Грузия в кризисе: зачем Алиеву понадобился Саакашвили?

Станислав Тарасов, 30 апреля 2015, 14:55 — REGNUM  

Тбилиси знал, что экс-президент Грузии Михаил Саакашвили намерен прибыть в Баку для участия в работе III Глобального форума открытых обществ, который был организован Международным центром Низами и Мадридским клубом. Учитывая, что на родине Саакашвили значится в списках так называемого «Красного циркуляра» Интерпола, куда вносят имена лиц, представляющих повышенную опасность и подлежащих аресту в любой точке мира, Тбилиси давал Баку понять о нежелательности пребывания бывшего президента на территории Азербайджана. Ничего не вышло. Когда Саакашвили объявился в Баку, а Генеральная прокуратура Грузии направила официальный запрос в Генеральную прокуратуру Азербайджана о задержании экс-президента и экстрадиции его в Грузию, последовал отказ. По логике, это решение Баку является определенным фиксирующим моментом во взаимоотношениях между двумя соседними государствами, что должно повлечь за собой последствия и определить более широкий контекст.

Оправдания, которые озвучили в Азербайджане, несостоятельны в правовом смысле. Информагентство Haqqin.az попыталось создать прецедент и напомнило, как летом 2013 года грузинские власти создали все условия Рустаму Ибрагимбекову для организации в тбилисской гостинице «VeraPalace» встречи с лидерами оппозиции. Но дело в том, что Ибрагимбеков, как и члены азербайджанской оппозиции, с которыми он встречался, не числились в списках Интерпола, поэтому грузинское правительство действовало в правовом поле. Точно так, как и Вашингтон, когда он отказал в выдаче Саакашвили рабочей визы, с помощью которой тот намеревался продолжить свою преподавательскую деятельность в университете Тафта, руководство которого выразило «беспокойство» тем, что бывшего президента «могут объявить в международный розыск за преступления против грузинского государства, где ему грозит тюремный срок более 10 лет». За этим, конечно, стояло нежелание США портить отношения с новыми властями Грузии. Что касается Баку, то он, если исходить из логики суждения азербайджанского политолога Эльхана Шахиноглу, назвавшего Саакашвили «верным другом Азербайджана, именно при его президентстве отношения между двумя странами стали стратегическими», а нынешние контакты с Грузией, видимо, важными не считаются, иначе Баку действовал бы по другому сценарию. Причем дело не только в Грузии. Шахиноглу уверен: «бакинский визит Саакашвили ещё более, чем Тбилиси, не придется по вкусу Москве», что выводит её на одну позицию с Тбилиси, который, кстати, ранее требовал у Киева экстрадиции бывшего президента.

Азербайджан действует в отношении Грузии с позиции силы. Как пишет в этой связи грузинский эксперт Звиад Мчедлишвили, «Тбилиси не может позволить себе „роскошь“ подпортить отношения с Баку, потому что связан с ним рядом важнейших стратегических, энергетических, инфраструктурных проектов с выходом на Турцию». Такая «завязка», созданная ещё во времена Саакашвили, «не позволяет тому или иному руководству Грузии как-то иначе взглянуть на отношения с Азербайджаном». К тому же развязанная экс-президентом кавказская война августа 2008 года, в результате которой Россия пошла на признание независимости Абхазии и Южной Осетии, вроде бы окончательно лишила Тбилиси перспективы выстраивания отношений с Москвой, что на руку оказывается, прежде всего, Баку. Однако сменившие Саакашвили в Грузии политические силы, именуемые «Грузинской мечтой», дали понять президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, что не намерены долго ходить у него «на коротком поводке». Они стали постепенно выстраивать новую региональную проблематику, демонстрируя, что грузинский транзитный коридор для Азербайджана — это одновременно для него и большое благо, и геополитическая уязвимость, поскольку сама Грузия может использовать альтернативные варианты для своего обеспечения энергоресурсами. Например, армянский портал Hetq видит «ещё одним теоретическим вариантом экспорта иранского газа в Европу строительство газопровода Иран-Армения-Грузия, который может доставить иранский газ по дну Черного моря в Европу. Это самый желательный вариант для Ирана, поскольку Иран не хотел бы усиления позиций Турции и Азербайджана в регионе».

Сейчас в Грузии наблюдаются признаки политического кризиса. Правительство подало в отставку после того, как со своего поста ушел министр по делам спорта и молодежи Леван Кипиани. Согласно Конституции, чтобы встал вопрос доверия правительству, его должна покинуть 1/3 министров. Всего в кабинете министров 19 человек, Кипиани стал седьмым уволившимся. Новых министров назначает премьер, но окончательное решение принимает парламент. Если законодательный орган не утвердит новый состав кабинета министров, президент имеет право распустить парламент и назначить новые парламентские выборы. Правящая коалиция «Грузинская мечта» имеет абсолютное большинство голосов в парламенте и, как считают наблюдатели, скорее всего, новый состав правительства получит вотум доверия. Но наивно полагать, что в такой ситуации Саакашвили, не раз заявлявший о стремлении вернуться к власти, будет склонен со стороны наблюдать за развитием событий. Он может перейти в контратаку, используя сохраняющийся политический потенциал своей партии. Тем более что, как утверждает политолог Калатозишвили, у бывшего президента «есть немало рычагов для подрыва хрупкой стабильности в Грузии».

Вот почему для Саакашвили была так важна встреча с Алиевым в Баку, чтобы прозондировать почву на случай «непредвиденного» развития событий. Кстати, один из лидеров азербайджанской общины в Грузии уже заявлял, что «азербайджанцы Грузии скептически относились ко всем невероятным обещаниям „Грузинской мечты“ и начало изменений связывают с возвращением экс-президента и его команды». Сам Саакашвили в интервью бакинским СМИ заявил: «Конечно, я вернусь в Грузию, чтобы помочь моему народу. Моя карьера принадлежит моему народу». В то же время бывший спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе, фиксируя раскол в правящей «Грузинской мечте», призывает к проведению внеочередных парламентских выборов, что «позволит нейтрализовать главную опасность, которая угрожает стране — возвращение Саакашвили». По её словам, «экс-президент страшен не как политик, а тем, что его люди вооружены». Баку понимает, что Запад вряд ли осуществит «размен» Иванишвили, поэтому любой неосторожный шаг в отношении Тбилиси может поставить под удар долгосрочные энергетические проекты, обеспечивающие выживание Азербайджана.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail