Самое уязвимое место Александра Лукашенко

Москва, 21 апреля 2015, 12:36 — REGNUM  

Николай Малишевский

Следующей «сакральной жертвой» в игре Запада против России может стать Александр Лукашенко

Белорусскими властями создано великое множество спецслужб. Основная их задача — сбор информации и политический контроль масс. Реализуя ее, власть соответствующим образом формирует «опекаемое» пространство, рассекает его на «сектора» и «квадраты» и посредством выборочного, систематического контроля всех сколь-нибудь важных мест скопления людей обеспечивает тотальный контроль, стремясь создать полное представление об информации, циркулирующей в этом пространстве.

В идеале это пространство должно стать для органов госуправления абсолютно прозрачным. Критерии эффективности политического контроля определяются в соответствии с тем, насколько удачно обслуживающие власть спецструктуры играют роль инструмента, способного: А) влиять на социально активных людей; Б) предупреждать о грядущих угрозах и нейтрализовать покушения на существующий строй.

На этой ниве в Белоруссии, помимо «традиционных» силовых министерств обороны, внутренних дел, юстиции и т.д., действуют КГБ (Комитет государственной безопасности), КГК (Комитет государственного контроля), ОАЦ (Оперативно-аналитический центр) при Президенте РБ, ДФМ (Департамент финансового мониторинга), ДО (Департамент охраны), ДФР (Департамент финансовых расследований), ВР (Внешняя разведка), ОСАМ (Отдельная служба активных мероприятий), ГРУ (Главное разведывательное управление), СБП (Служба безопасности президента), СК (Следственный комитет), ГКСЭ (Государственный комитет судебных экспертиз), СБ (Совет безопасности), спецструктуры при Совете безопасности, МВД, Республиканской прокуратуре и Администрации президента (включая парамилитарные, созданные для решения внутриполитических задач внесудебными методами).

Помимо наличия множества спецслужб, белорусский режим имеет еще одну особенность. Он носит персоналистский характер. Александр Лукашенко, получая соответствующую информацию от спецслужб, претендует на руководство всеми сферами жизнедеятельности общества. Сильное желание и готовность вмешиваться в дела, в которых участие главы государства зачастую просто излишне, при наличии поверхностных интересов способствуют тому, что белорусский президент зачастую просто не в состоянии руководствоваться рациональными соображениями. Как следствие — в разноплановых и мелочных (для его положения) занятиях белорусский президент неизбежно следует за своими пристрастиями и предрассудками. Устранив за два десятилетия необходимость обоснования своих решений перед другими, он избавился и от необходимости обосновывать их перед самим собой. Напряженно размышлять, делать интеллектуальные усилия сегодня ни к чему — достаточно просто делать то, что кажется интуитивно очевидным. При этом белорусский режим является диктатурой интуиции и прихотей президента только в определенной степени.

Угодничество и холопство отбиравшейся десятилетиями по этим критериям челяди, историко-сельскохозяйственное образование, вкупе с уверенностью в понимании сложных процессов окружающего мира и нахождением во власти навязанных стереотипов и прогнозов зачастую не позволяют Александру Лукашенко в одиночку разобраться как во внутриполитических, так и во внешнеполитических процессах, которыми он, как ему кажется, управляет.

Внутренний аспект. Окружение белорусского президента за долгие годы изучило его характер и способствует формированию у Александра Лукашенко соответствующей картины мира с помощью корректировки/фильтрации информационных потоков и создания соответствующего информационного поля. Белорусские спецслужбы и госструктуры, создающие это поле, весьма многочисленны. При этом анализом разведданных и предоставляемой информации занимается лично Александр Лукашенко с его интуитивным в сущности характером мышления/поведения и кругозором (недавняя история с пранкером, представившимся сыном Януковича, разумеется, провокация).

Внешний аспект. Де-факто белорусский президент оказывается один против коллективной суммы интеллектуалов соответствующих спецслужб иностранных государств, благодаря чему он зачастую уходит всё дальше и дальше от реальности в своих оценках, постоянно всё упрощая и пытаясь искусственно свести неоднозначные и динамичные процессы к желаемой простой схеме, загоняя республику и самого себя в ловушку нерешаемых противоречий желаемого и действительного. Ситуацию усугубляет влияние на принятие принципиально важных управленческих решений эмоциональных импульсов и впечатлений Александра Лукашенко, сочетающихся со своеобразной дисциплиной мышления.

На это накладывается не всегда высокий уровень предоставляемой президенту Республики Беларусь информации. Обусловленный тем, что долгое время в республике главной проблемой был сбор и доступ к информации. По мере обретения технических возможностей, способствовавших появлению больших объемов данных, оказалась задвинута в тень вторая, не менее важная проблема — анализ и качество интерпретации таких объемов информации. Это обусловлено не только профессиональным уровнем, но и корпоративными интересами спецслужбистов, заинтересованных не в качестве информационного продукта, а в количестве спецструктур и их штатных единиц.

Всё это ведет к тому, что самым уязвимым местом президента Лукашенко становится… он сам. Сие обусловлено, помимо вышесказанного, следующими факторами. «Виртуально» белорусский президент уже перешёл из разряда субъектов политики в разряд ее символов. О том, насколько уязвимо и смертельно опасно подобное перемещение из реальной в символическую сферу, прекрасно понимают не только на Западе, но и «российско-американские» спецы по спецслужбам и единомышленники людей типа Бориса Немцова. Например, Юрий Фельштинский, недавно прямо заявивший о Лукашенко: «Он единоличный диктатор. В этом отчасти его сила, но отчасти и слабость. Потому что с диктаторскими режимами бороться очень легко. Нужно только свергнуть диктатора, и разрушится вся структура».

И, действительно, нужно для этого — «всего ничего». Все антироссийские силы в госаппарате РБ, окружении Лукашенко и т.н. прозападной оппозиции, которые никак не могут сплотиться вокруг живого политика-лидера, могут с лёгкостью сделать это вокруг такового, превращенного в символ (Александр Григорьевич и сам немало поспособствовал этому, сложив «все яйца в одну корзину» — в отличие от покойного венесуэльского друга, его кандидат на роль белорусского Николаса Мадуро еще слишком юн). Эдакий «народно-социалистический Немцов для СНГ и Евразии». Достаточно провозгласить его жертвой коварных происков «олигархической Москвы». И лично хозяин Кремля Владимир Путин еще три года назад (29.02.12) — накануне президентских выборов, предупреждал о возможной провокации и «сакральной жертве», которую может принести Запад, чтобы настроить всех против России, заявив буквально следующее: «Я эту методику знаю. Уже десять лет, как её пытаются применить, прежде всего, те, кто сидит за границей. Даже ищут так называемую сакральную жертву из числа каких-нибудь известных людей. Сами грохнут, извините, а потом будут власти обвинять».

При условии грамотной информационной кампании никто даже не заикнётся о том, насколько выгодно и политически актуально для Запада, украинских «партнёров» и т.д. в нынешних условиях устранение белорусского президента. Причем не только как рычаг влияния на ситуацию в России и СНГ. Но и на дальнейшую вестернизацию и увод на Запад самой Белоруссии. К чему в республике, чиновничество которой уже наладило мосты с МВФ, Ватиканом, Вашингтоном и Брюсселем, уже готово и готовы почти все. И прежде всего окружение самого Лукашенко, которое вполне может устроить формула «все минус Саша» (На Украине она звучала «все минус Витя», но там ситуация несколько отличалась от белорусской). И тогда провокационные вбросы в информационное пространство, «назначающие» новым президентом Республики Беларусь публику типа нынешнего главы МИД РБ Владимира Макея, вполне могут обрести новое звучание.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.