Мьянма: у Аун Сан Су Чжи — последний шанс стать президентом

Пётр Козьма, 13 апреля 2015, 12:02 — REGNUM  

3 апреля лидер Национальной лиги за демократию (НЛД) 69-летняя Аун Сан Су Чжи дала интервью агентству Reuters. В нём она заявила, что в качестве варианта рассматривает бойкот предстоящих осенью этого года в Мьянме всеобщих выборов, если военные власти не изменят статью конституции, мешающую ей стать президентом страны. Речь идет о статье 59(f) Основного Закона, согласно которой президентом не может быть избран человек, ближайшие родственники которого являются иностранными гражданами (оба сына Аун Сан Су Чжи — подданные Великобритании). При этом она специально подчеркнула, что «готова управлять» страной.

Это интервью довольно сильно диссонировало с тем, что озвучивали представители Национальной лиги за демократию за полмесяца до этого. Тогда было чётко заявлено о том, что НЛД будет принимать участие в выборах, даже несмотря на то, что у Аун Сан Су Чжи нет шансов стать президентом. Больше того, уже сформирован партийный штаб, отвечающий за предвыборную кампанию.

То есть, судя по всему, Аун Сан Су Чжи решила идти ва-банк, начав шантажировать власти Мьянмы бойкотом выборов, а значит — гипотетической потерей легитимности следующего президента в глазах западных стран (президента в Мьянме избирает парламент на своей первой после выборов сессии), поскольку общим местом является факт, что НЛД, в случае её участия в выборах по мажоритарным округам, вполне может получить большинство мест в парламенте. А поэтому неучастие её в выборах неизбежно исказит картину политического спектра страны и позволит делать громкие утверждения о том, что сформированное по результатам голосования правительство не отражает реальных предпочтений избирателей. В 2010 году НЛД уже бойкотировала выборы — поэтому Аун Сан Су Чжи, по сути, готова реализовать ту же самую тактику с теми же самыми аргументами, что и пять лет назад. Сработает она или нет, учитывая, что Мьянма сегодня уже не страна-изгой с военной хунтой, а довольно уважаемый член мирового сообщества с налаженными каналами взаимодействия, в том числе со странами Запада, — сказать трудно.

Самое главное для Аун Сан Су Чжи — как на её заявления о бойкоте выборов отреагируют американцы. С одной стороны, Аун Сан Су Чжи им, безусловно, ближе и «роднее» — она получила западное образование, провозглашает демократические ценности, возглавляет оппозицию генералам. Плюс к этому отказ от поддержки распиаренной на Западе «иконы демократии» будет неоднозначно воспринят прогрессивной мировой общественностью. Да и вообще, она — дама, очень выгодно смотрящаяся на фоне остальных руководителей Мьянмы, у многих из которых — невзрачная внешность провинциальных бухгалтеров и плохой английский.

С другой стороны, американцы опасаются вождизма и мессианских устремлений Аун Сан Су Чжи, которые способны привести страну к большой крови (даже если лично она этого и не хотела бы). В предыдущие годы они много сделали для пиара «иконы демократии» по всему миру, в результате чего у Аун Сан Су Чжи возросли амбиции, и она начала играть в свои собственные игры, иногда не вполне совпадающие с тем, что нужно американцам.

Если сформулировать эту дилемму ещё проще, то ясно, что американцам комфортнее вести дела с менеджерами-прагматиками, чем с не вполне предсказуемыми амбициозными вождями-харизматиками. Плюс они понимают, что генералы просто так власть не отдадут, а для Барака Обамы мьянманская «саксес стори» на пути к демократии критически важна — фактически кроме нее он ничего в этой сфере себе в актив записать не может (не записывать же туда Афганистан, Ирак и «арабскую весну»).

