Разыграет ли Казахстан «козырную карту» Средней Азии?

Станислав Тарасов, 12 апреля 2015, 14:25 — REGNUM  

16 апреля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетит с официальным визитом Казахстан, где встретится со своим коллегой Нурсултаном Назарбаевым. Об этом сообщается на сайте президента Казахстана. В ходе визита «предусмотрено участие глав государств во втором заседании совета стратегического сотрудничества высокого уровня». Согласно источникам, на встрече помимо развития торгово-экономических отношений между двумя странами будет обсуждаться и широкий круг региональных вопросов. А до этого Назарбаев примет министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, что создает некоторую интригу. Тем более что накануне Эрдоган посетил с визитом Тегеран. К тому же именно сейчас посол Турции в России Умит Ярдым решил сообщить, что «Эрдоган планирует посетить Россию в конце года» для участия в очередном заседании Совета сотрудничества высшего уровня (ССВУ), хотя ранее посол Ярдым не исключал возможности приезда Эрдогана в Москву в мае на празднование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Поэтому, если перевести ситуацию в конкретную плоскость, то речь можно вести о следующем.

Проект тюркского союза, который, как когда-то говорил Назарбаев, «мог бы объединить 200 миллионов тюрок на территории, простирающейся между Алтаем и Средиземным морем», застрял на уровне «широких деклараций». В июне прошлого года, после начала развития украинского кризиса и воссоединения Крыма с Россией, на встрече глав тюркоязычных государств в Бодруме Назарбаев сообщил, что «Турция в будущем может стать ассоциативным членом Евразийского экономического союза». Напомним, что осенью 2013 года Эрдоган, еще будучи премьер -министром, говорил, что Турция заинтересована в участии в Шанхайской организации сотрудничества и в Таможенном Союзе. Однако тогда это заявление было расценено как попытка продемонстрировать несогласие с политикой США и ЕС по отношению к Турции. Интересно, что на тот момент обсуждалась и тема участия в Евразийском экономическом союзе Ирана после выхода его из режима санкций. Подписание лозаннских соглашений по ядерной программе ИРИ показало, что снятие большей части санкций с Ирана стоит в повестке дня ближайшего будущего, а реализация евразийского тюркского проекта упущена: в Евразийский экономический союз вступать не собираются все тюркские страны, в частности, Азербайджан, которого с Казахстаном связывает множество крупных проектов и важных перспектив.

К тому же членом Евразийского экономического союза стала Армения, которая может выступить в качестве лоббиста интегрирования в этот проект Ирана. Неслучайно авторитетное турецкое издание Uluslarası Politika Akademisi отмечало, что в условиях, когда в Евразии создаётся «новая региональная конструкция, растянутая от китайской границы до рубежей с ЕС, Турции необходимо будет не блефовать в отношении с ЕС или Евразийского экономического союза, а серьезно определяться». Тем более что, по мнению турецкой газеты Sabah, бурное развитие событий на Ближнем Востоке, особенно усиление Ирана, «сделало Турцию неустойчивой в новой мозаике будущей геополитики». А сейчас у Анкары сужается и «коридор возможностей» в Средней Азии, где также события начинают развиваться достаточно стремительно. По мнению американского «Радио Азаттык», многие заговорили уже о возможности возрождения участка древнего Шелкового пути из Средней Азии в Европу через Иран, что «даёт возможность Астане искать опору уже не в тюркском союзе, противопоставляя его в качестве противовеса России и Китаю, а в геополитическом потенциале Ирана». "Торговый маршрут через Иран и затем на запад в Европу или на юг в страны Персидского залива,- констатирует «Радио Азаттык»,- может изменить динамику торговли для Средней Азии и дать пяти странам региона больше рычагов во время переговоров со своими соседями- «гигантами». Особенно это касается сферы энергетики. Если такое произойдет, то тут, как ни крути, можно будет — пока чисто теоретически — констатировать геополитическое ослабление Турции и Азербайджан. Тем более что многие эксперты предполагают наличие общих интересов России и Ирана в Средней Азии, хотя страны региона являются по большей части суннитскими.

Существует и другой вариант: развитие энергетического и другого сотрудничества в треугольнике Москва — Астана — Тегеран — Анкара, что также способно радикально изменить геополитический расклад в регионе. Но сегодня очевидно только то, что у Назарбаева, который обладает несомненным даром политика, в «игре» с Турцией и Ираном в рукаве припасено немало «козырных карт», которые он сможет использовать вовремя и по назначению, чтобы обозначить Астану как мощного регионального игрока, без использования оппортунистической стратегии в отношении России и Евразийского экономического союза.

Восточная редакция ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.