Триумф Китая и очень мягкая «сила» России в Латинской Америке

Есть ли место России в регионе, который теперь свяжет с Китаем «общая судьба»?

Татьяна Полоскова, 24 мая 2015, 17:26 — REGNUM  

24 мая начинается визит Премьера Госсовета Китая Ли Кэцяна в Чили в рамках официального тура по странам Латинской Америки. Отметим, что Китай и Чили установили стратегическое партнерство еще в 2012 году. В программе визита Ли Кэцяна в Сантьяго — переговоры с президентом Чили Мишель Бачелет, подписание нескольких соглашений и совместной декларации между правительствами двух стран. Он также встретится с Освальдо Росалесом, главой департамента международной торговли и интеграции при Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК). и выступит с речью в этой организации, комментирует «Синьхуа».

Официальный тур китайского премьера, в ходе которого он уже посетил Бразилию, Перу, Колумбию и подписал там важные соглашения с огромным инвестиционным обеспечением со стороны КНР, можно назвать триумфальным. Кроме этого, как сообщало ИА REGNUM, Китай заявил о готовности принять активное участие в строительстве трансконтинентальной железнодорожной магистрали от Атлантического побережья Бразилии до Тихоокеанских портов Перу. А Ли Кэцян уже подписал соответствующие соглашения с Бразилией и Перу. Отметим, что Китай, кроме этого сухопутного коридора, является фактическим хозяином строящегося никарагуанского канала и владеет рядом ключевых портов Панамского канала. И именно в этом заключается значимый геополитический результат того, что делает руководство Китая в Латинской Америке. Не считая заявлений руководителей ряда стран региона о политической поддержке и признании единого Китая.

Заместитель директора Института стран Латинской Америки РАН Борис Мартынов в интервью Sputnik заявил, что в Латинской Америке готовы принимать китайские инвестиции, поскольку Пекин не оказывает на своих партнеров там политического давления: «Китай ведет себя в этом отношении очень аккуратно. В отличие от США, он не сопровождает идеи экономического сотрудничества — предоставление кредитов и инвестиций — политическими требованиями. Китай не пытается выстроить Латинскую Америку под себя, и та охотно идет на сотрудничество». Однако для того, чтобы добиваться политических результатов в регионе, укреплять свое пристутствие и убирать конкурентов совсем не обязательно «давить» на партнеров и требовать от них «политической верности». Финансовый контроль над трансокеаническими коридорами, вложения гигантских средств в экономику стран Латинской Америки — и есть метод достижения конкретных политических целей. Не говоря уже о «мягкой силе» Китая, в том числе, использовании потенциала китайской диаспоры в странах Латинской Америки. А не бездумной траты средств на т.н. соотечественников, как это делает Россия. Трат без всяких ответных действий со стороны «соотечественных организаций» в странах Латинской Америки, которые не влияют там ни на что, в отличие от китайской диаспоры: ни на политику, ни на финансы, ни на лоббирование интересов исторической Родины.

Конечно, следует порадоваться, что в странах Латинской Америки в последние годы больше ориентируются на Китай, чем на США. Хотя в подавляющем большинстве государств Латинской Америки именно США остаются основным торговым партнером, а значительная часть населения мечтает получить там работу или образование.

Но каковы же реальные перспективы России в Латинской Америке на фоне китайской активности, учитывая, что для реализации даже значимых соглашений мало только личных договоренностей Президента России с действующими президентами. Что будет после ухода президента Аргентины Кристины Киршнер? Где гарантии, что президент Бразилии Дилма Руссефф, чей рейтинг сейчас не достигает и 20 процентов, не уйдет с президентского поста раньше времени, а новый президент не похоронит идею БРИКС в регионе? Что дальше будет с Кубой? И сможет ли президент Венесуэлы Николас Мадуро удержать страну от более тяжелых политических и социальных потрясений?

У России нет налаженной системной работы в регионе с деловыми и интеллектуальными элитами, нет реальной структурированной диаспоры. Нет пророссийских СМИ. А потому и повода для оптимизма не вижу. Председатель КНР Си Цзиньпин в прошлом году, во время встречи с руководителями стран Латинской Америки и Карибского бассейна в Бразилии, выдвинул инициативу о совместном создании с этими странами «Сообщества с единой судьбой». Очевидно, что инициативы Китая в регионе не связаны с сиюминутными коньюнктурными интересами рынка, они имеют длительную перспективу.

Хотелось бы понять: есть ли подобный долгосрочный проект выстраивания «общей судьбы» России и Латинской Америки, или все опять закончится красивыми телевизионными картинками визитов и надуванием щёк лишь на московских паркетах, а не там, где Китай уже на самом деле начал строить «общую судьбу» послевашингтонского мира. Где присутствия дипломатической Москвы практически нет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.