TANAP против «Турецкого потока»: кому достанется Греция?

Камран Гасанов, 28 апреля 2015, 23:37 — REGNUM  

Камран Гасанов

Еврогруппа ужесточает тон на переговорах по греческим долгам

Вслед за Турцией о своём желании участвовать в транзите российского газа в Европу объявили балканские страны. 8 апреля, за день до визита греческого президента в Москву, главы МИД Греции, Македонии, Сербии, Венгрии, а также Турции собрались в Будапеште. Основная цель встречи — координация усилий по созданию единой газовой инфраструктуры, позволяющей распределять поставляемые из третьих стран энергоносители. Большой интерес стороны проявляют к «Турецкому потоку». Критики пишут, что балканские страны не нацелены исключительно на импорт топлива из России, учитывая их интерес к каспийским месторождениям. Однако эта заинтересованность не преуменьшает выгоду, приобретаемую Россией за счёт переплетения газотранспортных сетей в Восточной Европе.

Европейский Союз не равнодушен к перспективам участия Афин в «Турецком потоке». Глава Европарламента Мартин Шульц заявил в интервью Münchner Merkur: «Греция требует и получает большую солидарность от ЕС. Поэтому мы тоже ожидаем солидарности от Греции, которая не нарушается односторонним отказом от совместных мер». Под последними подразумеваются не только антироссийские санкции, но и инициированная Еврокомиссией общая энергетическая политика. Несмотря на заявление греческого министра энергетики Панайотиса Лафазаниса, о том, что «у Греции есть право проводить независимую энергополитику», Третий энергетический пакет (ТЭП) остается весомым «козырем» в руках Брюсселя. ТЭП не позволяет компаниям одновременно быть поставщиком и владельцем газораспределительных сетей. Еврокомиссия может воспрепятствовать участию «Газпрома» в строительстве 450-км греческого участка.

Есть, конечно, возможность обойти ТЭП. Если Россия предоставит кредит, то греки сами могут построить «Греческий поток». Для этого потребуются не $2 млрд, которые уйдут на строительные работы, а $5 или даже $6 млрд. Греческое правительство нуждается в дополнительных средствах для погашения своих долговых обязательств перед МВФ. Другим выходом было бы создание совместного российско-европейского консорциума, о котором говорил Алексей Миллер. Третий вариант, о котором писало агентство Russia Insider (The Azeri-Russian Gas Gambit in Greece), — договориться с Баку. В 2013 г. SOCAR за 400 млн. евро приобрел 66%-ю долю греческого газового оператора DESFA. Владея газораспределительной сетью в Греции, SOCAR и «Газпром» могли бы совместно снабжать ЕС топливом. Азербайджанские 10 млрд. кубометров могут пойти на нужды Албании и Италии, а российский газ покрыл бы потребности всего Балканского полуострова. Но этот план может быть сорван по двум причинам. Во-первых, SOCAR могут лишить мажоритарного права владения греческой корпорацией. В настоящее время ЕК проводит расследование на соответствие сделки европейскому праву. «Согласно источникам в Брюсселе, Европейская Комиссия попросила SOCAR отказаться от 17% своей доли в DESFA в пользу европейской компании, что оставило бы азербайджанскую фирму с минимальной долей в 49%», — пишет Energypress.eu. Во-вторых, в Трансанатолийский проект «стучатся» другие игроки, как Иран, Израиль, Курдистан. Их потенциальное участие повышает совокупный вес TANAP и может вставить «клин» в сотрудничество Москвы и Баку.

«Заигрывание» Ципраса с Москвой отражается на ходе переговоров между греческим правительством и европейскими кредиторами. На последней встрече Еврогруппы 24 апреля в Риге министры финансов ЕС дали понять, что Греция «не получит ни цента», пока не приступит к серьезным структурным реформам. Министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле и вице-президент Комиссии Валдис Домбровски не видят оснований для предоставления €7,2 млрд, без которых страну ждёт дефолт. Ранее сторонник «бюджетной дисциплины» Шойбле выступал с позиции меньшинства на переговорах по долгам. На рижской встрече его поддержали другие министры. Как пишет Guardian, «антагонизм между Янисом Варуфакисом и другими министрами достиг такого уровня, что министр финансов Словении предложил, что если переговоры по долгам не будут прогрессировать, Еврозона должна подготовить „план Б“, чтобы справиться с греческим дефолтом».

Активизация России на Балканах беспокоит главного противника российско-европейского сближения — Соединённые Штаты. 23 апреля в Вашингтон приехал министр иностранных дел Греции Никос Котзиас. По его словам, США намерены сделать альтернативное «газпромовскому» предложение. «21 апреля 2015 г. А. Миллеру не удалось подписать с Грецией Меморандум о строительстве греческого отрезка МГП Турецкий поток. Теперь ясно почему», — комментирует портал Neftegaz.ru. Представитель Государственного департамента по международным энергетическим вопросам А. Хокстайн готов нанести ответный визит в Афины. Не исключено, что американское контрпредложение будет включать в себя прямую финансовую помощь, а также поставки американского СПГ.

При всех перспективах и выгодах «Греческого потока», участие России в нём таит определенные риски. Афины нуждаются в финансовых инструментах, которые может предоставить Кремль. Однако денежная помощь не гарантирует попадание российского газа на европейский рынок. История с Болгарией и «Южным потоком» развеяла миф о том, кто «заказывает музыку» в Евросоюзе. Разрешение на прокладку трубы даёт Еврокомиссия, решения которой нередко мотивированы политической целесообразностью. Именно после того, как Донецк и Луганск провозгласили себя независимыми, Брюссель вспомнил о совместимости «Южного потока» с правилами конкуренции. Предоплата за транзит российского газа — не самое надежное вложение средств. Другое дело — «Турецкий поток», где Турция и Россия «тет-а-тет» гарантируют его воплощение в реальность.

ЕС продолжает наступление на российские компании. 22 апреля Брюссель предъявил «Газпрому» официальное обвинение в нарушении антитрестового законодательства по двум пунктам: 1) препятствие свободному обороту газа между странами-членами ЕС путем раздела рынков; 2) установление несправедливых цен. Судебные разбирательства ЕК против российской ТНК вписываются в геоэнергетическую стратегию США. Её неотъемлемые составляющие — это сдерживание России и Саудовской Аравии. Продолжающийся конфликт на Украине вынудил Москву принять решение о полной остановке к 2018 г. газового экспорта через бывшую советскую республику. После того, как Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган договорились об обходном маршруте транзита, новой мишенью Белого дома стал «Турецкий поток». Война же в Йемене направлена на «укрощение» нефтяных амбиций Эр-Рияда. США готовят экспансию на крупнейшие рынки потребления нефти и газа — Китай и Европу, где доминируют российские и саудовские компании.

Смогут ли США оказать влияние на судьбу «Греческого потока», частично зависит от результатов предстоящего визита представителя Госдепартамента в Афины. Кроме того, в июле 2015 г. состоится следующая встреча глав МИД балканских стран и Турции. Среди вопросов, обсуждаемых на ней, будет и импорт «голубого топлива» из России. Памятуя о том, что на этот месяц приходится решающий раунд переговоров по иранской ядерной программе, выбор даты не случаен. В конечном счёте, иранский газ тоже претендует на то, чтобы оказаться на «столе» европейцев.

Камран Гасанов — научный сотрудник Зальцбургского Центра европейских исследований (Австрия), специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.