Иран и Турция усиливают драматизм ситуации в регионе

Сергей Шакарянц, 21 апреля 2015, 00:15 — REGNUM  

Безусловно, на Ближнем Востоке — это пока не «бегство крыс с тонущего судна», раз уж и США продолжают «по ошибке» сбрасывать помощь террористам, и Израиль якобы «в отместку» России за С-300 для Ирана заявил о намерении поставлять оружие той же киевской власти на Украине. Но заметно, что пресловутая «Большая игра» уже идет по крупной, причем ставка уже охватывает и неявно выраженные интересы Китая, и самые малозначительные страны не только Ближнего Востока и Причерноморья, но и Закавказья

Хотя эксперты Ирана и международной «шестерки» пока так и не приступили к обсуждениям остающихся разногласий по недавним Лозаннским переговорам вокруг иранской ядерной программы, развитие событий заставляет еще более усомниться в том, что до 30 июня текущего года Запад и Тегеран в действительности выйдут на подписание окончательного всеобъемлющего документа. Более того, Иран демонстрирует сейчас то ли реальную, то ли напускную жесткость в заявлениях и действиях. И чтобы понять, где «игра», а где — реальное исполнение, условно говоря, «трех принципов» Духовного лидера Исламской революции Великого аятоллы Сейеда Али Хосейн Хаменеи (неведение переговоров с США по региональным вопросам, вопросам внутренним, вопросам вооружений), необходимо выявить и установить, «чем занимался» Иран почти сразу же по окончании Лозаннского раунда переговоров с «шестеркой».

Сейчас внимание в связи с акциями Тегерана акцентируется в основном на трех вопросах: 1) достижение договоренности между президентами Ирана Хасаном Роухани и Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом во время однодневного визита турецкого лидера в Тегеран (8 апреля) о взаимной торговле в национальных валютах без использования доллара в качестве посредника; 2) требование Хаменеи к Саудовской Аравии и другим арабским монархиям Аравийского полуострова (9 апреля) прекратить военное вмешательство во внутренний конфликт в Йемене; 3) отмена президентом России Владимиром Путиным (13 апреля) запрета на поставку Ирану зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) ПВО С-300. Что касается нового решения Москвы, то о нем довольно обстоятельно выступил сам российский лидер во время недавней традиционной «Прямой линии», хотя вопрос продолжает содержать в себе немало секретной информации. И понятно, что вопрос продолжает изводить и США, и Израиль. Но в данном случае, если помнить обо всех российско-иранских контактах после избрания президентом РФ В.Путина, а Ирана — Х.Роухани, вопрос о возобновлении контракта по С-300 или даже — заключению нового аналогичного контракта, не выглядит неожиданностью, в том числе и для Запада с Израилем.

Так или иначе, но вопрос о ПВО — вообще, отдельная тема, учитывая также еще два обстоятельства. Первое — на недавнем военном параде в Тегеране, посвященном очередной годовщине формирования Революционных вооруженных сил Ирана, иранское руководство наглядно продемонстрировало и свои ПВО нового поколения, что, конечно, не ослабляет интереса ИРИ к российским системам. Второе — в день, когда Путин огласил о снятии запрета на поставки С-300, председатель комиссии по нацбезопасности и внешней политике Меджлиса Алаэддин Боруджерди в ходе встречи со спикером Государственной думы РФ Сергеем Нарышкиным открыто напомнил о том, за что Иран борется в той или иной форме довольно давно: «Рассчитываем на то, что Россия поддержит присоединение Ирана к ШОС в качестве полноправного члена. Такая поддержка поможет тому, чтобы наш президент принял участие в предстоящем саммите ШОС». А ведь речь о стратегическом выборе Тегерана, который не зависит напрямую от подписания или неподписания с Западом окончательного соглашения по иранскому атому. И выходит, что союз Тегерана с Москвой и Пекином, как и вопрос военно-технического сотрудничества ИРИ с Россией и Китаем — не та сфера, куда смогут вторгнуться США и другие страны Запада даже при условии подписания до 30 июня ожидающегося окончательного варианта соглашения по атому.

