Либерализация шельфа как стимул роста геологоразведки и добычи нефти в РФ

Экономист Николай Лакшинский о доступе к месторождениям нефти на шельфе

Николай Лакшинский, 19 мая 2015, 16:14 — REGNUM  

Освоение шельфовых месторождений нефти и газа из отдалённой перспективы превратилось в насущную необходимость. Естественное истощение запасов континентальных месторождений не позволяет удерживать прежние темпы развития нефтегазового сектора России. Заниматься шельфом нужно прямо сейчас, поскольку подобные проекты рассчитаны на длительные периоды и первая продукция будет получена только спустя несколько лет после начала работ.

По официальным данным, добыча нефти в России ещё растёт, но темпы уже замедляются. В 2014 году этот показатель увеличился на 0,6%, тогда как годом ранее был зафиксирован рост на 1,0%. Ещё хуже обстоит дело с восполнением сырьевой базы. В 2012 году нефтяные компании добавили 742,7 млн тонн к запасам нефти, в 2013 году — 635,0 тыс. тонн, в 2014 году — всего 530,0 млн тонн. Компании нельзя обвинить в том, что они работают «спустя рукава» — инвестиции в нефтедобычу ежегодно увеличиваются, растут объёмы разведочного бурения. В 2014 году проходка в разведочном бурении увеличилась на 8,8%, но это не привело к соответствующим успехам в открытии новых месторождений нефти и газа.

Негативные тенденции наметились несколько лет назад, падение цен на нефть и западные санкции не имеют к этому никакого отношения. Нефть является невозобновляемым сырьём и на самых богатых месторождениях рано или поздно начинается естественный спад добычи. Бурение новых скважин на выработанных участках не может привести к стабилизации добычи. Развитие отрасли напрямую зависит от ввода в разработку новых, неосвоенных месторождений. Сейчас такие месторождения остались только на шельфе.

В 2008 году были приняты поправки в закон «О недрах», ограничивающие список участников разработки шельфа только двумя компаниями — «Роснефтью» и «Газпромом». Тогда эта мера казалась справедливой — рост добычи мог быть обеспечен материковыми месторождениями и спешить с разработкой шельфа было не нужно. Действительно, прошедшие годы добыча в России росла и без шельфа, но уже в текущем году Министерство энергетики ожидает умеренный спад, примерно на 0,4%. По ряду объективных причин госкомпании не смогли обеспечить разведку шельфовых месторождений и подготовку их к эксплуатации. С 2008 года введено всего одно месторождение, на ближайшие годы не запланировано ни одного подобного события.

Между тем, устойчивая работа топливно-энергетического комплекса имеет огромную важность для страны. Доля ТЭК в ВВП России составляет 27%, в налоговых поступлениях — 53%, в экспорте — 70%. Можно по-разному относиться к такой зависимости от экспорта энергоресурсов, но факт заключается в том, что поступление валюты в основном обеспечивается предприятиями ТЭК. При этом поступление в бюджет экспортной пошлины, НДПИ и других налогов зависит не от формы собственности компании, а от того, насколько она хорошо выполняет взятые на себя обязательства в рамках лицензионного соглашения.

В дополнение деление на государственные и частные компании в настоящее время стало условностью. В уставном капитале «Газпрома» государству напрямую принадлежит всего 38,4%, вместе с подконтрольными организациями — 50,2%. На нефтяные месторождения шельфа претендует «Газпром нефть», которая не полностью принадлежит «Газпрому», а значит, и влияние государства на эту компанию ещё ниже. В «Роснефти» государство пока имеет 69,5%, но уже принято принципиальное решение о продаже 19,5% акций стороннему инвестору. Сделка откладывается только по причине того, что пока не удаётся найти покупателя, готового заплатить справедливую цену за этот актив. Впрочем, 19,8% акций «Роснефти» уже проданы британской компании BP. Даже среди частников найдётся не так много компаний со столь большой долей иностранцев в уставном капитале.

Министерство энергетики РФ и Министерство экономического развития РФ согласованно высказались за упрощение правил доступа к шельфу, что должно способствовать активизации его освоения. Аналогичной позиции придерживается вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, курирующий ТЭК. Учитывая широкую поддержку этой инициативы, можно ожидать, что внесение соответствующих изменений в законодательство будет сделано достаточно быстро и нефтяные компании России получат доступ к огромным месторождениям нефти и газа, а бюджет — справедливые отчисления от эксплуатации природных богатств.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.03.17
Трамп: уже полное поражение или только начало конца?
NB!
26.03.17
В Сибири — вспышка африканской чумы свиней
NB!
26.03.17
Два человека погибли и 11 ранены при столкновении на трассе в Бурятии
NB!
26.03.17
Украина готова принять на «Евровидении» исполнителей от РФ, но не Самойлову
NB!
26.03.17
США озабочены ситуацией в Белоруссии и требуют освободить задержанных
NB!
26.03.17
ООН определила счастливые страны: Россия лучше Прибалтики, Украина — Уганды
NB!
26.03.17
На западе Великобритании прогремел мощный взрыв
NB!
26.03.17
Савченко спела в эфире про врагов Украины
NB!
26.03.17
ЕС призвал Лукашенко немедленно освободить всех задержанных манифестантов
NB!
25.03.17
Бразильское мясо — уже не мясо?
NB!
25.03.17
В Москве прошла акция «Час Земли» — фоторепортаж
NB!
25.03.17
Власти Армении боятся диаспоры – интервью
NB!
25.03.17
Японцы не намерены прекращать «курильский пинг-понг»
NB!
25.03.17
Президент Литвы: Россия представляет угрозу для всей Европы
NB!
25.03.17
Сторонники Навального готовят провокацию в центре Калининграда
NB!
25.03.17
Лидеры ЕС подписали декларацию о будущем ЕС
NB!
25.03.17
Румыния: «Кажется, только мы в ЕС воспринимаем санкции против РФ всерьез»
NB!
25.03.17
Румыния: «Надежды, которые мы лелеяли 25 или 10 лет назад, не оправдались»
NB!
25.03.17
Энергетика Японии без атома: угольное рабство и экономика на грани
NB!
25.03.17
Лукашенко начал «информационную войну» – в кого летят осколки?
NB!
25.03.17
Российская штурмовая авиация перебазирована из Киргизии в Таджикистан
NB!
25.03.17
Политика правительства: «Никому — ничего»