Европейский союз и газовая Россия: блеф и новые угрозы

Иран и Алжир — реальная газовая альтернатива России в ЕС?

Иннокентий Адясов, 20 мая 2015, 22:03 — REGNUM  

В последние месяцы ЕС взял курс на уменьшение зависимости от российского газа. Что в этой позиции блеф (который Брюссель постоянно использует как рычаг внешнеполитический давления) и что реальность? По сообщению ряда арабских и западных СМИ, Европейский Союз начал «неофициальные переговоры» с властями Ирана относительно возможности импорта в Европу природного газа. По сообщениям анонимного источника, пока переговоры по ядерной программе Ирана не войдут в завершающую стадию, поездки европейских делегаций сохранят неофициальный статус.

Согласно тем же источникам, с Ираном начали переговоры «некоторые каспийские государства» (ясно, что это не Россия, не Казахстан, не Туркмения и не сам Иран), которые просят Тегеран присоединиться к проекту Nabucco, по которому газ из Каспийского региона планируется поставлять в Европу. Тегеран пока отдает предпочтение поставкам СПГ на европейский рынок (возможно, европейским компаниям будет предложено принять участие в строительстве СПГ терминалов в Иране). Тут нужен некий исторический экскурс: проект Nabuccо первоначально и планировался в основном с привязкой к ресурсной базе Ирана. Первоначально проект газопровода Nabucco, представленный в 2004 году, предполагал поставку газа с месторождений Ирана в Персидском заливе. В 2006 году было принято решение в связи с конфликтом вокруг иранской ядерной программы изменить проект таким образом, чтобы иметь возможность поставлять газ из Туркмении и Азербайджана. В дальнейшем из-за переориентации основных экспортных поставок из Туркменистана в КНР и явного недостатка газа в Азербайджане газопровод Nabuссo был фактически положен ЕС под сукно.

Возможно ли сейчас реанимация этого проекта? Стоит проанализировать некоторые цифры. В недрах Ирана находится около 35 триллионов куб. м природного газа. В настоящее время в Иране добывается лишь до 700 млн. куб. м природного газа в сутки. В 2011 году (последний год до введения санкций) Иран, по данным, опубликованным в Statistical Review of World Energy, добывал около 150 млрд. кубометров природного газа.

Если верить официальной иранской статистике (на ней базируются прогнозы всех ведущих нефтегазовых компаний мира), еще до официального снятия санкций добыча природного газа в стране начало весьма серьезно расти. По сообщению, а информагентства Mehr, отчеты, опубликованные компанией British Petroleum, свидетельствуют о том, что к концу 2013 года Иран, добывающий ежегодно 166 миллиардов кубических метров газа, занял четвертое место в мире по объемам добычи данного вида топлива после Соединенных Штатов, России и Канады.

Официальная статистика Министерства нефти Исламской Республики показывает, что за 295 дней текущего года в Иране (отсчет ведется произведено более 160 миллиардов кубических метров природного газа, что почти на 16 миллиардов больше, чем за тот же период в прошлом году. Параллельно с этим благодаря реализации некоторых частей проекта разработки 12-й и 15−18-й фаз месторождения Южный Парс объем производства природного газа Ирана за 295 дней нынешнего 1393 года по иранскому календарю (21 марта 2014 — 20 марта 2015), сравнялся с объемами, добытыми за весь прошлый год (21 марта 2013 — 20 марта 2014). На фоне этого звучат прогнозы о том, что с реализацией некоторых частей проекта разработки 12 и 15−18-й фаз месторождения Южный Парс добыча этого вида топлива в Иране до конца текущего года увеличится до 200 миллиардов кубометров (для справки Газпром" планирует добыть в России в 2015 году 471 млрд куб. м газа. В целом в 2015 году объем добычи газа в России ожидается на уровне 677,5 млрд.куб. м газа).

Пока самым крупным рынком экспорта газа для Ирана сейчас остается турецкий. По данным министерства нефти Исламской Республики, суточный объём поставок природного топлива в Турцию составляет около 28 млн. куб. м, что в целом немногим превышает 10 млрд. кубометров в год. Но газопровод Иран -Турция обладает резервами для транзита: существующий газопровод позволяет прокачивать до 40 млн. кубометров иранского природного газа в сутки в Турцию, однако его пропускная способность используется лишь на 70−75%. То есть уже существующая инфраструктура позволяет поставлять через территорию Турцию в ЕС (Болгарию) по Траснбалканскому газопроводу (сейчас он используется для поставок российского газа через Украину, Румынию и Болгарию, но в случае запуска «Турецкого потока» мощности его будут простаивать полностью) около 4, 5 млрд. кубометров иранского газа.

Строительство новых газопроводов между Турцией и Болгарией уже сейчас отнесено к приоритетам энергетической политики Е. С. Интерконнектор между Болгарией и Турцией называется в числе проектов, которые должны способствовать реализации так называемого «Южного газового коридора» — проекта расширения Южнокавказского газопровода (Баку — Тбилиси — Эрзурум) и строительства Трансанатолийского и Трансадриатического газопроводов. Но это интерконнектор может быть использован и для импорта в ЕС иранского газа и без строительства весьма затратного газопровода Nabucco.