С другой стороны, бывшие генералы, находящиеся сегодня у власти в Мьянме, показали себя реалистами, готовыми слушать и договариваться. В этом смысле они лишены личностных амбиций, и хотя с ними тоже непросто вести дела — но, по крайней мере, понятен алгоритм процесса. Генералы уже показали, что при случае они могут остановить реализацию китайского проекта по строительству большой дамбы, а также продемонстрировать китайцам, кто хозяин в Мьянме, до сих пор не дав им разрешения на строительство железной дороги с побережья Индийского океана до территории Китая. Сделано это было, исходя из понимания генералами национальных интересов Мьянмы, — но выгоды США от этих решений также очевидны. Уже понятна и модель таких взаимоотношений на перспективу. То есть договороспособность генералов под сомнение не ставится — и, видимо, пределы этой договороспособности вполне устраивают американцев.

Скорее всего, такая корректировка курса США от безусловной поддержки Аун Сан Су Чжи к отведению для неё места важного, но не единственного партнёра американцев в Мьянме, произошла в середине 2014 года, перед вторым визитом Барака Обамы в эту страны (первый визит состоялся 19 ноября 2012 года, второй — 13-14 ноября 2014 года). Один из высокопоставленных американских чиновников сообщил тогда в интервью Reuters, что правительство США во имя сохранения взаимодействия с нынешним правительством Мьянмы решило не настаивать на изменениях в конституции страны, открывающих Аун Сан Су Чжи путь к президентству.

Видимо, с учетом этого на совместной с американским президентом пресс-конференции Аун Сан Су Чжи специально вывела Барака Обаму на вопрос о своих президентских амбициях, довольно кокетливо заметив, что ей приятно, что под неё написали конституцию целой страны. Обама в ответ сказал, что, конечно, он не понимает существующих ограничений, и что подход к отбору кандидатов должен быть скорее инклюзивным, чем эксклюзивным, но дальше развивать тему не стал. Судя по его словам, этот вопрос был лишь упомянут на переговорах с президентом Мьянмы Тейн Сейном, и настаивать на нём Барак Обама не намерен — тем более ставить по этому поводу какие-то ультиматумы. То есть Обама ясно дал понять, что задача мирного перехода к следующему этапу демократии и обеспечения «чистых и честных» выборов в 2015 году ставились им выше политических амбиций отдельно взятой Аун Сан Су Чжи.

Интересно, что Обама не только словами, но и программой своего визита сам послал довольно чёткий месседж лидеру мьянманской оппозиции. Во-первых, он встретился со всеми ведущими государственными деятелями Мьянмы, и встречи эти были довольно предметными, а не носили протокольный характер дежурных рукопожатий. Во-вторых, в Янгоне Обама прогулялся по территории комплекса зданий бывшей колониальной администрации с 48-летним Тан Мьин У, внуком до сих пор популярного в Мьянме генерального секретаря ООН У Тана. Сейчас Тан Мьин У занимается общественной деятельностью, возглавляя некоммерческий фонд, ставящий целью сохранение исторического наследия Янгона — то есть он уже имеет определённый уровень известности в среде образованной интеллигенции даже без совместных прогулок с Обамой. Многие комментаторы расценили эту встречу как смотрины того человека, который вполне может прийти на смену Аун Сан Су Чжи в качестве поддерживаемого США «лидера демократической оппозиции».

Кстати, прямо перед встречей Обамы лидер мьянманской оппозиции начала странную игру, явно направленную на то, чтобы показать американцам, что они не одиноки в борьбе за её симпатии. В начале ноября было заявлено, что она скоро поедет в Китай с официальным визитом. Журналисты, которые попытались выяснить подробности в НЛД, ушли ни с чем — в партии им сказали, что Аун Сан Су Чжи не ставила их в известность о деталях своих планов. Тогда они попытались расспросить об этом находившегося в Нейпьидо на саммите АСЕАН премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна, но тот сообщил, что лично он с Аун Сан Су Чжи встречаться не планирует. В конце концов, через три недели тема визита сошла на нет: люди из окружения Аун Сан Су Чжи объяснили, что китайцы не смогли подготовить программу визита — то есть не согласились на тот уровень встреч, который запрашивала для себя лидер мьянманской оппозиции. Но сам факт вброса этой темы перед встречей Обамы и Аун Сан Су Чжи — довольно показателен.

