Подмосковный ветеран войны: Стране нашей — помогать надо!

Красногорск, 8 Мая 2015, 18:43 — REGNUM  Николай Иванович Попов помогает Донбассу, помнит День Победы со слезами, уверен, что атака лучше обороны, и благодарен президенту США за санкции

«Нашу оборону враг никогда прорвать не мог. А лучше — ходить в атаку», — считает житель подмосковного города Раменское, ветеран Великой Отечественной войны Николай Иванович Попов.

Напомним, в январе он принёс 10 тысяч рублей в помощь жителям Донбасса.

«В страшную беду мы попали. ПомогнУть надо. Может быть, по моему примеру многие пойдут. Куда жалеть деньги? Мешки, миллиарды накопили! Да ещё за границей держат. У нас страна не очень богатая, государство не очень сильное. Помогнуть ему надо. Я видел эту всю страсть. Белоруссию освобождал. Придём в деревню — одна печка и труба. Одни слёзы. Приходится всё в жизни начинать сначала. Надо землянку рыть. Но народ крепкий. Может быть, обойдётся всё».

По документам в этом году Николаю Ивановичу исполнилось 90 лет, хотя на самом деле — через год. Лишний год он приписал себе, чтобы поскорее попасть на фронт.

Родился Коля Попов в деревне Чугуновка Староюрьевского района Тамбовской области. «Нас отец обучал военному делу. Даже не знаю, какое у него было звание. Он работал в колхозе. Его забрали в 42-м. Мать рано умерла. Нас семь человек осталось. Брата забрали, другого брата забрали, потом — отца. К концу 42-го я уже на руках ходил, силёнка была. Мы с отцом всё прошли, и рукопашный бой, и стрельбу — я 45 очков из 50 выбивал, знал, как окопаться, по-пластунски, препятствия, в колхозе хорошо работал. И нам значки дали ГТО, уже готов я был к защите Родины. И вот под конец 42-го года меня забрали, только с третьего раза — молод был. Мы четверо воевали. Один брат в восточной Пруссии погиб». В 1944-м Попов попал на Первый Белорусский фронт, служил в 1083-ем стрелковом полку. «Пешком много до фронта идти. Идёшь — и беженцы: Боже мой! И на телеге едут, и пешком, и дети сзади привязаны… Кто убит или умер — так, закопают немножечко, неглубоко… А мы к передовой всё ближе и ближе».

На фронте несколько дней ждали отправки на передовую, пока не получили приказ: брать языка и производить разведку боем. Группа дошла до передовой, в сражении сержант Попов получил ранение. За выполнение задания получил медаль «За отвагу».

В госпитале перенёс операцию. «В госпиталях молодёжь лежала — и рвалась на фронт: „Если живой буду — опять на фронт!“ Не зажили раны, но мы такую ненависть чувствовали к фашистам. У меня было серьёзное ранение в ногу, но я её лёжа натренировал, так что раньше срока смог и пройти, и присесть перед врачом».

После госпиталя Попова отправили в Иран: «Народ там плохо живёт. Вот наша казарма стояла, вот английская, а тут — американская, все в одном кругу. Уже война закончилась, а охраняли заставы и туннели — и каждый день наши ребята погибали, если проезжали заставу без остановки».

В День Победы бойцам перед парадом выдали новенькие английские гимнастёрки — и почтальон принёс письма: «Пора уже в строй идти, а тут сестрёнка пишет. Не утерпел, взглянул: чё-то не то, под дождём, что ли, писала? Всё в пятнах. А там: брат погиб. Она наверно писала, и слёзы капали. И вот мы строиться идём, радуемся: война закончилась! А у меня брат погиб под конец войны».

«Сколько я воевал — нашу оборону никогда не могли прорвать. Бывало, час артиллерия стреляет по нам. На каждом квадратном сантиметре земли лежал металлический осколок от снаряда — как будто рожь посеяна. И выстрели бухали, и куски летели — по голове, но надо идти, ползти, хоть немного освободить землю свою от врагов. После обстрела траншеи засыпало так, что они становились глубиной всего в полметра. А когда мы в атаку ходили — выбивали врага, что прикажут, то и занимали. В атаку лучше идти, чем обороняться».

