Интервью главы комиссии по зарубежным делам парламента Эстонии Марко Михкельсона ИА REGNUM

Москва, 9 декабря 2003, 21:48 — REGNUM  

Марко Михкельсон (Marko Mihkelson). Родился 30 ноября 1969 года. Председатель комиссии по зарубежным делам парламента Эстонии. Член партии "Республика" (Res Publika). Бывший директор Балтийского Центра по изучению России (Balti Venemaa Uurimise Keskus). В качестве корреспондента газеты Postimees четыре года работал специальным корреспондентом в Москве. Во время выборов 7 декабря 2003 находился в России в качестве наблюдателя от парламентской ассамблеи Совета Европы. Был единственным иностранным наблюдателем, который наблюдал за голосованием президента Путина на избирательном участке.

Немногие из нынешних эстонских политиков могут похвастаться такой специализацией и знанием российской реальности, как Вы. Вас даже называют "главным контактером" в эстонско-российских вопросах.

Так однозначно сказать я не могу, многие мои коллеги используют свои собственные каналы связи. Но это абсолютно точно, что последние десять лет я занимаюсь российской проблематикой очень плотно. То, что я что-то понимаю в делах российских, - так сказать можно.

В какую сторону развивается процесс демократизации российского общества в свете событий 7 декабря?

Мы можем видеть сейчас, что Россия развивается по своей логике. Мы, западные люди, можем думать одно и требовать быстрых изменений в сторону демократии и свобод, но жизнь показывает, что это очень долгий путь. И то, что в российском обществе только десять процентов оценивают демократию и свободу личности, - тому наглядное подтверждение. Надо учитывать и то, что сейчас на лидеров России и, в первую очерель, на президента России после этих выборов, когда у президента получилось конституционнное большинство и любые идеи и планы можно без всяких проблем провести, наложилась очень большая ответственность в выборе дальнейшего пути России - в сторону демократизации и создания гражданского общества или путь к тем реалиям, которые близки исторически России - безоговорочная централизация, очень жесткий контроль на всех властных уровнях и, скажем, очень жесткий контроль над экономической деятельностью людей и личными свободами.

Вы считаетесь сторонником идеи расширения контактов с правыми российскими партиями, вы работали с Немцовым и Хакамадой. После 7 декабря изменился ли ваш подход?

У нас в этом году были представители СПС на разных мероприятиях Res Publika, но вряд ли уместно говорить о тесном сотрудничестве. Мы готовы к сотрудничеству со всеми конструктивными политическими силами в России.

У вас был ряд встреч с парламентариями России и представителями Совета Федерации. Насколько эти люди соответствуют вашим представлениям об общеевропейском типе политиков и чиновников? Это близко к тем стандартам, что действуют в Эстонии?

Это еще не однородная масса. Надо учитывать, что Россия - большая страна, многоуровневая. И десять лет - незначительный срок, чтобы могли произойти существенные изменения. Так что я считаю, что нынешняя Россия сильно отличается от той политической культуры, что существует на Западе, и я думаю, что было бы большой иллюзией считать, что такая политическая культура вообще возможна там. Если возможна, то через долгий срок.

На скольких избирательных участках во время выборов 7 декабря вам удалось побывать в качестве международного наблюдателя?

На восьми.

Как вы в целом оценили работу избирательных участков и ход голосования? По моему мнению, избирательная комиссия работала профессионально, и никаких упреков у меня не было. И во время процедуры голосований и подсчета голосов.

Ваше личное впечатление о Путине?

Все произошло чисто случайно. Мы попали на избирательный участок номер 2039 на улице Косыгина, потому что 201 избирательный округ за мной был записан от Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Я был действительно единственным наблюдателем выбора Путина. Он провел на участке минут пять, особых эмоций не было. Мы не разговаривали. Поэтому ничего добавить не могу.

Группа русской молодежи Эстонии в свое время выдвинула интересную идею встречи политиков новой формации - премьер-министра Эстонии Юхана Партса и президента Путина. Вам эта идея кажется реализуемой в нынешних условиях? Я думаю, что в реальной жизни, особенно в политике, ничего нереализуемого нет. Но, как мне представляется, говорить о такой встрече сейчас очень рано. Наши отношения находятся в, так сказать, "донормальном состоянии" и поэтому для какого-то плодотворного контакта на высоком уровне нужно проделать предварительно очень много работы. К тому же, сейчас у нас существуют абсолютные приоритеты - НАТО и ЕС.

Когда запланированы ваши очередные встречи с российскими коллегами по международным комиссиям Совета Федерации? С господином Маргеловым мы встретимся, скорее всего, уже после президентских выборов - запланирована наша поездка в Москву.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail