«Газовые игры» Ирана и кому и зачем нужны новые «майданы»

На фоне странной мышиной возни в энергетической сфере Армении и скоротечной «майданизации» бывшей югославской республики Македония (БЮРМ) как-то менее заметными выглядят маневры Ирана в газовой сфере

Сергей Шакарянц, 19 мая 2015, 14:20 — REGNUM  

Все три отмеченных эпизода идут как бы параллельно, что усиливает впечатление приближающейся развязки, конечно, без особых представлений о ставках «игроков». А таковые представления необходимы, чтобы понять, каков же может быть конечный итог.

В Армении вызывает крупнейшие сомнения, что ЗАО «Электрические сети Армении» накопило долг в размере $250 млн и поэтому, мол, обращается к правительству с заявкой на повышение тарифов для населения. Одна из вполне эффективно получающих платежи за свои услуги от населения компания — банкрот? В то, что правительство Армении хочет продать ЗАО, — верится, а в долги компании — нет. Да, в СМИ республики в последние месяцы активно муссировались слухи о том, что ЗАО якобы купит известный российский предприниматель армянского происхождения, владелец «Ташир групп» Самвел Карапетян с условием, что долг будет полностью погашен. Именно этим стремлением якобы и объясняется предстоящее повышение тарифов, вызвавшее бурное общественное недовольство. Но, во-первых, брат бизнесмена и некогда глава аппарата президента Армении Карен Карапетян назвал эти слухи «смешными». Во-вторых, проамериканские силы на политическом поле уже сделали заявку на руководство протестным движением и несколько последних дней активно призывают… население выйти на улицы.

Еще более нелогичными выглядят действия проамериканских сил в Скопье. Казалось бы, только-только силовики БЮРМ отбили террористическую атаку косовских албанцев на город Куманово. С многочисленными жертвами и разрушениями — до «майданов» ли тут? Тем не менее в столице БЮРМ идет накатанная схема всех «майданов», начиная с «арабской весны» и «площади Тахрир». Да еще — с флагами «Великой Албании». Такое было и в Киеве — вроде бы «боролись против Януковича», а флаги над «революционерами» реяли самые разные, вплоть до флагов США. Но если с БЮРМ все более или менее ясно, потому что эта страна, во-первых, отказалась присоединяться к санкциям против России, и во-вторых — поддержала проект газопровода «Турецкий поток», то с Арменией, увы, многое «зарыто в землю».

Про «майдан» в Скопье и бандитский набег на Куманово уже заговорили на уровне МИД России, требуя от Запада и внимания к положению в этой стране и на Балканах в целом, и в косвенной форме — ответа на полувопросительное обращение министра Сергея Лаврова: мол, совпадения ли это всё с тем, что БЮРМ готова участвовать в новом газовом проекте? Ведь на примере той же Украины видно — как начинают «майданизировать», не говоря уже о разрастании славяно-албанского вооруженного противостояния (а что Албания, что албанцы Косово — это типичные инструменты в руках геополитиков именно США…), то ни о каких экономических проектах можно более не думать. Впрочем, и в Сирии ведь война помешала реализации именно газового проекта — но только иранского, с выходом на побережье Средиземного моря.

Но именно в связи с этими процессами (Армения, БЮРМ) возрастает и цена «газовых маневров» соседнего Ирана. Ведь у Ирана с Арменией также имеется газовый договор — на принципе взаиморасчетов «электроэнергия — взамен газа». Недавно многочисленные международные СМИ с особым усердием сообщали о четырехсторонней встрече в Ашхабаде с участием руководителей нефтегазовых ведомств Азербайджана, Туркмении, Турции и вице-президента Еврокомиссии по энергетике, еврокомиссара Мароша Шефчовича, как и о переговорах Шефчовича 30 апреля с президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым. Смысл этих переговоров был ясен еще с 2013-14 гг., когда Евросоюз только развертывал кампанию против российского газового проекта «Южный поток», и, конечно, наиболее явственно проявился после того, как президент России Владимир Путин 1 декабря 2014 г. во время визита в Турцию объявил о нежелании Москвы «ждать» ответов Еврокомиссии, об отказе от «Южного потока» и начале нового проекта через Черное море — к европейской части Турции. Еще более жесткой стала конструкция будущих столкновений конкурирующих энерго-углеводородных проектов, когда Россия подтвердила, что в 2019 г. не продлит транзитные соглашения с Украиной по поставкам природного газа в Европу, а также подчеркнула, что с 2019-20 гг. намерена начать прокачку газа по «Турецкому потоку». Речь у Шефчовича вроде бы шла о Транскаспийском газопроводе, как части «Южного газового коридора». И вот комиссар ЕС по вопросам защиты климата Мигель Ариас Каньете недавно сообщил, что Иран рассматривается в качестве возможной транзитной страны.

