Самое ценное качество на войне — верность: ростовский ветеран

5

Ростов-на-Дону, 15 апреля 2015, 14:47 — REGNUM  «Однажды меня попросили назвать одним единственным словом самое важное качество человека. И мне пришло в голову слово „верность“. Именно это качество самое ценное на войне», — с этого и началась беседа корреспондента ИА REGNUM с ветераном Великой Отечественной войны, полковником в запасе Александром Захаровичем Карпенко.

Александр Захарович родился 20 июня 1921 года в селе Поповка Кашарского района, на севере Ростовской области. По рассказам его отца и деда, год был очень тяжелый не только для страны, но и для всего российского народа. «Только-только завершилась империалистическая война, принесшая много бед. А после — гражданская война, которая разрушила все, что могла разрушить. В год моего рождения был неурожай, суховеи. Сложная обстановка создалась в стране, потому люди искали место, где можно было выжить. Со всех уголков России ехали на Дон. Именно по этой причине моя семья в поисках жизни переехала в Ростов. Дедушка был кузнец, а это главный человек в деревне и городе. В областном центре была даже улица Кузнецкая — коротенькая, только кузницы здесь были. И дедушка устроился кузнецом. Все было достойно у дедушки, он был хороший специалист, и семья смогла купить небольшой домик в дачном поселке, где сейчас расположена улица Ленина. Так, я стал ростовчанином», — рассказывает ветеран.

В 1938 году Саша Карпенко окончил 9 классов и узнал, что в Ростове есть специальная артиллерийская школа. «Красивое было здание дореволюционное. А я меня тянуло к этому, как и всех моих сверстников. Тогда армия интересовала, о ней много и достойно говорили и в школе, и дома. Как только где-то появлялся солдат — ребята тут же бежали босиком, чтобы посмотреть поближе. Я хотел быть военным и поступил в спецшколу. Конечно, хотелось мне быть и курсантом Ростовского артиллерийского училища, и в 1939 году я был принят, сдав экзамен за 10 класс в школе», — вспоминает фронтовик.

Первые дни войны

В мае 1941 году состоялся выпуск, и пришло время Александру Карпенко выбирать часть, где хочешь служить. Такая возможность давалась только хорошистам и отличникам. «И вдруг — 25-я Чапаевская дивизия! Это же мечта каждого мальчишки! И меня направили служить в 263-й стрелковый полк в полковую батарею дивизии. Полк находился недалеко от границы, здесь за несколько дней до начала войны, проходили учения. Отрабатывали взаимодействие с пограничниками. Вроде как суббота накануне, отбой, а тут 22 июня, воскресенье, перенесенный день рождения, 20 лет… Но в субботу отдали команду всем остаться по окончании дня на занятых позициях, выставили охрану, легли отдыхать, утомились солдаты окопы рыть, укрывать боеприпасы, зной дневной уморил, а тут прохлада. Заснули и такой грохот, вроде и не спали. Война», — делится участник войны.

Шли пограничные бои. Батарея, поддерживая пехоту, выполняла задачу, которая стояла перед армией — удержать границу и уничтожить тех, кто переправляется и пытается захватить часть российской территории любыми способами. Армия держала границу почти 20 дней. Ну а потом отход, отход, и солдаты пошли на Николаев. Батарея была поставлена на оборону практически единственного моста, который был важен для отхода беженцев, раненых, по нему шло подкрепление с тыла.

Ранение

Запомнились Александру Захаровичу не только первые дни боев. «Что такое война: день и ночь, бои идут круглосуточно. Конечно, эмоционально в памяти осталось мое ранение. Оно было в бою под Николаевом. Необходимо было изменить огневую позицию, нужно было уйти из-под огня. Я был ранен, когда шел впереди батареи на лошади. Я упал и на мгновение увидел лошадь, у которой был распорот живот. Это было мгновение, не доля секунды, а мгновение. Еще запомнилось на всю жизнь и время после. Я помню, что лежу в каком-то грязном дворе, вокруг доски были, ящики, ведра железные, и лежат раненые. Ну и не только, а это оказался полевой госпиталь на окраине города. Здесь делали операции. Я был забинтован почти полностью, ноги только были целые, остальное было побито. У меня даже лопатка раздроблена. Лежу во дворе, возможно, без сознания, ведь его раненые часто теряют. От удара я пришел в себя, слышу голос: „А этого оставляем“. И у меня промелькнула мысль, что меня оставить хотят, и я обратился к военным: „Я лейтенант. Не оставляйте меня здесь“. Конечно, взять с собой всех не могли, и я представлял, что немцы придут и все. И наши солдаты вернулись за мной, затолкали к шоферу, и колонна машин поехала в Керчь. Там нас держали почти месяц. А когда нависла угроза оккупации всего полуострова, меня на барже прибуксировали в Ростов. И это ж надо! Не куда-нибудь, а на родину. Разместили нас в здании гостиницы „Ростов“ на проспекте Буденновском, где и выходили. И моя девушка узнала об этом, мама, моя сестренка. А в конце сентября меня повезли в Теберду на Северный Кавказ. Если бы не ангел-хранитель, меня бы оставили в Николаеве», — рассказывает Александр Захарович.

