Польша: «Нет хлеба? Ешьте пирожные!»

Александр Шторм, 18 мая 2015, 13:45 — REGNUM  

Александр Шторм

Чем живет Польша: президент встретился с избирателями с суфлершей за спиной, власти запугивают бастовавших крестьян и хвалятся тем, что выгнали из страны миллионы соотечественников

На минувшей неделе в центре внимания поляков находился второй акт политического спектакля, связанного с президентскими выборами в стране. Предыдущий акт, который предшествовал первому туру голосования, был невероятно вялым, скучным и лишенным динамизма. Однако этот тур выборов, который прошел в прошлое воскресенье, 10 мая, закончился огромными эмоциями и сенсацией — и для многих поляков, и прежде всего для польских властей, а особенно для самого нынешнего президента Бронислава Коморовского, который борется в них за переизбрание на очередной срок (об итогах этого тура мы подробно писали в предыдущей специальной корреспонденции из Польши). По окончательным официальным данным, он получил 33,77% голосов и проиграл кандидату от главной оппозиционной силы, партии «Право и справедливость», Анджею Дуде (его результат: 34,76%).

Буквально на следующий день после первого тура голосования в предвыборной кампании последовал всплеск событий, которые не могли не заинтересовать поляков.

Где искать сторонников?

После вечерних «торжеств» в избирательном штабе Коморовского, которые должны были, по планам его окружения, увенчать его победу в первом туре, а стали поминками по мечте об этой победе, и последующей бессонной ночи президент перешел в «наступление». «Наступление» — это формулировка его политических советников и конструкторов его кампании; в действительности были это лихорадочные и хаотичные шаги, нацеленные на одно — на то, как задержать растущую в течение последних месяцев популярность контркандидата при одновременном падении показателей поддержки со стороны избирателей его кандидатуры.

С самого утра в понедельник президент объявил, что он «вдруг» стал сторонником одномандатных избирательных округов. Именно на идее перехода к такой системе в качестве противовеса нынешней «мафии партократов» и партийным спискам в парламентских выборах строил свою кампанию главный герой первого тура выборов, антисистемный кандидат, рок-певец Павел Кукиз (в первом туре он получил более 20% голосов — это очередная сенсация). Он сразу же напомнил, что раньше в течение многих месяцев президент игнорировал все предложения сторонников этой идеи хотя бы о дискуссии о возможностях таких изменений.

Затем Коморовский отправился на «прогулку» по центральной Варшаве, чтобы «в непринужденной атмосфере» побеседовать с прохожими и показать (особенно на телевизионных экранах), что президент — это свой парень. Но и здесь произошел конфуз. Вместо дружеских объятий, улыбок и похлопываний по плечам люди начали задавать ему очень неудобные вопросы и рассказывать очень неприятные для его образа истории. Женщина-инвалид, передвигающаяся на коляске, обратилась к нему с такими словами: «Я за Вами гоняюсь уже пять лет и наконец-то догнала. Вы говорите о безопасности, а какую безопасность Вы обеспечиваете самым нуждающимся? Иисус, когда ступал по земле, над такими, как я, склонялся, а Вы от меня убегаете». Она жаловалась на бездушность бюрократов и жестокость полиции: «Даже на меня напали, повалили на землю. Это наглецы, которые только на слабых нападают. Я чувствую, что они меня когда-то убьют на этой коляске».

Президента загнал в угол также паренек, который спросил его без обиняков: «Какое будущее ждет в Польше молодых людей, если моя старшая сестра три года искала работу?» Еще один молодой человек показал президенту билет в Норвегию, куда он уезжает на заработки, не видя для себя перспектив в Польше. «Когда я был студентом, я тоже ездил работать на посудомойке. Я считаю, что это очень пригодилось мне в жизни. А сейчас я — президент», — Коморовский пытался отмахнуться от надоедливых избирателей.

