Вокруг перемирия: перспективы Минска-2

Дмитрий Семушин, 21 апреля 2015, 00:21 — REGNUM  

На прошлой неделе 13 апреля 2015 года в Берлине состоялась встреча в «нормандском формате» министров иностранных дел Германии, Франции, Украины и России по проблеме урегулирования кризиса на Украине

Украина пыталась на этом совещании продвинуть вопрос о вводе на Донбасс международных миротворцев. Россия возражала против подобного решения, и вопрос был отложен. Однако Украина не оставила попыток решить эту проблему в свою пользу. Об этом после Берлинской конференции министров сообщил министр иностранных дел Украины Павел Климкин. Однако вопрос о вводе международных миротворцев на Донбасс не был основным в Берлине. Если на прежних переговорах глав МИД речь шла о соблюдении режима прекращения огня на Донбассе, об отводе тяжелых вооружений от линии соприкосновения враждующих сторон, об обмене пленных, то на этот раз в Берлине впервые вплотную встал вопрос о политическом урегулировании.

Политическому урегулированию посвящены основные пункты Минского соглашения. Перед началом берлинской встречи министр иностранных дела Германии Франк-Вальтер Штайнмайер отметил, что позиция Германии на переговорах — настаивать на переходе к новому этапу выполнения Минских соглашений, на запуске политического процесса. Конкретно последний подразумевает подготовку к местным выборам на востоке Украины. О «политическом процессе», как приоритете конференции, заранее также говорил министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. Однако непреодолимым препятствием для старта политического процесса остается позиция Украины, зафиксированная ее произвольным толкованием порядка политического урегулирования. После берлинской встречи министр иностранных дел Украины Павел Климкин подтвердил, что «свободные и честные выборы» на Донбассе, действительно, являются содержанием «политического процесса». Именно выборы по украинскому законодательству являются условием для дальнейшего диалога Киева с «сепаратистами». Однако при этом глава МИД Украины подчеркнул, что участие лидеров «сепаратистов» в выборах исключено. Таким образом, «честные и свободные выборы» вовсе не являются условием диалога Киева с сепаратистами. Выборы по сценарию Киева должны устранить «сепаратистов» с политической авансцены Донбасса.

Это еще раз наглядно подчеркнуло, что в рамках «нормандского формата» переговоры по имплементации ключевых пунктов минских соглашений зашли в тупик. И главным препятствием здесь стала позиция Киева. Предлагаемые Киевом условия не дают Москве возможностей для достойного отступления с Донбасса.

В сложившихся условиях тупика Москве ничего не оставалось, как прибегнуть к давлению на своих партнеров по минскому урегулированию. Именно для этого президент РФ Владимир Путин в интервью телеканалу «Россия», фактически, не исключил возможности официального признания ДНР и ЛНР Кремлем. Пусть пока разговоры о признании ДНР и ЛНР контрпродуктивны, но «мы будем смотреть по реалиям, которые возникают в жизни», — сказал тогда Путин. Реакция на подобного рода угрозу последовала мгновенно. Министр иностранных дел Германии Штайнмайер в минувшее воскресенье в интервью телеканалу ARD отметил, что признание Кремлем «территорий, захваченных сепаратистами» на востоке Украины, «неизмеримо осложнит» мирное урегулирование конфликта. При этом Штайнмайер заметил, что ключевым условием минских договоренностей был вопрос о территориальной целостности Украины. Следовательно, по логике Германии, подобный шаг с признанием ДНР и ЛНР будет означать срыв Москвой Минских договоренностей, за чем должно последовать наказание. О наказании не говорилось, но оно подразумевалось.

Россия на минувшей неделе попыталась воздействовать и на США на дипломатическом фронте. И хотя вопрос этот относился к Ближнему Востоку, связь его с украинским кризисом обнаружилась мгновенно. 13 апреля 2015 года президент РФ Владимир Путин подписал указ об отмене запрета на продажу Ирану зенитных ракетных комплексов С-300. США тут же выразили обеспокоенность в связи с подобным решением России, а из Иерусалима тут же последовала угроза в адрес России, что Израиль в качестве ответной меры может возобновить поставки оружия на Украину и в Грузию. В итоге, как кажется, демарши со взаимными угрозами обнулились.