Тем не менее ясно, что какое-то взаимодействие Аун Сан Су Чжи с китайцами на самом деле ведётся. Примечательно, что 25 февраля в китайской газете Global Times, которую на Западе характеризуют как «влиятельный таблоид, подконтрольный главной китайской газете „Жэньминь Жибао“», вдруг появилась статья, автор которой Дин Ган (между прочим, представленный как старший редактор «Жэньминь Жибао») прямо призывает «демилитаризовать» политику Мьянмы — то есть исключить военных из принятия решений по «гражданским» вопросам. По его словам, «взаимное доверие не может быть установлено без участия лидера НЛД Су Чжи. Насколько мы можем видеть, только НЛД в состоянии взять на себя надёжную ведущую роль в национальной политике. Хотя некоторые мьянманские меньшинства имеют разные мнения о ней, у Су Чжи есть огромный потенциал в будущем политическом ландшафте Мьянмы». Больше того, автор прямо пишет следующее: «Что касается соседних стран, таких как Китай, они должны поддерживать Мьянму, чтобы осуществлялись реформы, и в качестве одного из шагов была бы изменена конституция». Такой почти открытый призыв дать «прозападной» Аун Сан Су Чжи возможность стать президентом Мьянмы до сих пор смотрится в китайской печати довольно экзотично. Но газета пошла дальше, предоставив трибуну одному из лидеров качинских сепаратистов в Мьянме Го Шонгу, который объявил о том, что наступление правительственных войск на отряды качинов началось после тайной встречи в Мьичине (столице мьянманского штата Качин) между высокопоставленными мьянманскими военными и представителями министерства обороны США. А лидер коканских сепаратистов Пэн Цзяшэн, также активно привечаемый Global Times, прямо заявил о том, что армия Мьянмы действует в соответствии с «американскими стратегическими интересами».

Именно на фоне этого переплетения интересов разных игроков Аун Сан Су Чжи как раз и пытается сегодня реализовать свой последний шанс быть избранной на пост президента страны. Сейчас она предпринимает попытку увязать необходимость предоставления ей возможности стать главой государства с гарантией осуществления дальнейших демократических преобразований в Мьянме. Не случайно в том же самом интервью, в котором она завила, что готова управлять страной, прозвучали и ее слова, что теперь президент Тейн Сейн неискренен в своих заявлениях о стремлении к реформам, и что нынешнее правительство даже способно отложить проведение выборов. Она также ревниво заметила, что американцы захвалили руководство Мьянмы, в результате чего оно фактически остановило процесс необходимых стране преобразований. То есть,Аун Сан Су Чжи хочет подчеркнуть, что только в случае, если она станет президентом, реформы в Мьянме пойдут дальше.

При этом она, видимо, чувствует, что в этой игре у неё уже нет прежних козырей в виде безусловной поддержки американцев, и ее шансы на выигрыш невелики. Больше того, и в самой НЛД сегодня видят относительную слабость позиций лидера и теперь склонны критически оценивать то, что они раньше принимали на веру. Причём деятели оппозиции критикуют её совсем не с той стороны, с какой следовало бы. Например, редактор портала Irrawaddy и один из активистов протестных акций конца 1980-х годов Аун Зо считает, что нынешние власти Мьянмы «переиграли» Аун Сан Су Чжи. Он уверен, что ей нужно было бойкотировать не только выборы 2010 года, но и довыборы 2012 года (когда её партия победила в 43 из 46 вакантных округов и сформировала небольшую фракцию в парламенте). Приняв участие в довыборах и начав работу в парламенте, она тем самым легитимировала существующее квазигражданское правительство, что привело к тому, что американцы начали с ним разговаривать. Заблуждение по поводу того, что американцы начали вести дела с нынешними властями Мьянмы только потому, что это им разрешила Аун Сан Су Чжи, — довольно распространенное в мьянманской либеральной тусовке и отражает политическую наивность многих оппозиционных деятелей. Возможно, что его в какой-то степени разделяет и сама Аун Сан Су Чжи, у которой в прежние годы американцы спрашивали советы по любому вопросу, касающемуся Мьянмы, и с этих позиций смысл её сегодняшней игры довольно понятен: она считает, что раз она «включила» легитимацию нынешней мьянманской власти на Западе, то значит, она в состоянии ее и «выключить».