Прогулка с суфлершей

На следующий день под Коморовским взорвалась очередная мина: оказалось, что его «прогулка» не только в полной красе в очередной раз показала его антихаризматический стиль, но и то, что за его плечами во время этой «прогулки» шагала… суфлерша. Она подсказывала ему не только, что говорить и как себя повести в данной ситуации, но даже — какие жесты сделать. Шептала, например, во время разговора с женщиной-инвалидом: «Обнимите ее, спросите, в чем нуждаются инвалиды».

Чуть позже дотошные журналисты выяснили, что за президентом по пятам ходила специалистка в грозной области: «манипуляции современного мира, особенно манипуляции в СМИ и политике, а также дискредитации противника» — такова тематика курса, который она ведет в одном из вузов.

Конечно, и раньше поляки знали, что Коморовский уютнее всего чувствует себя в окружении партийных коллег и карьеролюбивых сторонников, когда по бумажке читает тексты своих выступлений, а затем ждет их восторженных аплодисментов. Но прогулка с суфлершей — этого никто не ожидал… Мгновенно в интернете появился лозунг «Что по этому поводу говорит Бронек?» (Бронислав Коморовский — прим. ИА REGNUM), а под ним остряки начали ядовито высмеивать президента, публикуя так называемые мемы в стиле известных когда-то анекдотов «Радио Ереван (»Армянское радио" — прим. ИА REGNUM) отвечает".

«Нет хлеба? — Коморовский: Ешьте пирожные!» «Ликвидируют рейсы автобусов и поездов, нам нечем ездить на работу! — Коморовский: Купите автомобили!» «Меня записали на прием к врачу через год. Что делать? — Коморовский: Заплатите и идите в частном порядке!»

Все на борт!

В этой ситуации штаб Коморовского объявил тотальную мобилизацию всех партийных и правительственных резервов. Сам Коморовский хотел быть везде: на всех мероприятиях и на экранах всех телевизоров. Но разорваться не мог: на открытие Варшавской книжной ярмарки ему пришлось отправить жену. В кампанию включилось также пятеро взрослых детей президента с внуками, которые просили поддержать кандидатуру отца и деда во втором туре.

Правительство выступило с серьезным аргументом: решило поднять зарплату в сфере бюджетной администрации. Напомним: полумиллионная армия польских бюрократов (для сравнения: в польской армии всего лишь около 100 тысяч военнослужащих) означает вместе с голосами их семей и родственников несколько миллионов голосов поддержки Коморовского, что при 15 млн голосов, отданных в первом туре (явка была ниже 50%), представляет собой сокрушительную силу; именно раздутая бюрократия, которая яростно защищает свои теплые места у корыта власти, — это основа электората нынешнего президента.

Яцек Ростовский, министр финансов в правительстве Дональда Туска, который позже мягко приземлился на посту главного политического советника нынешнего премьера, обещал полякам, что уже в этом году ВВП страны возрастет на 3,8%, хотя само правительство прогнозирует рост на 0,4 процентного пункта меньше (3,4%), а прогноз Еврокомиссии для Польши ниже на 0,5 процентного пункта (3,3%). Пытаясь привлечь на свою сторону молодежь, Коморовский выступил с лозунгом «Работа для молодежи» — обещая доплаты для работодателей за каждого нанятого на работу молодого человека. Идею сразу же высмеяли экономисты, подчеркивая, что нигде в мире такая мера не принесла положительных эффектов, а поляки в очередной раз поняли мудрость польской поговорки: что этот фестиваль обещаний — это не что иное, как обещание груш на вербе.

В президентский дворец был «вызван» бывший президент Александр Квасьневский, который после похлопывания по плечам нынешнего президента объявил о своей поддержке его кандидатуры. «Поддержка упадет еще на 2 промилле», — саркастически комментировали этот шаг поляки, имея в виду пристрастие Квасьневского к алкоголю, а также то, что его поддержка может означать поцелуй смерти. Его авторитет в Польше приблизился к нулю, в частности, из-за того, что для денег и собственного благополучия он готов на многое. Например, с одной стороны, он был горячим сторонником «демократизации» Украины, а с другой — в то же самое время вместе с сыном вице-президента США Джо Байдена оказывал услуги газовой фирме, принадлежащей одному из олигархов Януковича. Неплохие деньги он получал также от президента Казахстана Назарбаева за «советы» по вопросам демократии.