Здесь необходимо вернуться к состоянию дел вокруг минского урегулирования. Минск-1 и Минск-2 установили для дипломатии конфликтующих сторон базовый сценарий урегулирования конфликта, когда диалог возможен. Несмотря на все присущие ему недостатки, минский процесс, как представляется, был пока ценен для всех участвующих в нем сторон. Ведь соглашения пока не нарушили постоянные перестрелки, идущие вдоль линии соприкосновения на Донбассе. Правда, после 12 апреля 2015 года локальные случаи нарушения перемирия участились.

При развитии процесса выяснилось, что главный недостаток Минских соглашений кроется в том, что они являются общей схемой разрешения конфликта, но не договором о конкретном политическом решении. Это рамочное соглашение о том, каким могло бы стать постоянное решение. Однако после февраля 2015 года выяснилось, что конкретных механизмов для достижения мира Минск-2 так не дал. А это потому, что «Нормандский формат» имеет ключевой изъян, препятствующий дальнейшему развитию мирного урегулирования. Участниками «нормандского» формата, как известно, являются Россия, Украина, Германия и Франция. Но в «нормандском формате» прямо не представлена одна из основных заинтересованных сторон конфликта -мятежные «народные республики». Их положение в рамках минского урегулирования весьма двусмысленно. Россия хотела бы представлять себя в «нормандском формате» в качестве «посредника» урегулирования, а не прямого участника конфликта. Россия как бы покровительствует ДНР и ЛНР. Украина, наоборот, хотела бы представить Россию в «нормандском формате» стороной конфликта. Очевидно, что подобной же точки зрения придерживаются Германия и Франция, когда требуют, чтобы именно Россия выполняла минские соглашения. Германия и Франция выступают формально посредниками, но в «нормандском формате» они не беспристрастны. Они поддерживают Украину. Здесь их положение также двусмысленно. Продолжением «нормандского формата» является т. н. Минская контактная группа. Однако в рамках Минской контактной группы, как сейчас выяснилось, когда дело подошло к политическому урегулированию, не оказалось ответственных представителей сторон. Киевом было заявлено, что в рамках Минской контактной группы участвуют частные лица с неопределенными полномочиями. Очевидно, что ключевой проблемой остается категорическое непризнание Киевом руководства ДНР и ЛНР в качестве стороны конфликта. Конкретная проблема заключается в том, что представители официальных киевских властей не собираются вести в рабочих группах, пусть и при посредничестве ОБСЕ, прямые переговоры с «сепаратистами», которых предпочитают и дальше называть «террористами». Но как при подобных условиях организовывать политический процесс урегулирования?

Россия использовала Минские соглашения для того, чтобы уйти от прямого конфликта с Киевом. Москва излишне наглядно показала, как она опасается ужесточения режима санкций Запада против ее экономики и финансов. Вместе с тем Россия использовала паузу, предоставленную перемирием, для дипломатических маневров в поисках бреши в рядах Евросоюза и НАТО. Отчасти дипломатические усилия Москвы были не напрасны. Ведь лидеры ЕС стали излишне много говорить о необходимости сохранения единства во фронте противостояния с Москвой. Для того, чтобы Россия смогла спровоцировать раскол в ЕС и расхождение в политике ЕС и США в украинском конфликте, ей пришлось проявлять исключительную сдержанность по отношению к Киеву. Минский процесс позволил эту сдержанность продемонстрировать. Минские соглашения дали возможность выиграть время и России, и Западу, хотя могут быть различные мнения в отношение того, кому больше на пользу идет проволочка. Западу крайне важно было не допустить разгрома украинской армии. Киев нуждался в передышке для консолидации режима. Консолидация эта последовала через удаление Колмойского и открытый террор против несогласных посредством уличных убийств. Поэтому обе стороны до сих пор соглашались продолжать конфликт на Донбассе, но на самом низком уровне интенсивности. Для США и ЕС важно было не допустить эскалации военных действий, которые могли привести бы к поражению украинских ВС. Москве важно было не допустить ужесточения санкций и важно было попробовать имеющиеся санкции ослабить.

