Почему белорусская оппозиция не хочет участвовать в президентских выборах?

Пожалуй, впервые за всю историю современной Белоруссии предвыборная гонка в республике стала напоминать вековое болото, где процессы происходят крайне редко и незаметно для наблюдателя

Николай Радов, 9 апреля 2015, 20:50 — REGNUM  

За последнее время ни со стороны властей, ни со стороны их оппонентов не было сделано практически ничего значительного внутри страны, чтобы привлечь на свою сторону голоса избирателей. И если в случае с нынешним руководством государства ситуация более или менее понятна — президент и его команда работают над своим внешнеполитическим образом, наплевав на внутреннюю ситуацию, то отсутствие активности со стороны оппозиции вызывает определенное недоумение. Причем даже у представителей властей. Так, совсем недавно, глава Центральной избирательной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов Л. Ермошина официально отметила слабую активность большинства партий и общественных объединений в преддверии выборов президента. По ее словам, активны только государственные организации Белорусский республиканский союз молодежи и общественное объединение «Белая Русь». Что касается же остальных, то «такое сумеречное молчание необъяснимо и недальновидно». Слова своего руководителя 29 марта подтвердил и секретарь Центризбиркома Н. Лозовик: «Что касается оппозиционных организаций и партий, то, возможно, они что-то и делают, но информация об этом до нас не доходит».

Столь пристальное внимание к вопросу со стороны высших государственных чиновников, а руководителей ЦИК в Белоруссии вряд ли можно назвать по-иному, свидетельствует о том, что власти, пожалуй, впервые осознали, что на осенние выборы могут прийти в одиночестве. Конечно, это не означает, что у А. Лукашенко не будет оппонентов — всегда есть те, кого можно назначить на столь почетную должность, например, лидера Либерально-демократической партии Белоруссии С. Гайдукевича. Однако если это произойдет, Минск может оказаться в весьма щекотливой ситуации, когда ему придется это объяснять западным партнерам, а значит и торговаться с Брюсселем будет куда сложнее. При этом Евросоюз вполне может расценить отсутствие на выборах «реальной» оппозиции как отказ от «демократизации» страны, что повлечет за собой новое охлаждение двухсторонних отношений. Именно поэтому сегодня из уст представителей избиркома и слышаться слова о том, что «хотелось бы, чтобы и представители оппозиции более активно включились в подготовку к президентским выборам»: «Выборы для избирателей тогда становятся интересными, когда озвучиваются разные точки зрения, когда в них участвуют различные политические силы. Когда накал предвыборной борьбы будет более высокий, следовательно, можно рассчитывать и на более активное участие избирателей». Подобных призывов никогда прежде слышно не было.

Действительно, тишина среди оппозиции в последние месяцы вызывает определенное недоумение, особенно у тех, кто не знаком с реальной ситуацией в стране и теми, кто называет себя «противниками политического режима А. Лукашенко». Однако на самом деле, нынешняя ситуация была предсказуема еще несколько лет назад и является прямым следствием нескольких однонаправленных течений в политической жизни Белоруссии.

Во-первых, и это самое главное, белорусскую оппозицию фактически перестали финансировать. Нет, деньги, конечно, идут, но не такие большие и не туда, куда хотелось бы большинству. Сегодня основной поток финансирования идет на поддержку так называемого гражданского общества, а также «решение» гендерного вопроса и различные экологические проекты. Причем практически всегда главным условием грантов и прочих подачек является участие в них органов государственного управления. Учитывая тот факт, что большинство оппозиционеров не способно к переговорам и политически ангажировано, то и средства они получить не могут. Им на смену пришли различные общественные движения, такие как «За Свободу», «Говори Правду» и прочие некоммерческие и небольшие организации. При этом необходимо помнить, что-то же движение «Говори правду» является своеобразным проектом белорусских властей, призванным, как и в 2010 году, разделить оппозиционное движение и переключить на себя большую часть финансовых потоков из-за рубежа. Этакий «полицейский социализм» в Белоруссии 21 века. Среди политических партий наибольший интерес, с точки зрения прокачки западных средств, представляютлишь «Зеленые», которые сегодня из аутсайдеров постепенно превращаются в один из основных каналов переброса денег в РБ.

На настоящий момент никого из потенциальных политических оппонентов Лукашенко на Западе так и не решились проспонсировать. Единственным денежным ручейком для оппозиции, который более или менее известен сегодня — финансирование процесса наблюдения. Но и здесь есть ряд вопросов, которые способны свести на нет все усилия противников белорусского режима. Традиционно в Белоруссии так называемое независимое наблюдение делится на правозащитное и политическое. Правозащитники, например, Белорусский Хельсинкский комитет и незарегистрированный правозащитный центр «Весна», планируют провести кампанию «Правозащитники за свободные выборы». Политическая же оппозиция анонсировала проведение двух кампаний — «Право выбора» и «За справедливые выборы». Этот факт свидетельствует о серьезном расколе внутри местной оппозиции: первую кампанию объявили Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), движение «За Свободу», кампания «Говори правду», оргкомитет по созданию партии «Белорусская христианская демократия» (БХД) и Партия БНФ, вторую — Белорусская партия левых «Справедливый мир» во главе с С. Калякиным и Объединенная гражданская пария. Именно такой водораздел уже не первый месяц существует внутри местной оппозиционной политической элиты. И, несмотря на заявления представителей данных кампаний о том, что их деятельность должна продемонстрировать, «являются ли выборы свободными и справедливыми, либо не являются таковыми», смысл организации нескольких наблюдений немного иной — раздел финансирования. По имеющейся сегодня информации, на проведение наблюдения пока выделено только около 200−250 000 долларов США, что крайне недостаточно, учитывая, сколько планируется «распилить» для продолжения существования политический партий после выборов. Если прибавить к этому, что финансирование потенциальных кандидатов по-прежнему отсутствует, а значит и дополнительных источников для поддержания штанов в будущем нет, то можно ожидать, что борьба за крайне скудные ресурсы развернется нешуточная. Поэтому сегодня местной оппозиции не интересно, кто будет от нее баллотироваться на выборах. Интереснее другое — кто сможет контролировать финансовые потоки, связанные с наблюдением.

