Аргентина — Уругвай: борьба ла-платских мальчиков

Марина Богословская, 16 апреля 2015, 16:50 — REGNUM  

Тридцать три неизвестных и борьба за независимость Уругвая

19 апреля 2013 года президенты Аргентины и Уругвая Кристина Киршнер и Хосе Мухика вместе вылетали в Перу на саммит Союза Южноамериканских государств (UNASUR) на борту Танго 01 — персональном лайнере президента Аргентины. Тогда всего за две недели был урегулирован конфликт, который считался неразрешимым. Противники добрососедских отношений между двумя странами, так ловко раздувшие его и ожидавшие дальнейшего обострения ситуации, были шокированы. Отношения между лидерами двух стран серьезно осложнились после того, как президент Уругвая Мухика перед пресс-конференцией в беседе с одним из приглашенных назвал Кристину Киршнер «старухой, которая еще хуже, чем ее покойный косоглазый муж, экс-президент Нестор Киршнер». Мухика не знал, что чья-то заботливая рука включила все рядом стоящие микрофоны на полную громкость. Так что слова президента Уругвая слышала не только президент Аргентины, но и весь зал. Власти Аргентины отреагировали на слова Мухики нотой протеста. После этого инцидента Мухика несколько раз пытался связаться с Кристиной по телефону, однако она была недоступна. Позже Мухика публично извинился, объяснив свои высказывания привычкой к простонародным выражениям, оставшейся после партизанской борьбы и долгих лет, проведенных в тюрьме.

Этот эпизод как нельзя лучше описывает отношения между Аргентиной и Уругваем на протяжении двух столетий: от дружбы до ненависти. В 20-х годах XIX века Аргентина вела войны с Бразильской империей за территорию современного Уругвая. Так как и Аргентина, и Бразилия обрели к тому времени независимость от Испании и Португалии соответственно, а Монтевидео не спешил с этим шагом, то у обеих стран было стремление включить левобережные земли Ла-Платы в свой состав. Уругвай всячески сопротивлялся попыткам аннексии со стороны Аргентины, что привело к захвату его территории в 1816 году Бразильской империей и включению в её состав в качестве провинции. В 1825 году в Уругвай из Аргентины приплыли сторонники Артигаса, который до этого вёл борьбу за независимость от Буэнос-Айреса. Подняв восстание против Бразилии и провозгласив независимость 25 августа 1825 года, они вошли в историю как «тридцать три бессмертных». Война между Аргентиной и Бразилией за Уругвай продолжалась ещё три года, пока в 1828 году при посредничестве Англии не был заключён договор об образовании независимой Восточной Республики Уругвай.

Так и повелось с тех пор, что на протяжении почти двух веков соперничавшие между собой элиты Уругвая просили помощи то у Бразилии, то у Аргентины. На этом соперничестве и возникли две традиционные партии Уругвая «белые» (Blanco) и «красные» (Colorado) — сторонники Аргентины и Бразилии соответственно. Военные перевороты и гражданские войны, терзавшие Уругвай, сказывались и на взаимоотношениях с южным соседом. И только в конце прошлого века была достигнута относительная стабилизация ситуации на политическом поле страны. Это, в свою очередь, сказалось благоприятно на экономике Уругвая.

Имперские амбиции Аргентины и экономические преимущества Уругвая

Отношения между Аргентиной и Уругваем в силу вышеизложенного, а также исторических перипетий в самой Аргентине переживали периоды взлётов и падений. Так, например, во время конфликта между Аргентиной и Великобританией из-за Мальвинских островов в 1982 году Уругвай, наряду с Чили, был на стороне последней, предоставляя ей аэродромы для базирования британских ВВС.

30 ноября прошлого года в Уругвае на выборах победили левые силы. Премьер-министр Аргентины Хорхе Капитанич выступил на пресс-конференции в Доме правительства, где сделал заявление по поводу победы на президентских выборах в Уругвае кандидата от левой коалиции «Широкий фронт» Табаре Васкеса. Хорхе Капитанич подчеркнул, что Аргентина приветствует победу Т. Васкеса. И что строительство двусторонних отношений между Аргентиной и Восточной Республикой Уругвай «будет благоприятным», сообщало OmRadio.