Однако продолжительное время подобное состояние дел на Донбассе сохраняться не может. Сосредоточение вооруженных сил должно завершаться их применением. Украина не в состоянии держать на Донбассе в состоянии постоянной готовности свою армию. Украине необходимо или воевать, или начинать демобилизацию. Поэтому очередное военное обострение закономерно. Необходимо или воевать, или выходить на более устойчивое соглашение по мирному урегулированию. Сейчас, судя по всему, ситуация вплотную подошла к началу боевых действий. Однако военные действия с решительным исходом по-прежнему не нужны ни одной из сторон конфликта. Россия последние полгода, фактически, свертывала военную мобилизацию своего общества. Новый военный конфликт на Донбассе без решительной победы поведет к дальнейшему ослаблению военной готовности и устремлений российского общества. Что касается Украины, то ее может устроить только ограниченный конфликт с позиционным исходом, но без решительного военного поражения. Это означает, что по большому счету военный конфликт несет риск, который осознается всеми участниками «нормандского процесса».

На прошлой неделе глава ДНР Александр Захарченко в интервью британскому Би-Би-Си заявил, что договоренность о прекращении огня, на Донбассе, скорее всего, сорвется. По его мнению, Минские соглашения имеют смысл только в том случае, если украинское правительство признает ДНР. Ранее, 16 апреля, глава ДНР Александр Захарченко в интервью Bloomberg заявил, что «рано или поздно» прифронтовой Мариуполь в Донецкой области войдет «в состав» Донецкой республики. Он сообщил, что объединенная армия ДНР и ЛНР располагает 23 тыс. солдат и 30 тыс. резервистов, и отметил, что возможность возобновления военных действия после двухмесячного «перемирия», по его мнению, составляет 90%.

Таким образом, в продолжение берлинской встречи на прошлой неделе и Москва в лице президента Путина, и повстанцы на Донбассе в лице главы ДНР Александра Захарченко предприняли попытку давления на Киев, Берлин и Париж с целью дать новый импульс минскому процессу в нужном для России направлении.

Проблемой остается то, что все предшествующие циклы военных действий заканчивались для ДНР и ЛНР в режиме отложенной военной победы, что позволяло Киеву считать, что он проиграл лишь отдельные сражения, но не войну. При подобном условии, как свидетельствуют теперь уроки Минска-1 и Минска-2, сражающийся Донбасс и стоящая за его спиной Москва не могли навязать Киеву свои условия устойчивого мира. Но вряд ли Москва может стремиться к решительной военной победе на Украине сейчас весной 2015 года.

Европейские партнеры России по «нормандскому формату» в условиях обострения на Донбассе, с одной стороны, демонстрировали твердость, когда на прошлой неделе постоянно заявляли, что России не удастся расколоть ЕС по вопросу о санкциях. С другой стороны, они прибегли не к угрозам в адрес Москвы, а к явным ободряющим жестам, которые могли бы побудить Россию к смягчению занятой ей позиции по Донбассу. 14 апреля перед началом встречи глав МИД стран «Группы семи» министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер связал возвращение России в группу наиболее индустриально развитых стран мира (G7) с решением конфликта на Украине. Главы МИД стран G7, в свою очередь, назвали условия отмены санкций против России. В «большой семерке» готовы принять Россию обратно в свой состав при условии соблюдения Москвой минских договоренностей и урегулирования конфликта вокруг Украины.