Два последующих вопроса же, чтобы не отрываться от реалий иранской региональной политики, актуализировались после того, как именно в день заявления Хаменеи по Йемену президент Ирана Х.Роухани еще раз заявил, что если США не снимут санкции против Тегерана, то финальное соглашение по ядерной программе Иран не подпишет. Роухани подчеркнул, что Иран хочет взаимовыгодной сделки для всех сторон, «вовлеченных в процесс переговоров по ядерному досье». Напомним, что это и есть одно из существенных разночтений Тегераном и Западом итогов Лозанны. Пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест ранее заявлял, что в администрации считают «неразумным» отменять санкции с первого же дня, чем подтвердил неоднократно озвучивавшийся Вашингтоном тезис о том, что санкции необходимо отменять постепенно.

Итак, заявление Роухани показало, что иранское руководство и впредь будет неукоснительно исполнять распоряжения и воззвания именно аятоллы Хаменеи, а не руководствоваться состоянием переговоров с Западом и конкретно с США. Но заинтересованные круги и центры в регионе не оставили без внимания также то, что в исследуемый промежуток времени Тегеран призвал арабов найти с ним и с йеменскими шиитами общий язык.

Замминистра иностранных дел Ирана по вопросам Африки и арабских стран Хосейн Амир Абдоллахиян на прошедшей в Кувейте конференции ООН стран-доноров по Сирии не только обменялся мнениями по Сирии и Йемену с генсеком ООН, но и озвучил главные постулаты Тегерана по йеменско-шиитскому вопросу, получившие название «план Абдоллахияна»: прекратить огонь, посадить стороны внутриполитического конфликта в Йемене за стол переговоров и добиться прекращения авианалетов на страну ряда арабских стран под руководством Саудовской Аравии, в дальнейшем диалог конфликтующих сторон ведется под эгидой ООН. Известно также, что с «дорожной картой» урегулирования йеменского кризиса в Омане побывал первый замминистра иностранных дел Ирана Мортеза Сармади. Одновременно МИД Ирана провело консультации с алжирскими коллегами по этому поводу. Оман и Алжир выступили с резкой критикой военной операции в Йемене и отказались вступать в объединенную арабскую коалицию, осуществляющую бомбардировки Йемена. И только после всего этого, с учетом отсутствия реакции Саудовской Аравии на «план Абдоллахияна», а также реагируя на «совет» госсекретаря США Джона Керри прекратить иранскую поддержку хуситам, аятолла Хаменеи и пошел в «атаку» на Эр-Рияд.

И далее — целая «ария» в исполнении России в связи с ЗРК С-300, причем не только различные эксперты и комментаторы, но даже сам президент РФ подтверждает, что осуществление поставок ЗРК послужит «сдерживающим фактором в регионе».

Наконец, хуситы прорываются к границам с Саудовской Аравией, как свидетельствует ряд источников, через границу пошло оружие и т.д. И вот уже в Восточной провинции Саудовской Аравии, где шииты составляют 90% населения, и «по совпадению» именно эти территории являются самыми нефтеносными в Саудовской Аравии, как сообщали СМИ, «начались беспорядки». Причем вполне серьезные — с человеческими жертвами, раненными, арестованными. В города Эль-Катиф и Авамия саудиты были даже вынуждены ввести войска. Но в итоге наземной операции против йеменских шиитов так никто и не начал. Причем не оправдались надежды Эр-Рияда и на Египет с Суданом — у тех «головную боль» вызывает лишь Баб-эль-Мандебский пролив как «предбанник» Красного моря и Суэцкого канала, т.е. танкерного пути морских поставок углеводородов с Аравийского полуострова на Запад. Зато саудиты явно усилили местные группировки и «Аль-Каеды», и «Исламского государства» (IS). И случился парадокс — подходы к Баб-эль-Мандебу для Запада берут «под охрану» (от хуситов) исламские фундаменталисты-террористы. После этого было ясно, что ответ Тегерана не замедлит себя ждать. Поэтому жесткое заявление начальник генштаба Всех вооруженных сил Ирана Хасана Фирузабади о том, что США регулярно поставляют боевикам «Исламского государства» не только оружие, но и продукты питания и деньги, не только не было неожиданным, но, напротив — напрашивалось, учитывая степень осведомленности иранских спецслужб о реальном положении дел в Сирии, Ираке и на Аравийском полуострове. По имеющейся у Фирузабади информации, сообщило 19 апреля агентство Fars, американские самолеты регулярно садятся и взлетают с аэропортов, находящихся под контролем IS, после чего власти США извиняются за то, что сделали это, якобы, по ошибке. «Американцы на словах утверждают, что они хотят противостоять IS. А на деле мы видим другое — они ведут наблюдение и проводят рекогносцировку», — заявил генерал-майор.