Это тут же напомнило о заявлении министра энергии и природных ресурсов Турции Танера Йылдыза от 9 апреля «вдогонку» срочному визиту турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Тегеран — мол, «если Иран согласится», то может принять участие в проекте Трансанатолийского газопровода (TANAP), также части «Южного газового коридора».

Азербайджанский портал Haqqin.az сообщал о «малоизвестном аспекте» состоявшегося еще в ноябре 2014 г. визита в Баку президента Ирана Хасана Рухани: «В ходе двусторонних консультаций, проходивших в Омане, американская сторона предложила Тегерану в обмен на снятие части санкций принять участие в формировании общего с Азербайджаном „энергетического коридора“ в Европу, присоединившись к проекту TANAP, и расширить действующий газопровод Баку — Тбилиси — Эрзурум. Предложение для Ирана было настолько выгодным, что вице-президент США Джо Байден, обсуждая вопросы давления на Россию на саммите по безопасности в Стамбуле, говорил о нем как о состоявшемся событии. Но Тегеран участвовать в антироссийской комбинации отказался, вызвав истерику среди американского истеблишмента, который в наказание Ирана ужесточил свою позицию на переговорах в Вене в конце прошлого года». Также следует помнить, что флагманом проекта ТАNAP остается английская фирма ВР, которая выступает оператором месторождения Шах-Дениз (28,8%). Мы отмечали в апреле, что Иран, видимо, и на сей раз прохладно встретил предложение турок, коль скоро Эрдоган согласился на предложение иранского коллеги Хасана Рухани о взаимной торговле в национальных валютах без использования доллара, а в Баку с 11 апреля откровенно заговорили о «серьезных проблемах в TANAP».

Однако уже Болгария 26 апреля… через иранского посла в Софии Абдулло Наурози попыталась завлечь Тегеран идеей о реанимации проекта Nabucco. Встреча была закрытой, четыре высокопоставленных болгарина во главе с премьер-министром Бойко Борисовым «обрабатывали» иранского дипломата. Болгарские СМИ сообщали, что якобы в ходе встречи посол ИРИ представил специальное предложение иранской стороны о новой схеме сотрудничества между Тегераном и Софией, которое предусматривает создание на болгарской территории газового хаба, к которому Иран сможет поставлять газ для дальнейшей его доставки потребителям в европейских странах. Сколько бы ни заверял сейчас президент Азербайджана Ильхам Алиев, что они «никогда не рассматривали наш проект как какую-то альтернативу» газовым проектам России в Европе, невооруженным глазом видно, что Транскаспийская «труба» вкупе с TANAP и TAP (Трансадриатический трубопровод) — это реальная альтернатива, но не только России, но и… Ирану. И, кстати, представители Турции также грешат «наивностью» азербайджанского президента, когда заявляют, что якобы Трансанатолийский газопровод не конкурирует с «Турецким потоком».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая в Госдуме, говорил, что «TANAP попадает в категорию проектов, которые затрагивают интересы стран, не принимающих участие в переговорах, то есть России». Сам Тегеран же с 90-х гг. неоднократно заявлял, что строительство Транскаспийского газопровода экономически невыгодно и экологически опасно — гораздо лучше построить наземный трубопровод через его территорию. Европейцы и тогда были согласны, но США политикой антииранских санкций поставили крест на этих планах. Но ведь и сегодня далеко не всё ясно с отношениями Запад — Иран, чтобы быть уверенными, что после 30 июня появится, наконец, окончательный договор с Тегераном по атомному делу и будут сняты западные санкции с Ирана. А иранские политики вот уже который раз после Лозаннского раунда переговоров с «шестеркой» подтверждают: без безоговорочного снятия санкций никакого документа с Западом Тегеран подписывать не намерен…