Тегеран-43

Однажды Александру Захаровичу Карпенко было поручено вывезти секретный архив в Сальск, а после отправиться во Владикавказ (Орджоникидзе). Небольшую группу командного состава посадили на пароход и отправили куда-то. Зачем везут — никто не объяснил.

«И вдруг — горы. Собирают нас на палубе и объявляют: „Прибываем в Иран. Все указания получите на берегу“. Получили и первые ценные указания. Во-первых, не общаться с теми, кто не является поданными Советского Союза, определенные условия. И я был назначен командиров одного из горных полков. Дней через 20 я был переназначен на заместителя командира 313 горно-стрелкового Краснознаменного полка в городе Бобальсьер. Мне запомнился Тегеран и обеспечение безопасности знаменитой конференции», — за это Александр Захарович был хорошо поощрен.

Фронтовая свадьба

За обеспечение безопасности проведенной конференции солдату предоставили отпуск на месяц, не считая дороги. «Что такое во время войны получить отпуск — это более, чем медаль или орден. Конечно же, у меня невеста Лия в Ростове, ее родители погибли, она одна осталась. И мне дали отпуск в 44-м году. Я и женился в 44-м году 8 июня. Прожили счастливо душа в душу 66 лет. Так здорово, так мы нашли друг друга», — со слезами в голосе произносит Александр Захарович и оставляет эту тему.

Победа

«Как я узнал о том, что кончилась война?! У меня, как у начальника артиллерии, была объемная радиосвязь с минометными подразделениями, которые располагались в разных городах. И вдруг 8 мая рано утром бежит солдат ко мне и кричит, как ненормальный: „Победа! Победа! Товарищ капитан!“. Все подняли стрельбу. Это было в Иране. Конечно, этот праздник со слезами на глазах, потому что, когда узнали о Победе на Дальнем Востоке, за границей, восприняли со слезами от того, что они не встретят никогда своих близких, мам, пап, братьев, сестер. Но одновременно это и радость. А кто-то был шокирован, ведь уже завтра не нужно идти в штыковую атаку с винтовкой наперевес навстречу врагу», — говорит фронтовик.

О литературе и творчестве

Сегодня Александр Захарович Карпенко с удовольствием встречается с молодежью, вместе с соратниками по городскому клубу «Патриот» участвует в общественной жизни донской столицы. Но не оставляет и свое любимое хобби — литературу. Ею ветеран увлекся еще до войны, когда в школе учился. Александр Захарович бережно хранит свои записи в отдельной папке, в строгом порядке. За долгие годы он написал не только о себе, не только о войне, не только о своих близких, об укладе дореволюционной деревни по рассказам папы и деда. Конечно, одно из стихотворений фронтовика посвящено Великой Победе.

Кто-то где-то о прошлом неправду сказал,

Кто-то где-то к неправде неправду добавил.

И летит над страною вранье,

И историей выдумка правит.

Правду знать о войне вы должны -

За Отечество мы воевали!

И в далеких сраженьях былых

Мы все вас в ту войну защищали.

Мало тех, кто войну пережил,

Еще меньше солдат и солдаток осталось.

Кто же этот, кто их оскорбил

и над памятью их надругался?

Как нам тяжко победа досталась…

В зной и холод в атаку ходить.

И в едином порыве в сраженьях

Братством нашим врагов победить.

Не позволили быть вам рабами,

Цель была — оккупантов разбить.

И в атаку за вас поднимались,

До Победы хотелось дожить…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.05.17
Детективно-дефективный авторынок Украины
NB!
24.05.17
Новгородский аэропорт: реальный проект или маловероятный «прожект»?
NB!
24.05.17
Фашизм как «лекарство от социализма»? Не работало и не работает
NB!
24.05.17
Азербайджан нарывается? Или отвлекает внимание?
NB!
24.05.17
США: «Русский след» пока не нашли, зато нашелся «агент Кремля»
NB!
24.05.17
Против самоубийств: Госдума поборется со смертельными играми
NB!
23.05.17
«Трамп давит на ОПЕК в интересах нефтяников США»
NB!
23.05.17
Военно-стратегический пат Украины
NB!
23.05.17
Закавказье без войн и конфликтов – цель, достижимая только вместе с Россией
NB!
23.05.17
«Цивилизованному миру пора договориться, кто такие террористы»
NB!
23.05.17
«Собянизация» Москвы: ничего нового
NB!
23.05.17
«Американцы ведут себя как жандармы»
NB!
23.05.17
ФАС возбудила дела против Hewlett-Packard и Lenovo
NB!
23.05.17
Странные имена боевых систем: с подкруткой для шпиона
NB!
23.05.17
Путь и пояс – объединение ко всеобщему благу и китайской прибыли
NB!
23.05.17
Военный Донбасс: ВСУ продвинулись на километр под Дебальцево
NB!
23.05.17
Святитель Николай Чудотворец как точка сборки Востока и Запада
NB!
23.05.17
Католики Франции поддержали Макрона, но Ле Пен это не отменяет
NB!
23.05.17
Борьба за пост свердловского губернатора: выборы или имитация
NB!
23.05.17
Минск на пороге перемен: экономика трещит по швам
NB!
23.05.17
Кадыров запретил выпускные вечера в школах
NB!
23.05.17
Единство Евразии против китайской жадности