Разоблачительное обвинение, пожалуй, полностью дискредитирует и девальвирует политику США на всем Ближнем Востоке, а не только на Аравийском полуострове. Далее пошли информационные вбросы о том, что, в сущности, американцы добиваются своего — они просто реализовывают, начиная с «арабской весны», свою программу «перезагрузки» Ближнего Востока и формирования «Глобального Ближнего Востока», при котором ни одна из мусульманских стран не сохранит своих границ и территорий, и, мол, не исключено, что настает очередь Саудовской Аравии. Похвально, что хоть не делалось прогнозов о том, что «на очереди» именно Иран.

Тем не менее, учитывая, что в том же Египте в итоге и — именно с одобрения США, пришлось вернуться к модели участия военных в управлении государством, т.е. «план развала» или уничтожения единого Египта вроде бы «не актуален», приходится выдвинуть иную гипотезу-версию. Речь не об американском плане «Глобального Ближнего Востока» — скорее всего, США и Израилю пришлось, к тому же гораздо раньше планировавшегося, попробовать разыграть карту суннито-шиитского вооруженного конфликта. Видимо, что-то и весьма серьезное не просто дает неоднократные сбои, но в целом ежедневно показывает американцам и израильтянам плохие расчеты их экспертов при разработке и синхронизации различных этапов ранее принятого плана. К примеру, в Тегеране еще с 2007 г. ни военные, ни политики, ни парламентарии и дипломаты не сомневались, что рано или поздно США и Израиль начнут делать ставку именно на разжигание междуусобицы на Ближнем Востоке между суннитами и шиитами. Группировка IS в Ираке после ряда прошлогодних успехов сейчас глубоко завязла в обороне, к этому же идет дело и в Сирии. Напротив, «растут акции» Ирана и ливанской партии «Хезболлах» в данных странах. Сейчас же — и в Йемене. Тогда следует (хотя бы для того, чтобы «замести следы») посредством различных маневров привести, пусть только и одну лишь группировку IS, к краху и «закрытию проекта». Для этого же следует как можно ощутимей ослабить Саудовскую Аравию как одного из главных спонсоров и главных «поставщиков кадров» в ряды IS.

Вот почему третья составляющая исследуемой проблемы — ирано-турецкая торговля в нацвалютах, это больше чем просто тактическое решение Тегерана и Анкары в связи с возможным ухудшением макроэкономической ситуации в мире и, скажем, возможными изменениями в регионе. Ведь и Турция — «опекун» действий группировки IS в Сирии и Ираке. И Анкара как будто бы поддержала план США по сколачиванию неких панарабских сил на Аравийском полуострове, а также агрессию коалиции против Йемена. Когда шли первые оценки итогов визита Эрдогана в Тегеран, то для многих, видимо, бросилось в глаза, что буквально на следующий день (9 апреля) министр энергии и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз вдруг посулил Ирану долю в Трансанатолийском газопроводе (TANAP) — «при наличии выгодных коммерческих условий». Что под этим имели в виду турки, особого секрета не представляет — на протяжении, как минимум, двух десятилетий Анкара постоянно уговаривает Тегеран снизить для нее тарифы на газ. Однако, судя по тому, что Эрдоган быстро согласился на предложенный Ираном отказ от доллара во взаиморасчетах (а годовой торговый оборот составляет между ними немаленький — $14 млрд, если договоренность заработает, то по доллару будет нанесен еще один удар), перспективы TANAP мало пленили иранцев. Можно также вспомнить, что после этого внезапно и Турция, и Израиль выразили желание участвовать в Азиатском банке инфраструктурных изменений (AIIB), созданном в прошлом году на форуме АТЭС в Пекине под эгидой Китая.

