России следует избежать «ленинско-сталинских граблей» в Закавказье

Станислав Тарасов, 6 мая 2015, 14:02 — REGNUM  

Наступает момент истины

Хотя история повторяется не совсем полностью, некоторые современные явления в Закавказье происходят снова и снова. Напомним, что этот регион поэтапно включался в состав Российской империи в начале XIX века в результате русско-персидских и русско-турецких войн. Получив бывшие феодальные владения двух этих государств, Россия столкнулась с различными народами, некоторые из которых прежде имели свою собственную, а затем и общую историю в составе Персидской и Османской империй. В этой связи Санкт-Петербург, с одной стороны, занимался административным переустройством всего региона с целью его политической, экономической, религиозной и культурной интеграции в империю, а с другой — практически сразу столкнулся с проблемой определения, какой из местных этносов является автохтонным, а какой нет.

На первом направлении задачи решались главным образом через перманентные реорганизации административно-территориального устройства края. Идеологией действия было создание условий для того, чтобы существующие этнические группы по части общественного сознания идентифицировали себя с народами всей Российской империи. На втором — учитывались факторы распада приграничных Персидской и Османской империй по линии «восточного вопроса», связанного с подъемом национального самосознания и успехами освободительной борьбы подвластных Порте народов, главным образом, на Балканах. В этой связи царская администрация серьезно занималась проблемой этногенеза закавказских народов. Не вдаваясь сейчас в дискуссионную часть данной проблемы, отметим устойчивые позиции, которыми руководствовалась тогда российская дипломатия. Во всех документах, вплоть до развала Российской империи, армян называли армянами, грузин — грузинами, а азербайджанцы обозначались «кавказскими татарами», «турками» или просто «мусульманами», потомками племён Золотой орды.

Накануне Первой мировой войны армянские и грузинские политические силы разрабатывали проекты воссоздания своей национальной государственности. Но армянский этнос получил первый страшный удар, когда его часть, проживавшая на территории Османской империи, была фактически уничтожена. По приказу правительства младотурок была проведена чудовищная по своим последствиям кампания — Геноцид армян. Из 2,5 млн человек 1,5 млн было убито, а 600 тыс. переселено в непригодные для жизни районы Месопотамии, где подавляющее большинство людей погибло. Армянский народ потерял и главную область своего этногенеза — Восточную Анатолию, которая была заселена турками и курдами. В конце мая 1918 года в Тифлисе провозглашают Грузинскую, Армянскую и Азербайджанскую республики. Если армяне и грузины уже имели за спиной многовековые традиции собственной государственности, то закавказские «татары» впервые её обретали, правда, географические границы не были обозначены, хотя сам Азербайджан претендовал на историческое прошлое Персидской империи. Оккупированная немецкими войсками Грузия выставляла себя в роли региональной сверхдержавы (её войска захватили часть территории Армении, Абхазию и Южную Осетию). Почти аналогичный геополитический проект в отношении Азербайджана пыталась осуществить и Османская империя. Но в Первой мировой войне она вместе с главным своим союзником, Германией, потерпела поражение: в ноябре 1918 года турецкие и немецкие войска покинули Закавказье. Вместо них пришли пять английских дивизий, что качественно изменило военно-политическую ситуацию.