После войны Николай приехал в Раменское и много лет работал на текстильном комбинате «Красное знамя» помощником мастера. Его смена всегда выполняла поставленные задачи и славилась на всю страну: «Видишь, награды какие? Как я воевал, так я и работал». Николай Иванович любит рассказывать о том, какие хорошие люди живут вокруг, об их добрых делах, о безотказных работниках. Беспокоится о том, что сегодня молодым горожанам трудно найти хорошую работу. Что поля застроили домами и в случае голода негде будет картошку сажать. Сам Коля на войну ушёл с четырьмя классами образования: в деревне в школу ходить не заставляли. «А как попал на фронт — о! Тут грамотность нужна, солдату надо и газету почитать. На фронте мы все были молодые и малограмотные. Но наркоманов не было. А сейчас у всех самое меньшее по десять классов — и как их жаль

Самое яркое воспоминание о войне у Николая Ивановича — из Белоруссии: «С одного фронта нас на другой перебрасывали, ночью, километров пять шли. Идём: дома горят все, поросёночки бегают маленькие, и смотрим — женщина с ребёнком, убитые. Значит, отступали уже — и убили. Вот мне это на всю жизнь запомнилось».

Помнит ветеран и забытые песни тех лет:

Фашист ты проклятый, за всё ты ответишь,

За всё ты ответишь ты нам -

За муки народа, за старых, за малых,

Сожжёны дома на земле.

«Могли ли фашисты победить нас?» — «Как делать нечего. Трудно было, но мы подтянулись. Хоть помогла нам Америка, мы всё равно уже победили бы».

В том, что происходит сегодня на Украине, Николай Иванович винит Ельцина и Горбачёва: «Зачем откололи Украину, Белоруссию, Казахстан? Никогда бы такого не случилось, как теперь. И очень жаль мне Донбасс. Опять пускают снаряды по людям. И живут они в подвале. Хорошо, что ли, там сидеть, в подвале? Ни еду сварить, ни чай. Вот какая жизнь. Помогнуть им надо. Может быть, по моему примеру другие будут ещё помогать. И маловато я дал», — сокрушается ветеран, намекая, что у него ещё есть деньги, которые он тоже готов отдать в помощь Донбассу: «Куда их копить-то

«У Путина — хорошая политика. Неплохо мы живём. Но вот не помогают ему, заразы! А американского президента иной раз благодарю. Правильно сделал, что отрезал от нас свои продукты. Надо самим делать всё своё».

Николай Иванович — кавалер орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и Октябрьской революции. Накануне 70-летия Великой Победы ветеранская организация «Вежливые люди» и раменские коммунисты передали ему Благодарственное письмо от Народного совета Луганской Народной Республики и юбилейную медаль ЦК КПРФ.

«Это наверно наш последний юбилей, 70 лет Победы. На 80 лет нас уже не будет. Останется трудовой фронт. Им тоже доставалось, они тоже в подвалах жили, как сейчас в Луганске».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.01.17
Новая холодная война
NB!
20.01.17
Беларусь в Москве: есть ли у минских ТВ-агитаторов такая же свобода дома?
NB!
20.01.17
Российский истребитель МиГ-35 – новый самолёт, который никому не нужен?
NB!
20.01.17
Феллини: конец искусства и конец человека
NB!
20.01.17
Японский энергомост и комплексное развитие Дальнего Востока
NB!
20.01.17
Архиважный проект: Госдума обсудит «Турецкий поток»
NB!
19.01.17
«Украинские военные могли бы выдавить хоть протокольную благодарность»
NB!
19.01.17
Львов провоцирует противостояние между Варшавой и Киевом
NB!
19.01.17
Некуда деваться: Украина готова покупать российский газ
NB!
19.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 19 января
NB!
19.01.17
Турция становится еще ближе к России
NB!
19.01.17
«Заявление Шувалова вызвало шок на рынке, но это лишь первый залп»
NB!
19.01.17
Зюганов: Вопрос о перезахоронении Ленина в 2017 году — провокация
NB!
19.01.17
Додон признал за Молдавией $6 млрд приднестровского долга за российский газ
NB!
19.01.17
«Внешняя политика США при Обаме стала провалом» — The Foreign Policy
NB!
19.01.17
«Реальных интервенций ЦБ избежать не удастся»
NB!
19.01.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Катерина Калос
NB!
19.01.17
Налоговое ярмо: трудоспособные украинцы собирают чемоданы и бегут из страны
NB!
19.01.17
В Севастополе политические партии создают коалицию
NB!
19.01.17
«Решение о переводе выплат бюджетникам на карту «Мир» не пересмотрят»
NB!
19.01.17
СКР возбудил дело о махинациях на выборах в Воронежской области
NB!
19.01.17
Комитет рекомендовал ГД поддержать декриминализацию побоев во II чтении