Безусловно, на Ближнем Востоке — это пока не «бегство крыс с тонущего судна», раз уж и США продолжают «по ошибке» сбрасывать помощь террористам, и Израиль якобы «в отместку» России за С-300 для Ирана заявил о намерении поставлять оружие той же киевской власти на Украине. Но заметно, что пресловутая «Большая игра» уже идет по крупной, причем ставка уже охватывает и неявно выраженные интересы Китая, и самые малозначительные страны не только Ближнего Востока и Причерноморья, но и Закавказья. Как будут «перестраиваться» или «перезагружаться» наиболее значительные региональные и глобальные центры силы мира — это отдельный вопрос, сейчас пока очевидно, что прежние стратегические проекты в ближайшей перспективе будут либо пересмотрены в сторону еще больших упрощений, либо будут сданы в архив из-за устарелости. Неуступчивость Ирана ведет к тому, что не просто, скажем, получают дополнительные козыри Россия и Китай как «опекуны» Тегерана на переговорах по атому, но и прямые региональные конкуренты ИРИ задумываются о своем будущем. И волей-неволей вспоминается еще одна приметная прошлогодняя фраза американского финансового аналитика и статистика, доктора Джима Уилли: «Союз КНР и РФ приведет к появлению золотого торгового стандарта. Доллар уже сбрасывают с трона. Украинская война станет для доллара его Ватерлоо. Отказ саудитов продавать нефть за доллары будет тем крушением, которое услышат во всех уголках Земли. Саудиты огласят свое решение в ближайшие недели или месяцы. Цена на нефть будет временно определяться русско-китайским тандемом, принеся процветание на Восток и опустошение на Запад. Обвал, который услышат везде, уже запущен. Доллар будет отвергнут и заменен на золотой торговый стандарт. Уже к концу года доллару будет нанесен сокрушительный удар».

Пока всего этого не произошло, но очевидно, что саудитов как бы взяты в клещи «окружения». Однако развязка неминуемо настанет — при новых стратегических ролях и Ирана, и Турции, и Израиля.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.05.17
Детективно-дефективный авторынок Украины
NB!
24.05.17
Новгородский аэропорт: реальный проект или маловероятный «прожект»?
NB!
24.05.17
Фашизм как «лекарство от социализма»? Не работало и не работает
NB!
24.05.17
Азербайджан нарывается? Или отвлекает внимание?
NB!
24.05.17
США: «Русский след» пока не нашли, зато нашелся «агент Кремля»
NB!
24.05.17
Против самоубийств: Госдума поборется со смертельными играми
NB!
23.05.17
«Трамп давит на ОПЕК в интересах нефтяников США»
NB!
23.05.17
Военно-стратегический пат Украины
NB!
23.05.17
Закавказье без войн и конфликтов – цель, достижимая только вместе с Россией
NB!
23.05.17
«Цивилизованному миру пора договориться, кто такие террористы»
NB!
23.05.17
«Собянизация» Москвы: ничего нового
NB!
23.05.17
«Американцы ведут себя как жандармы»
NB!
23.05.17
ФАС возбудила дела против Hewlett-Packard и Lenovo
NB!
23.05.17
Странные имена боевых систем: с подкруткой для шпиона
NB!
23.05.17
Путь и пояс – объединение ко всеобщему благу и китайской прибыли
NB!
23.05.17
Военный Донбасс: ВСУ продвинулись на километр под Дебальцево
NB!
23.05.17
Святитель Николай Чудотворец как точка сборки Востока и Запада
NB!
23.05.17
Католики Франции поддержали Макрона, но Ле Пен это не отменяет
NB!
23.05.17
Борьба за пост свердловского губернатора: выборы или имитация
NB!
23.05.17
Минск на пороге перемен: экономика трещит по швам
NB!
23.05.17
Кадыров запретил выпускные вечера в школах
NB!
23.05.17
Единство Евразии против китайской жадности