Английское командование, во-первых, рассматривало закавказские проблемы только как часть «русского вопроса», не принимая во внимание переросшие в вооруженные конфликты вспыхнувшие территориальные споры между новоявленными закавказскими государствами. Во-вторых, Лондон придерживался так называемого секретного соглашения «Сайкса-Пико», подписанного в 1916 году, согласно которому предусматривался делёж «османских трофеев». Получив согласие России на раздел Турции, союзники подтвердили её права на Константинополь и проливы, предусмотренные англо-франко-русским соглашением 1915 года, а также обещали передать под контроль Санкт-Петербурга земли Западной Армении (Эрзерум, Трапезунд, Ван, Битлис) и часть Курдистана. В этих документах такие термины как «Армения» и «армянский вопрос» не упоминались. Однако впоследствии соглашение «Сайкса-Пико» составило основу Севрского договора 1920 года, который определял территорию армянского государства в восточной Турции, что, констатирует турецкая газета Zaman, подразумевало в первоначальном варианте переход этой территории под контроль России. В промежутке шла работа Версальской конференции, на которой подводились итоги войны и заключались мирные договоры. Для делегированных на этот форум представителей Грузии, Азербайджана и Армении это мало что значило, хотя сегодня многие исследователи считают, что решения конференции были продиктованы опасениями перед распространением идей большевизма. Однако новые исследования доказывают, что Версаль фактически передавал контроль над Закавказьем в руки большевиков, но с учётом «будущей геополитической перспективы», поскольку Запад принял решение не делать ставку на белое движение, с победой которого связывались сценарии быстрого возрождения России.

17 марта 1920 года Владимир Ленин дал приказ стотысячной 11-й армии Южного фронта начать наступление на Азербайджан и Грузию. Части этой армии вошли в Баку, где была провозглашена Азербайджанская советская республика (28 апреля 1920 года). Следующей стала Армения, а 16 февраля 1921 года состоялась большевизация Грузии. Со временем большевики «заморозили» межэтническую конфронтацию в Закавказье, но не смогли её устранить, переводя противостояние в конфликты латентного характера. Так стали сбываться прогнозы Версаля, повторившиеся и после развала СССР. В процессе утраты центром контроля над Грузией и Азербайджаном быстро набрали силу националистические настроения. И в 1991 году все пошло по старому сценарию: армяно-азербайджанская война, которая завершилась военным поражением Баку и потерей им Карабаха. В Грузии — пять войн и два переворота, межэтническое противостояние привело к Кавказской войне августа 2008 года, в результате чего Тбилиси утратил контроль над Абхазией и Южной Осетией. Как в 1918-1920-х годах, ныне в регионе, который США включили в состав виртуального Большого Ближнего Востока, чтобы разорвать пуповину с Россией, было вновь обозначено активное присутствие Запада. Однако парадокс состоит в том, что Запад, скорее по тактическим соображениям, поддерживает здесь большевистское административно-территориальное устройство, тогда как Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. При этом Запад, по выражению президента Турции Реджепа Эрдогана, показал, что «ещё не завершил на Ближнем Востоке Первую мировую войну».

Действительно, сегодня карта этого региона фрагментирована таким образом, что только уже условные скобы удерживают государства в границах, которые появились после Первой мировой войны, что позволяет говорить о цикличности развития региональной геополитики. И вновь парадокс: как и в 1920-х годах, так и сейчас Баку и Тбилиси позиционируют себя прозападно, тогда как Ереван, наоборот, придерживается пророссийской ориентации. Если раньше ставка Москвы на Баку объяснялась большевистскими соображениями геополитики — прорыв на Ближний Восток через кемалистскую Турцию, экономической ситуацией — доступом к бакинским энергоресурсам, то сейчас эти факторы уходят в пространство виртуальной реальности, что высвечивает значение Армении в ключе, главным образом, ближневосточных процессов. Азербайджан и Турция, как в 1918 году, оформили оборонительный союз, но, как и султанский Стамбул, нынешняя Анкара вступила в фазу геополитической деградации через курдский фактор, а курдские территории, как известно, напрямую граничат с Арменией. Вполне возможно, что США в дальнейшем будут исходить именно из этой логики, определяя роль и значение в своей геополитики Армении и, конечно, Карабаха. Что же касается России, то для неё главное сейчас — не наступать в Закавказье на «ленинско-сталинское грабли», не застывать в нынешнем состоянии в отношении Азербайджана и Армении, наблюдать и оценивать эволюцию позиций Запада в отношении карабахского урегулирования, чтобы иметь возможность грамотно сыграть на упреждение. В регионе повторяется геополитический цикл и наступает момент истины. Но до него Москве следовало бы аккуратно обойти старые «ленинско-сталинские грабли».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.