Позитивная реакция властей Аргентины на избрание Табаре Васкеса весьма значима, так как именно в период его первого президентства между двумя странами вспыхнул спор по поводу строительства целлюлозных комбинатов, переросший в масштабный дипломатический конфликт. Речь шла о строительстве Восточной Республикой Уругвай заводов на реке Уругвай, которая является границей между двумя странами. Президентами в период конфликта были Нестор Киршнер (Аргентина) и Табаре Васкес (Уругвай). Аргентинская сторона утверждала, что поскольку река Уругвай является пограничной, то Уругвай должен был заранее провести консультации с Аргентиной по поводу последствий для экологической ситуации в районе строительства целлюлозного комбината. Также утверждалось, что Уругвай начал строительство без проведения должной экологической экспертизы данного проекта. В свою очередь, власти Уругвая отрицали все обвинения аргентинской стороны и утверждали, что все экологические экспертизы были проведены на должном уровне. В социальных сетях простые аргентинцы и уругвайцы писали, что любят и Аргентину и Уругвай, что у них нет врагов, что это страны-братья, и никто не желает войны. Трудно сказать, чего было больше в позиции Аргентины, действительно заботы об экологии пограничной реки Уругвай или имперских амбиций, оставшихся со времен войны с Бразилией за контроль над Уругваем в начале XX века. Достаточно отметить следующее, что инвесторы, начавшие строительство целлюлозного комбината в Ботнии, первоначально обращались к аргентинским властям с предложением строительства целлюлозного комбината на аргентинском берегу реки Уругвай, но получили отказ.

Материалы по делу в итоге были переданы в Международный Суд ООН (Аргентина против Уругвая), который постановил, что хотя Уругвай и не сообщил Аргентине вовремя о планируемом строительстве, целлюлозные заводы не загрязняют реку, поэтому их закрытие будет неоправданным. Конфликт завершился в 2010 году, в период президентства Кристины Фернандес де Киршнер (Аргентина) и Хосе Мухика (Уругвай), созданием совместной координационной комиссии по деятельности на реке Уругвай.

В прошлом году Табаре Васкес вернулся в большую политику, вновь выставив свою кандидатуру на пост президента Уругвая и победил. Посол Аргентины в МЕРКОСУР Хуан Мануэль Абал заявил, комментируя победу левых в Уругвае: «Политики, которые ставят своей задачей решение социальных проблем, — самые прочные. Избиратели в ряде стран Латинской Америки в 2014 году проголосовали за продолжение курса на общественную интеграцию и упрочение социальной справедливости. И подтверждение тому переизбрание на президентские посты Эво Моралеса в Боливии, Дилмы Руссефф в Бразилии и избрание Табаре Васкеса в Уругвае. Строя общее будущее, Аргентина и Уругвай должны быть вместе», сообщает Национальное агентство новостей Аргентины Telam.

Сегодня экономическое сотрудничество между Аргентиной и Уругваем является довольно активным. Обе страны важны друг для друга. Аргентина очень важна для Уругвая, так как Аргентина потребляет из Уругвая 92% его промышленной продукции, что составляет 20% всей уругвайской продукции. 83% уругвайского экспорта в Аргентину — автомашины и запчасти к ним. Это 80% всей автопромышленности Уругвая. А также экспорт в Аргентину бумаги, пульпы (древесная масса). И аргентинские, и уругвайские производители сельхозпродукции сегодня говорят об увеличении поставок своей продукции в Россию.

Однако в Аргентине в последние годы действует политика жесткого ограничения экспорта мяса и ряда других продуктов. Более или менее существенный экспорт возможен лишь в случае смягчения или отмены этих ограничений. В соседнем Уругвае ситуация с экспортом мяса и других сельхозпродуктов отличается от аргентинской. По мнению специалистов, экспортные возможности страны используются почти полностью, и увеличение экспорта в РФ возможно лишь за счет перераспределения ранее шедших на другие рынки потоков. Сайт ратифицированных соглашений говорит об активизации в последние два года взаимоотношений между странами региона. (www.ucc.edu.ar). Однако экономический кризис в Аргентине серьезно бьет по Уругваю, это ухудшает торговые отношения во всей Латинской Америке. Кризис Аргентины, как считают эксперты, серьезно ослабляет покупательную способность населения страны. К слову, инфляция в Аргентине уже превышает 30%. А цены на товары первой необходимости значительно выше цен, чем в любой другой стране региона.

На этом фоне производители различных товаров в Уругвае, в том числе в свободных экономических зонах, от обуви до автомобилей, уже подсчитывают возможные убытки. В Уругвае потери несет и туристическая отрасль. Наиболее популярный курорт страны, Пунта-дель-Эсте, в этом году летом был заполнен только на треть, не было обычного потока туристов, весомую долю которых обычно составляют аргентинцы.

Что касается автопрома, то здесь, вероятно, потери будут наиболее ощутимы. Около 60% экспорта автомобилей направлялось в Аргентину из Уругвая.

Кризис оказывает давление на песо и вызывает рост инфляции, что в конечном счете может существенно повысить расходы по займам для аргентинских компаний. Активное сотрудничество между двумя странами идет и на политическом уровне, в таких международных организациях, как, например, UNASUR. Обе страны находятся на левых позициях. Поэтому в большинстве случаев принятие ими тех или иных решений является консолидированным.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.