Напомним, что Иран реализовывает и сугубо свои суверенные газовые проекты. Первый — в направлении Индии (с охватом Афганистана и Пакистана), с перспективой дойти до Китая. Второй — через Ирак в Сирию к побережью Средиземного моря. По первому проекту активные работы идут уже третий год, второй был сорван агрессией Запада против Сирии и активизацией террористической группировки «Исламское государство» в Северном Ираке. Тем не менее в январе Иран объявил о начале обновленного варианта этого газопровода — через южные, шиитские регионы Ирака. И Тегеран постоянно избегал путей поставок своего газа в Европу через Турцию. Так что дело не только в вероятных ирано-российских договоренностях по газу и газопроводам, но и в том, что Иран всегда хотел играть абсолютно самостоятельную роль на мировом рынке природного газа, без чьего-либо контроля, тем более западного. Поэтому трудно поверить, что сейчас Тегеран мог бы купиться на посулы Болгарии о реанимации Nabucco и приглашения турок о присоединении к TANAP. Невольно приходишь к версии, что программа «Южный газовый коридор», в который планируют включить проект Транскаспийского газопровода, это — просто «Украина», т.е. проект отвлечения внимания и средств. И рассчитан он не только на РФ, но и на Иран. А США к тому же в очередной раз отвлекают внимание ЕС от насущных проблем европейцев. Тем не менее следует разобраться и с «игрой» Ирана — ведь, помимо странных обсуждений посла ИРИ в Болгарии А. Наурози, еще один посол Ирана за рубежом — глава иранской дипмиссии в Армении Мохаммад Реиси время от времени шокирует общественность Армении (да и региона) завлекательными прожектами.

Все-таки вначале следует разобраться и с «обиженной» Болгарией, уступившей давлению США и ЕС. Еще до привлечения посла А. Наурози к «беседам» о газе и реанимации проекта Nabucco Болгария провела артподготовку и в отношении Азербайджана. Еще в начале марта премьер-министр Болгарии Б. Борисов и президент Азербайджана Ильхам Алиев по итогам переговоров в Софии заявили о желании возобновить проект Nabucco, а конкретно — ту его часть, которая должна проходить через болгарскую территорию. Алиев и Борисов договорились вместе представить проект Еврокомиссии. И помнится, тогда болгарский премьер, словно бы специально для Ирана, заявил: «Проект Nabucco является всецело и натовским, и европейским, и в течение многих лет мы вкладывали в него немалые средства». Он выразил надежду, что к предложению Болгарию прислушаются в Брюсселе, поскольку страна является «исключительно моральным членом Еврокомиссии», «исполняет все требования законодательства, в том числе и Третий энергетический пакет, в отличие от многих других стран-членов».

По сути, Болгария, как униженная, выпрашивает у Еврокомиссии «компенсацию» за то, что посодействовала срыву российского проекта «Южный поток», а в «Турецкий поток» ее как будто бы «брать не хотят», учитывая, что на одной из встреч на Балканах по газовым вопросам участвовали представители Турции, Греции, Сербии, бывшей югославской республики Македония и Венгрии. Но известно, что ЕС еще в прошлом году ответил всем «обиженным» отказом что-либо возмещать или компенсировать — мы уже отмечали, что после заявлений России о приостановке «Южного потока» Еврокомиссия бросилась «уговаривать» Москву и т.д. В то же время Борисову убеждать И. Алиева в том, чей на самом деле проект Nabucco, просто не имеет смысла — азербайджанский президент изначально был в «центре внимания» авторов этого проекта, пока не выяснилось, что под проект нет у Азербайджана газа, а республики Средней Азии предпочитают экспортировать газ в Россию и Китай. И Алиеву прекрасно известно, что за ширмой фирм, объявленных «хозяевами» так и не ставшего реальностью трубопровода Nabucco, на самом деле скрывались США и их нефтяники и газовики. Следовательно, Борисов просто подготавливал почву для последующего «обольщения» Ирана — хотя и это глупо, но иранская разведка работает и на Балканах, и везде по линии планировавшегося Nabucco.

Тегеран решил «вступить в игру». Первый факт — все тот же иранский посол в Болгарии А. Наурози 6 мая в эфире телеканала BulgariaOnAir сказал, что Тегеран имеет потенциал для наращивания поставок природного газа в Европу, и Болгария может стать транзитером голубого топлива. По его словам, Иран в настоящее время поставляет газ в Турцию в объеме около 12 млрд куб/м в год, а может увеличить объемы поставок до 70 млрд куб/м. «Иран занимает второе место после России по количеству добываемого природного газа, а последние исследования показали, что две страны даже могут уравняться в показателях», — заявил иранский дипломат. А уже 12 мая президент Ирана Хасан Рухани на встрече с новым послом Болгарии Христо Полендаковым, представившим свои верительные грамоты, отметил: «Болгария обладает превосходным географическим положением на юго-востоке Европы, что может обеспечить связь между Ираном и европейскими государствами в плане энергопоставок».

В промежутке между 6 и 12 мая «отметился» и посол Ирана в Армении М. Реиси. В интервью с NEWS.am он, отвечая на вопрос о том, может ли Армения стать транзитной страной для транспортировки иранских энергетических ресурсов в Европу после окончательного урегулирования иранской ядерной проблемы, уклончиво заявил: мол, для экспорта энергоресурсов в Армению сначала необходимо построить дороги — автомагистрали или железные дороги. «После того, как мы достигнем соглашения с „шестеркой“ стран-посредников, в экономике Ирана произойдет серьезный сдвиг. И я уверен, что в это время отношения с Арменией, особенно в экономической сфере, еще больше улучшатся — не только в культурной, но и в строительстве дорог, например. У нас есть соглашения, и проводятся обсуждения в связи с этими проектами», — отметил М. Реиси. Хорошо, что в этот раз, в отличие от прошлого года, господин посол не стал фантазировать на тему о том, что Иран готов продавать Армении газ по самой дешевой в мире цене. И хорошо, что, в сущности, отверг возможность рассмотрения Тегераном Армении в качестве транзитера газа по газопроводу — речь идет в целом о «строительстве дорог», по которым имеются двусторонние договора. А это — максимум автодороги, железнодорожная магистраль Иран — Армения и нефтепродуктопровод.

Но сопоставляя уклончивость ответа М. Реиси с заявлениями президента Ирана Х. Рухани и иранского посла в Софии А. Наурози, можно прийти к гипотезе, что все-таки Иран «держит в уме» вероятность «газового» выхода прямо на Болгарию. Пытаясь подключиться в той или иной мере, например, к тому же Nabucco, Иран не согласится на турецкий контроль над газопроводом, который начнется с Ирана или даже Средней Азии. Хотел бы согласиться — давно бы согласился, да еще и снизил бы цену на свой газ для Турции, который Иран так и так поставляет Анкаре в направлении Вана. И не задумывался бы над своим проектом газопровода Иран — Ирак — Сирия — побережье Средиземного моря. Но если Тегеран все-таки «думает о Болгарии», то единственной дорогой туда, минующей Турцию, является маршрут Иран — Армения — Грузия — побережье Черного моря. Увы, пока досужим наблюдателям и экспертам не стоит на эту тему фантазировать. Проблема в том, что даже при задержке или отмене (вдруг) строительства «Турецкого потока» на Черном море уже функционирует российская труба «Голубой поток», и проложена она не так уж далеко от акватории грузинского побережья.

Тем не менее мы видим также и оговорку «если» — касательно соглашения с «шестеркой» об иранском атоме к 30 июня. Видимо, госсекретарь США Керри и об этом поговорил в сочинском Бочаровом Ручье 12 мая с Владимиром Путиным и Сергеем Лавровым. Но о чем сумели или не сумели договориться Россия и США, причем Керри осуществлял волю именно президента США Барака Обамы, остается догадываться или просто дождаться развития событий. Тем более что откровенный разговор, столь озадачивший Керри, касался и Сирии, и Ирака с группировкой «Исламское государство», и Украины.

Мир большой политики — чуток, и понятно, что в Москве в связи с Куманово «намек поняли», и что в Тегеране, как минимум, догадывались и ожидали нечто подобное. Отсюда и решение Рухани попридержать Болгарию «на привязи», отсюда и странные, на первый взгляд, уклончивые заявления послов Ирана в Армении и Болгарии. Резюме не ново: Россия и Иран (с Китаем «в глубине») — это евразийская часть крупной стратегической «игры», США, ЕС и Турция — их соперники. Армении, Болгарии, БЮРМ и т.д. — это поле соперничества, а не «равноправные игроки», и поэтому этим странам еще немало придется пережить.


Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.