«Бронислав Коморовский — это очень приличный, теплый человек, это неправда, что он оторвался от действительности», — рекламировала своего соратника премьер Ева Копач. Полгода тому назад, представляя членов своего правительства, как о «приличном человеке, для которого право превыше всего», она говорила о министре юстиции своего кабинета. Две недели тому назад его пришлось отправить в отставку после того, как был уличен в… подлоге документов, связанных с получением разрешения на владение оружием.

В пятницу на помощь «униженному и оскорбленному» в первом туре выборов коллеге по партии поспешил из Брюсселя Дональд Туск, до осени прошлого года польский премьер и лидер правящей уже второй срок «Гражданской платформы», ставший затем председателем Евросовета. В родном Гданьске он призвал «не оценивать Коморовского сквозь призму кампании», потому что он просто «был, есть и — надеюсь — будет очень хорошим президентом».

Опросы Коморовского не радуют

Однако, несмотря на все эти суетливые шаги по перехвату Коморовским инициативы, началась постепенная эвакуация с тонущего корабля. В частности, о своем решении покинуть почетный комитет поддержки президента проинформировала известная актриса, которая 25 лет тому назад радостно объявила «конец коммунизма в Польше».

Неутешителен для «лагеря власти» был также опрос общественного мнения, проведенный в минувший четверг, 14 мая. Он показал, что во втором туре выборов 44% избирателей намерено голосовать за Дуду, а лишь 40% — за Коморовским. 16% из них еще не приняли окончательного решения.

Еще более разочаровал сторонников правящей «Гражданской платформы» опрос, касающийся приближающихся октябрьских парламентских выборов. Главная сила оппозиции, партия «Право и справедливость», получила в нем 32% голосов, а «Гражданская платформа» — 24%, причем ее поддержка в течение последних двух недель упала на 13 процентных пунктов! Следует помнить, что президентские выборы — это лишь прелюдия избирательной битвы. В Польше основные рычаги власти концентрируются в руках правительства, а не президента — при всей престижности поста главы государства.

Жизнь — не спектакль

На минувшей неделе власть показала также полякам свое иное лицо — контрастно отличающееся от лица улыбающегося и жизнерадостного президента Коморовского. Под суд пошли участники крестьянских протестов февраля этого года. Хотя сами блокады дорог были законными, полиция направила в суд дела по дорожным правонарушениям, которые якобы имели место во время этих протестов. «Это явная попытка нас запугать», — без обиняков заявили крестьяне. Но, несмотря ни на что, на долгие месяцы могут они сейчас увязнуть в судебной волоките.

Даже наиболее эмоциональный предвыборный спектакль не мог заслонить полякам земные проблемы их повседневной жизни. Например, то, что в Лодзи скорая помощь ездила от больницы к больнице в поисках помощи для 47-летней женщины, находившейся в тяжелом состоянии. Лишь в четвертой по счету больнице быстро провели диагностику, и больная сразу же попала на операционный стол. Но было уже слишком поздно: расширение аорты лопнуло, и женщина скончалась. Во Вроцлаве хирурги вместо занятой раковой опухолью почки вырезали больному здоровую почку. Жизнь жертвы врачебной халатности сейчас находится под большим вопросительным знаком.

В то же время в Гдыни власти выложили миллионные суммы на организацию Музея польской эмиграции (который в субботу открыл вездесущий в последнее время президент Коморовский) — тем самым похвалились, что ни довоенная, ни нынешняя «демократическая» Польша не создала для поляков условий для жизни в родной стране. Поэтому более 20 млн поляков сейчас разбросано по всему миру: 10 млн из них поселилось в США, три миллиона — в Бразилии, два миллиона — в Германии, по миллиону — во Франции и Канаде. В последние годы за хлебом уехало около трех миллионов людей, в первую очередь в Великобританию, Ирландию и Норвегию. Именно поэтому сейчас в стране назрел антисистемный бунт, с которым власти пока не могут освоиться.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.