGNUM: Какова роль в этом процессе русской общины Эстонии и ее политических и общественных представителей? Активно ли помогают вашему делу представители русского бизнес-сообщества Эстонии?

А мы и наши коллеги кто, разве не русская община Эстонии? За все время нашей деятельности из местных общественно-политических деятелей и представителей обществ российских соотечественников к нам обратился лишь Сергей Сергеев с предложением профинансировать приведение в порядок воинского захоронения Первой мировой войны. Так как мы с 2008 самостоятельно поддерживали в приемлемом порядке Воинское захоронение в Тарту, то мы быстро нашли общий язык и за результат совместной акции не стыдно. Мы всегда рады любой помощи, в том числе и финансовой, в том числе и от представителей местного бизнеса, но пока таковой ни от кого не видели.

ИА REGNUM: Помогает ли вам эстонское государство? Конкретный пример.

Нет.

ИА REGNUM: Почему вы категорически против деятельности инициативных самоорганизующихся групп по приведению в порядок военных памятников и захоронений?

Мы никогда не были против деятельности кого-либо. Мы против действий, наносящих вред, против неуместного пиара деятельности с сомнительным результатом. Пример такой деятельности — покраска очищенного нами или кем-то из коллег обелиска или памятника и кустарно исполненные бетонные работы. Все попытки как-то упорядочить этот вид деятельности, к сожалению, ни к чему не привели. Мы сразу нашли общий язык и провели немало совместных работ и акций с Русским обществом охраны памятников и клубом военно-исторических реконструкторов «Фронт-Лайн».

ИА REGNUM: Что необходимо сделать Эстонии и России для сохранения военных памятников в Эстонии?

Надо для начала признать, что ситуация катастрофическая. Выработать понятные для всех критерии определения «Воинское Захоронение, приведенное в порядок». Решить для себя, что мы хотим видеть и сколько готовы потратить для этого средств и сил. На основании выше изложенного, работать для достижения цели.

Для сохранения воинских захоронений и в Эстонии, и в России нужна работа, а не доклады о выделенных средствах. Пустые речи о том, что «это наше всё», сохранению воинских захоронений не способствуют. Скорее наоборот: ханжество отталкивает тех, кто готов тратить свои силы, время и деньги ради сохранения памяти о подвигах предков.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
17.01.17
«Принцип Маннергейма»: на Урале чествуют пособника власовцев
NB!
17.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 17 января
NB!
17.01.17
Бразилия: страну спасет «настоящий полковник»?
NB!
17.01.17
«США теряют преимущество в военной технике»
NB!
17.01.17
Армия готова защитить граждан РФ в случае угрозы, уверены 92%: опрос
NB!
17.01.17
Поиски Boeing МН370, пропавшего в 2014 году, приостановлены
NB!
17.01.17
МИД РФ назвал «истерикой» подборку слов Трампа о России
NB!
17.01.17
The National Interest: Империализм США вреден для них самих
NB!
17.01.17
«Рубль сдал позиции»
NB!
17.01.17
Обама покидает Белый дом с симпатиями 58% граждан США
NB!
17.01.17
Юань продолжает стремительно дешеветь по отношению к доллару США
NB!
17.01.17
Советник Трампа считает, что санкции США сплотили народ России
NB!
17.01.17
Операция «Буря в пустыне»: Роковое решение и уничтожение Ирака
NB!
17.01.17
Как обустроить Палестину? Никак!
NB!
16.01.17
«Денег нет, но вы держитесь»: эксперты о прощальном визите Байдена в Киев
NB!
16.01.17
Триллион иен: цепкий плен обещаний Японии
NB!
16.01.17
Избранный президент Болгарии: Крым де-факто принадлежит России
NB!
16.01.17
Ах, леди, не сморкайтесь в рукава…
NB!
16.01.17
Росгеологию лишили монополии на неразведанные участки углеводородов
NB!
16.01.17
Шамхани: Иран не собирается свергать режим в Эр-Рияде
NB!
16.01.17
Нагорный Карабах: Война и мир
NB!
16.01.17
«Финансового резерва Латвии хватит только на выплату двух пенсий»