На войне раненых было так много, что не знали продыху: чувашский военврач

Чебоксары, 24 апреля 2015, 16:49 — REGNUM  Воспоминания о войне военврача Александры Федоровны Терентьевой, которая воевала на западном фронте в 26-й артиллерийской дивизии в Новгородской области и на 4-ом Украинском фронте на территории Украины

Александра Федоровна Терентьева родилась в 1920 году в Козловском районе Чувашии. До войны работала в фельдшерском пункте. «О начале войны узнала вечером 22 июня. У нас как раз была ярмарка в Октябрьском: карусели, цирк, молодежь гуляла. Как оттуда вернулись, парень, у которого было радио, сказал: „Девочки, ребята! Война началась. Германия, не объявляя войны, на нас напала“. Мы в тот вечер уж не веселились, все разошлись. В два часа ночи в наши ворота постучали. Принесли телеграмму. 23 числа до 9 утра я должна была проверить и доложить в военкомат, нет ли инфекционных заболеваний на моем участке. Вот так для меня началась война», — рассказывает Александра Терентьева, чьи воспоминания опубликованы на сайте Минздравсоцразвития Чувашии.

Медработников на фронте не хватало. В нашем минометном полку взвод медиков состоял из девяти человек. Врач, два фельдшера, два санинструктора, два санитара и два обозных, носчики. Однажды наш врач пошел узнавать в пехотный полк, когда раненых отправляют. Вернулся уже с осколочными ранениями. Его отправили в медсанбат, а я четыре месяца работала одна.

Потом дали фельдшера, но его вскоре убило. В тот день над нашей землянкой прошли самолеты-разведчики. Ну, думаем, скоро жди бомбардировщиков. И, правда, летят. А фельдшер был кадровый, пожилой уже, говорит: «Я в землянке не останусь, бомбардировщики её заметили». Он вышел, а мы с санитаром остались. Только он за дверь — упала бомба. Мы тут же вышли, ищем, нигде нет нашего Сыченкова. В 4-5 метрах от землянки большая воронка. Взяли лопату, стали швырять землю. Нашли только один палец и куски шинели. Смерть-то она рядом. А мы остались целы, только землей обсыпало.

На войне было страшно не потому, что мы на передовой с немцами боролись, а потому что раненых так много, что продыху не было. При наступлении мы оставались в специальных землянках для приема раненых, а тяжелораненых приходилось возить в медсанбат, километров 12-20. Примерно часа полтора езды на конской тяге, машины не было.

Однажды провожали раненых на повозке, и три бомбардировщика идут прямо на нас. Мы с санитаром Савиновым отнесли раненых в небольшую канаву недалеко от дороги. Только туда дошли, бомба точь-в-точь в нашу повозку попала. Когда все затихло, понесли раненых обратно. Смотрим, лошади на дороге нет. Подошли ближе, а она с перебитыми ногами лежит, и слезы из глаз текут. Так было ее жалко. Мы на Серке верхом за материалами в медсанбат ездили. Местность болотистая, ездили по настилу. А когда бомбежка начинается, надо же в сторону уйти. На повозке никак, поэтому в медсанбат всегда ездили верхом.

Стерильных материалов у нас было вдоволь, целая сумка: и большие, и маленькие стерильные пакеты. А стерильного, чтобы мыть, у нас не было. Только йодом вокруг раны мазали и противостолбняковую сыворотку вводили. Мыли и чистили раны уже в медсанбате, а нам на передовой не приходилось.

Прошло 70 лет, а мне до сих пор снится война, особенно боевая подруга Шура, санинструктор. Сидим в землянке, и вдруг звук разрыва, хлопок. Я почувствовала, как по щеке волна какая-то прошла, и Шура, которая сидела напротив меня, сказала: «Шура, тебя ранило». В тот же момент она схватилась за голову и закричала. У нее касательное ранение 9 см с повреждением кости. Осколок прошел через дверь и попал в противоположную стену землянки. Когда пришел врач и увидел эту размозженную рану, попросил дать ему нашатырки и упал в обморок. Мужчина! Молодой он был, ленинградский. А я рану почистила и повязку наложила. Шура осталась жива, пять месяцев пролежала в госпитале в Ижевске. Потом ее демобилизовали. Мы еще долго переписывались.

Молодая лейтенант медицинской службы воевала на западном фронте в 26-й артиллерийской дивизии в Новгородской области, на 4-ом Украинском фронте на территории Украины. Имеет боевые награды: медаль «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

День Победы Александра Федоровна встретила дома. Демобилизовалась раньше, так как уже ждала ребенка. В 1944-ом у нее родилась дочь. По примеру матери она стала врачом и сегодня живет и работает в Пермском крае. В мирные годы Александра Федоровна работала медицинской сестрой в Республиканской психиатрической больнице. Имеет 3-х детей и 3-х внуков.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.