Пока что активность политических игроков в Мьянме сводится не к действиям, а к обозначению намерений. Аун Сан Су Чжи говорит о возможности бойкота выборов, обвиняет президента Тейн Сейна в неискренности и намерении отсрочить выборы, объявляет себя единственным гарантом демократических реформ в Мьянме, а заодно подчёркивает, что не чувствует себя «кинутой» Соединенными Штатами, и что она по-прежнему имеет там хороших друзей. Китайцы вбрасывают в информационное пространство мысли о необходимости учитывать роль НЛД и интересы Аун Сан Су Чжи, при этом дают трибуну тем, кто провозглашает нынешние власти Мьянмы американскими марионетками. А Барак Обама долго разговаривает в Мьянме с бывшими генералами и гуляет по Янгону с внуком генсека ООН, показывая, что у американцев есть кому предложить место лидера оппозиции, если Аун Сан Су Чжи будет слишком упорствовать в своих амбициях.

По сути дела, подвигнуть ту или иную сторону к переходу от обозначения намерений к решительным действиям может только ещё одна сторона этого процесса — нынешние власти Мьянмы. В этих условиях руководители страны стараются действовать максимально осторожно. Прямо перед мьянманским Новым годом, отмечаемым в середине апреля, состоялась шестисторонняя встреча — президента, главкома вооруженных сил, спикеров обеих палат парламента, представителя от национальных партий и лидера НЛД Аун Сан Су Чжи. Сам факт встречи можно расценить как уступку лидеру мьянманской оппозиции и готовность власти вести с ней диалог. Но тем не менее о каких-то конкретных результатах этой встречи объявлено не было. А министр информации Мьянмы Е Тхут сообщил, что тема изменений конституции на ней затрагивалась, но это был лишь один из многих обсуждаемых вопросов — намекнув тем самым, что у участников встречи есть куда более важные темы для обсуждения, чем политические амбиции Аун Сан Су Чжи.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.04.17
Трамп выбирает врага: исламизм забыт, Тегеран выбивается вперед
NB!
28.04.17
Безымянная высота в московском метро? Восстановить имена героев
NB!
28.04.17
Есть ли выход из виртуальной ловушки?
NB!
28.04.17
История благих намерений
NB!
28.04.17
Рейхстаг: крупнейший и истинно народный памятник Воину-Освободителю
NB!
28.04.17
«Трамп еще припомнит Украине, как Аваков назвал его клоуном»
NB!
27.04.17
Венесуэла выходит из ОАГ
NB!
27.04.17
Попадет ли в цель «антисуицидальный пакет» законопроектов?
NB!
27.04.17
«Освобождение Шуши — реконкиста в исполнении карабахских армян»
NB!
27.04.17
Ответ на давление: Клинцевич напомнил Хейли закон Ньютона
NB!
27.04.17
«Войну фейков Мадуро проигрывает»
NB!
27.04.17
«Освобождение Шуши — крах политики Азербайджана по тюркизации Арцаха»
NB!
27.04.17
Враг готов к диверсии: НПО «Сатурн» под угрозой
NB!
27.04.17
В Киеве 2017 год объявят Годом УПА*
NB!
27.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 27 апреля
NB!
27.04.17
Путин: Переговоры с Абэ прошли в конструктивном ключе
NB!
27.04.17
«Строительство Эгийнской ГЭС — это вопрос независимости Монголии»
NB!
27.04.17
Песков: Москва осуждает авиаудары Израиля по Дамаску
NB!
27.04.17
Беби-бокс: «Простое иллюзорное решение очень сложной проблемы»
NB!
27.04.17
МИД Пакистана обвинил Индию в поддержке «Талибана»*
NB!
27.04.17
Сепаратизм Канарских островов: лояльность центру за его же деньги
NB!
27.04.17
Кипрский конфликт: противостояние перешло в море