Русский мир — это действительно не про Лукашенко

Кирилл Аверьянов-Минский, 1 мая 2015, 01:56 — REGNUM  

В озвученном 29 апреля послании президента Белоруссии народу и парламенту прозвучали нарочито прорусские нотки, которые явно диссонируют с прошлогодним посланием главы государства. С чем же связана такая метаморфоза?

Лейтмотивом прошлогоднего послания президента Лукашенко белорусскому народу и Национальному Собранию был выдвинутый главой государства лозунг «Мы не русские, мы белорусские!» Через пару месяцев после оглашения данного послания в главной республиканской газете «Советская Белоруссия» вышла статья известного историка, члена верхней палаты белорусского парламента Игоря Марзалюка, содержащая резкую критику общерусской национальной идеологии: «Пагубной, антинаучной и политически вредной для реальной интеграции является шовинистическая концепция, весьма популярная в среде российских сверхнационалистов, о якобы искусственно разделенном на три части русском народе».

Спустя год в новом послании народу и парламенту Лукашенко, аки «российский сверхнационалист», заявил, что «белорусы и россияне — русские люди». Более того, если ещё в январе текущего года белорусский лидер призывал забыть о том, что Белоруссия является частью Русского мира, то в апреле в речи президента прозвучали нарочито прорусские нотки: «Мы приедем в столицу нашей Родины — Москву, бывшую нашу столицу, 8-го мая, когда закончилась война, как следует там отметим и продемонстрируем, что мы — Русский мир!»

Что же случилось с бессменным президентом Белоруссии? Неужто он поменял своё мнение относительно трактовки белорусской идентичности? Смеем предположить, что дело здесь не в смене идеологической парадигмы, а в том, что официальному Минску очень нужны деньги. Как известно, самостийный гонор белорусского истеблишмента уменьшается по мере того, как пустеет государственная казна.

С начала года практически все флагманы белорусской экономики вошли в системный кризис, резко сократив производство. Помочь им государство не в состоянии. Для нормализации экономической ситуации в преддверии президентских выборов руководству Белоруссии нужна серьёзная финансовая помощь со стороны внешних кредиторов. Главный спонсор режима Лукашенко — Кремль. Однако вот уже несколько месяцев белорусскому президенту не удаётся раскрутить Москву на традиционный безвозвратный кредит. Очередной раунд выпрашивания денег у РФ намечен на 8 мая, именно поэтому господин Лукашенко собирается в этот день «продемонстрировать, что мы — Русский мир».

Кроме того, Лукашенко в последнее время сделал слишком много антироссийских жестов: ввел «самостийную» символику Дня Победы, отказался от участия в московском параде 9 мая, назвал Абхазию частью Грузии, а также заявил, что без США на Украине не будет мира. В таком контексте риторика в духе «Мы не русские, мы белорусские» была бы явным перебором. Тем более в ситуации острого безденежья.

Впрочем, если вдруг «стратегическому союзнику» так и не удастся получить от Москвы вожделенный кредит (всё-таки экономическое положение России сейчас также далеко не блестящее), официальный белорусский дискурс может вмиг поменяться, и Белоруссия из части Русского мира вновь превратится в «Центр Европы» (или даже в её «сердце»). Такое позиционирование будет особенно уместным на саммите «Восточного партнёрства» в Риге, куда, скорее всего, отправится президент РБ, если 8 мая уедет из столицы России несолоно хлебавши.

Вообще, для Лукашенко любая идеологическая конструкция — это лишь инструмент решения насущных проблем. Александр Григорьевич готов презентовать себя кем угодно, лишь бы из этого можно было извлечь какую-либо практическую выгоду. Валерий Карбалевич в своей книге «Александр Лукашенко: политический портрет» пишет, что в начале 90-х годов, на волне «национально-демократического» подъёма, «батька» едва не стал лидером белорусских националистов: «В полном соответствии с тогдашним политическим размежеванием в обществе, Лукашенко, находясь в стане демократов, не мог не поддерживать „парад суверенитетов“, передачу властных полномочий из союзного центра в республики. Вполне естественно, следуя логике событий, его позиция была близка политической платформе Белорусского народного фронта. Он приходил на заседания парламентской фракции этой оппозиционной организации и даже предлагал себя в качестве её руководителя. „Что… касается БНФ, должен заметить, что позиция его представителей… конструктивна, и я не сталкивался ни разу с экстремизмом БНФ“, — говорил он в 1990 году. На одном из митингов оппозиции в Могилёве он выступал вместе с лидером БНФ З. Позняком. Лукашенко тогда призывал поддержать претензии национальных демократов на власть». Поясним, что возглавляемый Зеноном Позняком Белорусский народный фронт — это крайне русофобская политическая организация, которая даже Ельцина и его соратников считала «русскими империалистами», стремящимися «загнать Беларусь обратно в империю».

Так что воспринимать всерьёз слова Лукашенко о Русском мире не стоит. Тем более что в послании народу и парламенту Александр Григорьевич по своему обыкновению сделал два взаимоисключающих заявления: «Мы — Русский мир» и «Русский мир — это не про нас». Второе заявление, пожалуй, значительно ближе к истине: Русский мир — это действительно не про Лукашенко. А вот что точно про него, так это слова диктатора польского государства Юзефа Пилсудского, сказанные об одном из кумиров белорусских националистов — Станиславе Булак-Балаховиче: «Это человек, который сегодня русский, завтра поляк, послезавтра белорус, ещё через день — негр».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.