Через пару дней в Брюсселе было объявлено, что 20-21 апреля Украина, Россия и Евросоюз возобновят переговоры о зоне свободной торговли. 17 апреля на форуме в Штральзунде канцлер Германии Ангела Меркель заявила о заинтересованности в экономическом сотрудничестве с РФ, напомнив об идее общего торгового пространства «от Владивостока до Лиссабона» — любимой политико-экономической доктрине российского руководства прошедших лет. «В перспективе мы видим создание крупной зоны свободной торговли, в том числе, и с Россией», — сказала Меркель в Штральзунде. При этом первоочередной задачей германский канцлер считает исполнение минских договоренностей по урегулированию конфликта на Украине, даже если это сопряжено с определенными трудностями. Буквально за пару дней до Штральзунда внешнеполитический эксперт германских социал-демократов заместитель председателя фракции СДПГ в бундестаге Рольф Мютцених в интервью радиостанции Deutschlandfunk заявил, что нужны новые переговоры с Москвой с включением вопроса о Крыме. Речь в конечном счете, полгал Мютцених, должна идти о том, чтобы добиться на основе Минска-2 надежного перемирия и в продолжение к нему запустить переговорный процесс, который в перспективе должен включать в себя и вопрос о Крыме.

Тем временем США на прошлой неделе начали подготовку украинских военных на базе подо Львовом. Подразделение 173-й бригады воздушно-десантных сил США прибыло на территорию Украины и должно начать тренировки Национальной гвардии Украины 20 апреля. Сдержанная реакция Москвы на прибытие военнослужащих США на Украину свидетельствует о готовности Кремля и дальше идти по пути урегулирование конфликта, а не конфронтации.

Итак, в ближайшие недели следует ожидать, что со стороны европейцев может последовать предложение о всеобъемлющем и более надежном урегулировании конфликта на Украине, которое учитывало бы и вопрос о Крыме. Европейским партнерам России крайне важно ввести проблему Крыма в переговорный процесс. Вполне вероятно, что новая мирная инициатива на этот раз пойдет не от Германии, а от Франции. На конец этой недели, на 24 апреля, в Ереване запланирована встреча президента Франции Франсуа Олланд с президентом РФ Владимиром Путиным. Путин и Олланд планируют обсудить урегулирование конфликта на Донбассе.

Впрочем, вполне вероятно и то, что новые мирные предложения дипломатического разрешения конфликта со стороны европейцев последуют на фоне очередного военного обострения на Донбассе. Оно станет дополнительным аргументом для того, чтобы продемонстрировать невозможность установления на этой территории надежного мира без привлечения международных миротворцев. Как бы там ни было, но сама логика навязанного минского процесса ведет к тому, чтобы проблема Крыма была поставлена в плоскость переговоров России и Запада.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
01.05.17
Украина против «Газпрома»: крючкотворство и фантастические претензии
NB!
01.05.17
Анимэ в поисках ответов на проклятые вопросы
NB!
01.05.17
Художник, создавший символы свободы и неизбежности борьбы за нее
NB!
01.05.17
Комедия для перенапрягшегося мозга: без претензий и намеков на смысл
NB!
01.05.17
Будущее: Человек модульного типа и одноразового использования
NB!
01.05.17
Разводка Японии и Южной Кореи: в чем взаимный интерес США и Китая
NB!
01.05.17
Повлияют ли рейтинги губернаторов на итоги президентских выборов?
NB!
01.05.17
Молдавия: 39% — за ЕС, 40% — за ЕАЭС, 61% — за Путина
NB!
30.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего III
NB!
30.04.17
Дети говорят о войне: акция памяти на Ставрополье — фоторепортаж
NB!
30.04.17
Дружба США и Китая: пугающая реальность или сиюминутная конъюнктура?
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
Неделя в НХЛ: полуфинал Кубка Стэнли — в самом разгаре
NB!
30.04.17
«Спартак» второй раз в сезоне обыграл ЦСКА
NB!
30.04.17
Как Данияр Акишев управляет Национальным банком Казахстана
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
Ватикан напоминает Баку: Азербайджан – древняя страна христианства
NB!
30.04.17
«Жизнь Чернышевского». Вторая серия
NB!
30.04.17
Апология Германии: преступление, позор, покаяние
NB!
30.04.17
Тони Блэр: Тереза Мэй скрывает реальные последствия Brexit