То есть, как бы это ни звучало алармистски, иранский газ может появиться на рынках ЕС в достаточно серьезных объемах в течение максимум года после официального снятия санкций с Тегерана (надо особо подчеркнуть, что МИД России делает все возможное, чтобы это произошло как можно скорее). Но Е. С. вел бы себя крайне непоследовательно, если бы делал ставку в вопросе диверсификации газовых поставок ставку лишь на Иран и Каспийский регион.

Особое внимание уделяется давнему партнеру ЕС в газовой сфере — Алжиру. В российских СМИ распространены неправильные данные, что в Алжире происходит постоянное падение объемов добычи газа. Это не так. Алжир намерен увеличить объемы добычи природного газа на 40% в течение ближайших пяти лет. Об этом заявил министр энергетики североафриканского государства Юсеф Юсфи. По его словам, объемы добычи углеводородов в Алжире вновь растут после временного снижения, вызванного атакой экстремистов на газовый комплекс Ин Аменас в 2013 году. «Темпы увеличиваются, благодаря вводу в эксплуатацию новых месторождений», — отметил Юсфи. И если в 2013 году объем добычи природного газа в Алжире превысил 127 млрд. кубометров, в 2014 году добыча газа в Алжире выросла на 3 процента и составила уже 131 миллиард кубометров.

Пустыня Сахара объявлена потенциальным решением для газовых проблем Европейского Союза, и особое внимание Брюсселя обращено на Алжир с его 321 триллионами кубических футов извлекаемого сланцевого газа. Несмотря на атаки исламистов на нефтегазовый комплекс Алжира (не надо забывать, что в стране с 1992 по 2003 год шла весьма кровопролитная гражданская война, точнее борьба армии и полиции с исламскими радикалами и нынешние всплески насилия отголоски этой войны) на фоне той же Ливии Алжир выглядит «островком стабильности «. ЕС всячески демонстрирует свою поддержку нынешним алжирским властям и драматичные события «арабской весны» серьезно не повлияли на страну. Очень серьезный плюс для наращивания импорта алжирского газа в ЕС -развитая система газопроводов в Европу. Приоритетной инфраструктурной осью ЕС выступает направление, соединяющее Алжир с южно-европейскими странами и с севером Европы. Проект предполагает строительство четырех линий газопровода из Алжира через Испанию, Италию, Францию и другие страны Е. С. Введение их в эксплуатацию в полном объеме позволит повысить поставки газа в Европу из Алжира до 31 миллиарда кубометров в год.

Эта ось включает следующие четыре ветки газопровода: Алжир — Марокко — Испания — Франция, Алжир — Испания — Франция, Алжир — Сардиния — Корсика — Франция — Италия, Алжир — Тунис — Италия.

Проекты осуществляют фирмы Sonatrach (Алжир), Cepsa (Испания), Enel (Италия), Wintershall (Германия), Enemalta (Мальта) и Eni (Италия). Кроме того, из-за «сланцевой революции» в США американские потребители отказались от большого объема закупок СПГ в Алжире и эти объемы уже пришли на европейский рынок. И как уже говорилось, ЕС уделяет особое внимание добычи сланцевого газа в Алжире. Причем алжирские власти обещают инвесторам в сланцевую добычу серьезные налоговые льготы. Ряд крупных нефтяных компаний уже подписали соглашения по проведению геологического изучения недр, включая Eni SpA, Royal Dutch Shell Plc и канадскую Talisman Energy Inc. Итальянская Eni уже начала поисково-разведочные работы, а Shell и Talisman начнут вскоре бурить свои первые поисково-разведочные скважины. В дальнейшем Алжир хочет проводить добычу сланцевого газа и нефти силами своей гос компании Sonatrach, но ЕС под тем или иными предлогами может отказаться поставлять необходимые для этого технологии гидроразрыва пласта. Пока Алжир находится на пороге «сланцевой революции», добыча сланцевого газа и нефти лишь в начале процесса, и рентабельность этой добычи ещё только предстоит определить. Это потребует бурения более чем 400 разведочных скважин. Но для алжирских властей «сланцевый вопрос» имеет не только экономический, но и политический аспект -приход западных инвесторов в газовый комплекс страны дополнительная гарантия от попыток исламистов начать новый раунд гражданской войны в Алжире. Сможет ли Россия войти в «газовый диалог» с Алжиром? Пока все эти попытки заканчивались неудачей, хотя алжирские власти на словах и не против создания «газового ОПЕК».

Но, к сожалению, эти заявления — скорее дань дипломатическом политесу, а влияние ЕС на политику Алжира на порядок сильнее влияния Р. Ф. Безусловно, декларации ЕС об уменьшении объема импортируемого российского газа во многом играют роль некого «кнута» в резко осложнявшийся за последнее время отношениях с Россией. Но и относиться к шагам ЕС по диверсификации газовых поставок лишь как к чисто пропагандистским тоже не стоит. Брюссель ведет работу по всем возможным направлением и Москве надо это четко понимать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.