Ярош и Порошенко: кто кому служит?

Василий Стоякин, 10 Апреля 2015, 08:38 — REGNUM  

Казалось бы — еще недавно лидер «Правого сектора» был в команде Коломойского, грозил президенту Порошенко и начальнику Генштаба Муженко свержением, планировал «бунт батальонов»… И тут — трах-бах. Он уже советник Генштаба и буквально целуется в дёсны с этим самым Муженко. А Добровольческий украинский корпус «Правого сектора» входит в состав ВСУ.

Новое назначение Яроша вызвало некоторое недоумение в экспертном сообществе и массу комментариев относительно направления новой штурмовой бригады против «внутреннего врага». Я возможность использования штурмовиков Яроша против врага внутреннего не исключаю, но всё же полагаю, что в администрации Порошенко отношение к ним не лучше, чем в администрации Гитлера к штурмовикам Рэма накануне «ночи длинных ножей». С другой стороны, Ярош ни разу не Рэм. Попытаюсь объяснить, отчего и почему Порошенко так расщедрился, а Ярош — согласился.

Интерес Яроша

Неправильно считать, что Ярош — человек Коломойского. Подобно большинству националистов, Ярош очень любит Украину и зелёные бумажки. Но бумажки — больше. Потому он готов работать на любого платежеспособного клиента, сотрудничество с которым не противоречит его специфическим представлениям об украинских интересах. С Путиным — вряд ли (хотя, чем чёрт не шутит), а вот разница между «жидобандеровцем» Коломойским и «циничным бандерой» Порошенко для него не существенна. В условиях же, когда первый финансирование прекратил, а второй — готов начать, вопрос решается автоматически.

Второй его интерес — сохранение политической силы и вооруженного отряда (кстати, сейчас ПС — единственная на Украине классическая фашистская партия по Дюверже). Ну а для себя — статуса «гетмана». Должен же он что-то получить за участие в уничтожении «небесной сотни» и добровольческих батальонов? Надо также иметь в виду, что Ярош — не большой любитель ввязываться в бои с неопределённым результатом. Все люди, которые отслеживали «взлёт» карьеры Яроша, обращают внимание на его, скажем мягко, гипертрофированную осторожность. Ещё на трибуне Майдана он выступал из-за спин двух здоровых боевиков в бронежилетах. Сейчас его и вовсе без вооруженной охраны не увидишь. Говорят, правда, что у него было уже несколько ранений, но ранения эти (как и у Семёна Семенченко) всегда внезапно случаются накануне очередного грандиозного шухера. Очень характерна и медиаполитика Яроша. Вспомним, как он оскорбил в социальных сетях Рамзана Кадырова, а потом внезапно заявил, что его профиль был, дескать, взломан. С тех пор количество воинственных заявлений лидера ПС, за которыми не последовали ровным счётом никакие действия, составило количество «чуть меньше, чем все», а сам Ярош давно получил славу человека, гонящего сплошной порожняк.

Таким образом, переход ПС вообще и Яроша лично на сторону любого победителя в киевской подковерной борьбе был предсказуем. Что, конечно, не означает, что в случае отмашки Вашингтона (разумеется — сопровождаемой соответствующими спонсорскими пожертвованиями) они не приняли бы участия в путче против Порошенко или ликвидации Коломойского.

Интерес Порошенко

Во-первых, президент демонстрирует управляемость страной — как для внешней аудитории (дескать, никаких фашистов нет, вам всё померещилось), так и для внутреннего зрителя (выбивает вооруженную поддержку и электорат из-под «партии войны» в лице Яценюка и Турчинова). Намёк понятен — иметь дело надо только с ним. Опять же, это касается как европейцев, так и депутатов, из которых президент собирается формировать новое большинство под «техническое» правительство во главе с министром финансов (в недавнем прошлом — гражданкой США) Яресько.

С другой стороны, Яроша вполне можно демонстрировать время от времени наивным избирателям и ещё более наивным иностранцам с целью доказательства простенькой мысли: альтернатива Порошенко есть, и она — хуже (таким же образом Лёвочкин пытался использовать Тягнибока).

Во-вторых, Порошенко жизненно заинтересован в том, чтобы держать под контролем радикальных националистов. Именно потому, что они ему угрожают.

