Россия и Латинская Америка: игра вслепую

Татьяна Полоскова, 26 апреля 2015, 20:58 — REGNUM  

Кто ответит за тщетные надежды?

23 апреля в Москве было подписано Совместное заявление президентов России и Аргентины об установлении между странами всеобъемлющего стратегического партнерства и принят план действий по его развитию. Кроме этого был подписан целый пакет важных двусторонних соглашений, что дало основания экспертам говорить о «кардинальном повороте» внешней политики Аргентины в сторону России. Сама же Кристина Киршнер охарактеризовала свой визит в российскую столицу и принятые совместные документы, как пример «многосторонности, множественности и разнообразия», сообщает аргентинское издание Clarin. Аргентинский президент в интервью RT подчеркнула также, что в современном мире «никто не может претендовать на монополию дружбы. Мы можем иметь отношения с любой страной», на что сразу обратили внимание аргентинские издания, в отличие от многих российских. Иными словами, говорить о некоем радикальном повороте Аргентины в сторону России не приходится. Речь идет о выстраивании многостороннего вектора внешней политики.

Учитывая, что осенью 2015 года в Аргентине состоятся президентские выборы, и по всем социологическим опросам в предвыборной гонке лидируют кандидаты от оппозиционных партий, которые не разделяют «Боливарианского крена» и «Восточной ориентации» действующей власти (а именно так выразился один из потенициальных президентов страны Маурисио Макри), то возникает вопрос: кто будет реализовывать договор о стратегическом партнерстве с Россией? И претворять в жизнь подписанные двусторонние соглашения после выборов? Ни один из оппозиционных кандидатов не делает ставку в своей программе на полномасштабный диалог с Россией. А некоторые из них уже успели съездить и к Ангеле Меркель в Германию, и в США, где озвучили свою четкую ориентацию на приоритетность диалога с Вашингтоном и странами ЕвроСоюза.

Что касается аргентинского народа, то для избирателей сейчас внешнеполитическая программа кандидатов на фоне жесточайшего социального и экономического кризиса, беспрецедентного роста преступности вообще мало актуальна. Голосовать будут за того, кто сможет убедить избирателя в своей способности вывести страну иэ экономических проблем и справиться с криминалом. Поэтому имидж «друга Кремля» вряд ли серьезно поможет правящей партии серьезно увеличить голоса избирателей. Скорее, никак не повлияет.

Кристина Киршнер, против которой ведется полномасштабная кампания в Аргентине, сопровождающаяся массовыми акциями протеста, куда вовлечены все провинции страны и, практически, все социальные слои, сейчас серьезно озабочена гарантиями личной безопасности после смены власти. Обвинения в злоупотреблении своим административным ресурсом ей и ее окружению выдвигаются постоянно. И, не исключено, что после смены власти она вполне может стать фигурантом уголовного дела. И хорошо, если одного. Во всяком случае, такой вариант ею самой не исключен и определенные меры для обеспечения безопасности своей, семьи и окружения она начала предпринимать уже достаточно давно. Насколько вообще договороспособна правящая власть Аргентины сейчас?

И, в чем смысл ее визита в Россию за полгода до фактического ухода с должности? Кристина Киршнер так уверена, что победит ее кандидат и, став президентом Аргентины, продолжит начатый ей диалог с Россией? Такой уверенности нет ни у кого. Эксперты уже назвали грядущие выборы в Аргентине «самым грязными и непредсказуемыми за всю историю страны». В случае поражения на выборах кому-то из лоббистов ее визита можно будет обыграть случившееся как происки вездесущих американцев, которые таким образом отомстили Кристине и влили дополнительный ресурс на поддержку оппозиции. Возможно, кому-то под эту сурдинку удастся даже получить некий ресурс на «усиление российской мягкой силы в Латинской Америке». Но результат выборов от этого не изменится. А за последующий период много что может произойти в регионе, и не в пользу России.

Или Киршнер, все-таки, приезжала за помощью к российскому президенту? Очевидно, что подписанные контракты многомиллиардны, крайне серьезны и нужны, как России, так и Аргентине. Не вызывает сомнений, что Кристина Киршнер необходима России как вполне надежный партнер, готовый выстраивать систему взаимовыгодного двустороннего сотрудничества. На деле, а не на словах. Но каким образом власти России сейчас могут реально поддержать Кристину Киршнер и ее сторонников? Как повлиять на исход голосования в другой стране, где российские специалисты по выборным технологиям вообще никогда толком не работали? Да и экспертов по Аргентине в России не так уж много. За прошедшие годы в Аргентине России так и не удалось сформировать эффективный лоббистский пул в политических и деловых кругах страны. То есть опорных точек влияния России там практически нет. Да и возможно ли вообще на что-то повлиять за 6 месяцев, имея в виде «боевых единиц» клубы российских соотечественников и разрозненные, враждующие между собой диаспоральные организации. Иной российской мягкой силы в Аргентине нет. А у США и ЕвроСоюза есть такая сила, создаваемая долгими десятилетиями.

После эффектного визита Президента Аргентины Кристины Киршнер в Москву поражение ее партии на выборах осенью 2015 года будет и выглядеть по-иному. Как пощечина России. Только за это опять ответить будет некому.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail