Архангельский фронтовик: Немцев из деревни выбили, но домов не осталось

2

Москва, 28 апреля 2015, 16:55 — REGNUM  Александр Федорович Ческов, 93 года, фронтовик. В годы войны «выбивал» немцев из деревни под Ленинградом. В боях получил тяжелейшие ранения

— Я родился 8 марта 1922 года в деревне Петрова Жердского сельсовета Мезенского района Архангельской области. Мать работала в колхозе, а отец большую часть жизни занимался рыбным промыслом. Кроме него был старший брат Василий, сестра Миропея и младший брат Аркадий. Окончил 4 класса Петрогорской школы. Подростком во время каникул работал в колхозе. Занимался рыбалкой и охотой, но не ради развлечения, а для того, чтобы выжить. В 16 лет, в 1938 году, поступил работать в Мезенский технический участок в качестве гребца, а уже в 1939-40 годах работал постовым старшиной.

Попал на войну в 19 лет

— Когда началась война, мне было 19 лет. Уже в июне 1941 года призвали в Красную армию. После короткого обучения в Исакогорке под Архангельском в ноябре 1941 года меня отправили в составе особого лыжного батальона на Волховский фронт. Под Тихвином выдали обмундирование, оружие, и на лыжах мы были отправлены догонять свою часть, которая вела бои по прорыву второго кольца, которым немцы хотели окружить Ленинград. Несколько дней на лыжах мы шли по лесам и болотам. Спали урывками. Продуктов практически не было. Во время этого перехода неоднократно были стычки с врагом. Вышли на левый берег реки Волхов и заняли позиции. Им была поставлена боевая задача — выбить немцев из деревни Зеленец, которая находилась на правом берегу реки.

Немцев из деревни мы «выбили»

— Бои шли тяжёлые, в которых сразу погибла большая часть батальона. Из деревни Зеленец немцев выбили, но в деревне не было ни одного неразрушенного дома. Стояли только печки на пепелище домов. В деревню вернулись немногие оставшиеся в живых жители. Ни жилья, ни одежды, ни еды. Я на всю жизнь запомнил женщину, которая сказала: «Мне идти некуда, жить здесь негде, еды нет. Залезу в печку и буду ждать смерти».

Тяжелейшее ранение

— На второй день боёв, в ночь с 7-го на 8-е января 1942 года во время атаки я был тяжело ранен в руку и ногу. В Лешуконской районной газете «Звезда» от 7 июня 1977 года в заметке «Коммунисты 70-х годов» написали: «А студёной январской ночью сорок второго в горячем бою за деревню Зеленцы (Волховский фронт) вражеская пуля настигла скорого на ногу связного стрелка маршевого лыжного батальона. Он вдруг выронил автомат, а когда нагнулся за ним, понял, что отстрелялся: пуля, разорвавшись внутри, разворотила правое запястье и кисть. Солдат, пытаясь остановить хлещущую из раны кровь, понял: надо уходить, перевязать рану, делать ему тут больше нечего. Бой кипел вокруг и, выглядев впереди холмик, пополз солдат к нему. Залитый кровью полушубок дыбился колом и мешал ползти, и он слегка приподнялся — тут же пуля прочертила возле уха: „Нет, а вот и не встану — ишь, хорошей мишенью стану для вас, нет…“ — он дополз до холма, перевалился через него, и только котелок в вещмешке взвизгивал от догоняющих его пуль… Силы оставляли солдата, кружилась голова, а в глазах звёздочки, звёздочки…»

«Мужик без топора — хуже комара»

— Когда в медсанбате меня осмотрели, оказалось, что пулей пробило и ногу, вдобавок обмороженную ещё. Увезли для лечения в глубокий тыл, в город Омск, в госпиталь, где лечился почти полгода. Кости потом срослись. Я остался и с левой ногой, только без двух пальцев, и с правой рукой, только изуродованной. Вернулся домой по ранению в июле 1942 года. Вернулся на своё прежнее место работы — Мезенский техучасток. «Мужик без топора — хуже комара» — но с той горькой зимы прошло тридцать пять лет, и все эти годы, за исключением тех месяцев лечения в госпитале, я работал также страстно и жадно. Главный старшина технической службы речного флота, начальник 12-го обстановочного района, старший техник 15-го прорабского участка, потом 13-го, старший инженер Мезенского техучастка, начальник Мезенского техучастка — «без топора» — а сколько сделал!

Жизнь после войны

— В должности начальника Мезенского техучастка коммунист Ческов довёл задуманное до конца: построили не только мастерские, но и тёплый гараж, не только кузницу, но ещё и с карбидной установкой, построили восьмиквартирный жилой дом и сарай, и котельный цех… Сделали затон. И всё это время — углубляли, расчищали, улучшали реки Мезень да Вашку для судоходства.

За участие в Великой Отечественной войне награждён: орденом Отечественной войны I степени, медалями: «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» и многими-многими другими.

С женой Юлией Егоровной прожили вместе 61 год. Вырастили двух дочерей и сына. Есть внучка и правнучка. До сих пор Александр Фёдорович посещает все праздничные мероприятия в городе и землячестве, посвященные Дню Победы. О Великой Отечественной войне создано много фильмов, любимыми для Александра Фёдоровича стали фильмы «Судьба человека» и «Освобождение», любимыми песнями «День победы» и «Смуглянка», а из стихотворений — «Василий Тёркин» А.Твардовского и «Жди меня» К. Симонова, он любит читать историческую литературу и прессу.

— Обращаясь к современной молодежи, скажу словами Василия Тёркина: «Не лгать, не трусить, верным быть народу, любить родную землю — мать, чтоб за неё в огонь и в воду, а, если то, и жизнь отдать!». Фото из личного архива Александра Ческова

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.