Можно арестовать Яроша и разогнать «Правый сектор». Но люди-то никуда не денутся. И организация, скорее всего, разрушена не будет. В такой ситуации ПС будет действительно опасен. Куда проще оставить ПС при себе, во главе с понятным и предсказуемым руководством, а заодно — ограничить в общении (в смысле — в ведении фашистской пропаганды) с другими военнослужащими. В конце концов, с давних времён руководители всячески покрывали известных им стукачей и шпионов — просто для того, чтобы не искать новых, еще неизвестных.

Кстати, в свое время именно Валентин Наливайченко «крышевал» (по поручению ЦРУ, разумеется) создание «Правого сектора». Так что в случае, если Минобороны с контролем над ПС не справится, есть еще ресурс СБУ. Хотя последняя подчиняется президенту только номинально.

Интерес Вашингтона

Во-первых, США сделали ставку на «партию мира» в лице Порошенко и на «замораживание» конфликта. Для этого, правда, потребовалось убедиться в полной небоеспособности Украины и осознать риск утраты контроля над ситуацией в случае продолжения военных действий. Передача ПС под контроль Порошенко сильно укрепляет его положение в силу причин, перечисленных выше.

Во-вторых, любой «замороженный» конфликт должен находиться в состоянии, допускающем его оперативную «разморозку». Для этого лучше не рассчитывать на регулярную армию, а иметь полностью управляемую из американского посольства боевую группу, которая сможет в нужный момент устроить достаточные по масштабу провокации. Учитывая, что силы ПС будут собраны в бригаду, это более чем достаточно (на весну прошлого года в Сухопутных войсках ВСУ было всего 17 бригад, и новые, кажется, не создавались).

В-третьих, учитывая управляемость «правосеков», логично их использовать и для контроля над Порошенко — чтобы не слишком увлекался мирным строительством «единой страны». В этом случае переход ДУК ПС в подчинение армейского командования даже выгоднее. Лишь бы он сохранил свою целостность. Так что тема организации государственного переворота силами националистов с повестки дня не снята — только отсрочена до момента, когда она покажется актуальной.

P.S.: Во всем вышеперечисленном есть всё же небольшая доля позитива. Ярош не стал самостоятельным игроком (хотя бы даже на уровне Тягнибока) в украинской политике. Радикальные националисты являются только инструментом. Хочется верить — не «пока», а «вообще».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
05.12.16
Радио REGNUM: выпуск за 5 декабря
NB!
05.12.16
Человечество страдает от чистоты?
NB!
05.12.16
Рейтинг влияния глав субъектов Российской Федерации в ноябре 2016 г
NB!
05.12.16
Ударный беспилотник-самоубийца разработан в Польше
NB!
05.12.16
Путин поручил создать в РФ орган власти, отвечающий за адаптацию мигрантов
NB!
05.12.16
Выборы в Эквадоре: генерал и друг индейцев Пако Монкайо вырвался вперед
NB!
05.12.16
Аргентина: «Солидарность и борьба или голод и репрессии»
NB!
05.12.16
Ночь над Европейским союзом: Рим, Вена, далее...
NB!
05.12.16
Отставки Андрея Турчака больше ждут в центральных СМИ, чем в Пскове
NB!
05.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк I
NB!
05.12.16
Объявлен в розыск: Экс-мэр столицы Северной Осетии пустился в бега
NB!
05.12.16
Необандеровцы Украины и неонацисты «Советской Белоруссии»: близнецы-братья
NB!
05.12.16
«Алтайскому краю нужна не кадровая рокировка, а системная помощь из Центра»
NB!
05.12.16
Снег в Крыму: дорожные заторы и снежные лавины
NB!
05.12.16
Детский омбудсмен требует запретить перевозки детей рейсовыми автобусами
NB!
05.12.16
Надежда теплится: Аслан Тхакушинов может сохранить пост главы Адыгеи
NB!
05.12.16
В Севастополе — транспортный коллапс из-за скользких дорог
NB!
05.12.16
У владимирского губернатора есть еще один «спокойный» год
NB!
05.12.16
Католический епископ: «Сибирь – это не только место ссылки»
NB!
05.12.16
«Прибить фанфурики-2»: чувашские депутаты снова написали письмо Медведеву
NB!
05.12.16
В ГД обсуждают уголовную ответственность за жестокое обращение с животными
NB!
05.12.16
Мирзиёев получил 88,61% голосов на выборах президента Узбекистана