Во-вторых, понимание того, что денег на выборы могут и не дать вовсе, толкает оппозиционеров на отказ от участия в нынешнем политическом спектакле. Тем более, что никаких выгод старым политикам данная президентская гонка в этот раз не даст. Потому — то свое место многие и готовы уступить молодым и малоизвестным в широких кругах членам своих организаций и партий. При этом действия выдвиженцев всегда можно контролировать и в случае появления финансов взять их под свой контроль. Именно поэтому сегодня никому так и не удалось договориться о едином кандидате, который бы смог аккумулировать остатки финансирования, а также в случае необходимости стать за это новым «узником совести». Проще говоря, для партийных лидеров участие в избирательной кампании — это «реальная перспектива получить проблемы без перспективы получить бонусы».

Кого же планируют выдвинуть на почетную роль оппонента Лукашенко? Оппозиционная коалиция «Народный референдум» предлагает рассмотреть кандидатуры заместителя главы Партии БНФ Г. Костусева, зампредседателя «Таварыства беларускай мовы» имени Ф. Скорины Е. Анисим, лидера «Говори правду» В. Некляева, председателя движения «За Свободу» А. Милинкевича, главы Белорусской социал-демократическая партии (Грамада) И. Вештард и активистки «Говори правду» Т. Короткевич. Интересно то, что ни у кого из вышеперечисленных персонажей нет не только реального шанса стать президентом, но и даже узнавания среди электората. Исключение, пожалуй, составляют Милинкевич и Некляев как бывшие кандидаты. Остальные же — всего лишь марионетки, которые либо в силу своих амбиций или недалекого ума готовы решиться на президентскую кампанию. Например, мало кто в Белоруссии, кроме близкого окружения, знает 38-летнюю активистку кампании «Говори правду» Т. Короткевич, которую многие видят основным претендентом на роль кандидата от оппозиции. Да и дела ее в кампании, где она по большей части выполняла полномочия секретаря, не делают ее политиком с большой буквы. Дальше — больше. И. Вештард, которая с 2011 года является председателем БСДП (Г), не может нормально руководить политической партией, а потому ее претензии на президентский пост выглядят абсолютно абсурдными. Что же касается главы кампании «Наш дом» О. Карач и замглавы «Таварыства беларускай мовы» Е. Анисим, то их присутствие в этом списке является необходимостью его разбавить, и в очередной раз подтверждает, что у белорусской оппозиции с кадрами ситуация обстоит еще хуже, чем у местной власти.

Интересно то, что все вышеперечисленные «политики» прекрасно понимают всю бесперспективность своей затеи, и поэтому не скрываясь заявляют о том, что нынешние выборы надо не рассматривать в плане смены власти — они необходимы в качестве начала нового политического процесса, который даст «дополнительную возможность артикулировать перед электоратом свои лозунги и концепции». Проще говоря, белорусская оппозиция в очередной раз заговорила о том, что все еще впереди, и она еще заявит о себе. По словам главы Объединенной гражданской партии А. Лебедько, «наша главная задача — сформировать широкое движение сторонников перемен». По всей видимости, за два десятилетия сделать этого оппозиции так и не удалось.

В-третьих, исходя из вышеуказанного, можно с уверенностью констатировать, что местная власть не только переиграла белорусскую оппозицию, но и в некоторых случаях даже слегка перегнула палку. В данном случае необходимо понимать, что, несмотря на коллапс местной экономики (огромное количество белорусских предприятий, в том числе МАЗ, БелАЗ, МТЗ и прочие, уже остановили свое производство), руководству страны, по всей видимости, все же удастся при помощи российских кредитов продержаться до лета-осени, сдерживая рост цен и девальвацию белорусского рубля. Поэтому социальной напряженности в обществе, на котором так любят паразитировать оппозиционеры, Минск в ближайшие месяцы избежит. Тем более что внешнеполитический рейтинг официальных властей, а также военные действия на Донбассе, будут сдерживать негативные тенденции среди местного электората, для которого последствия Майдана выглядят куда хуже возможности не получить вовремя зарплату.

В подобных условиях, как оказалось, у оппозиции абсолютно нет никакой политической программы, которую можно было бы предложить электорату. Потому рейтинг оппонентов Лукашенко в обществе с каждым днем становится все ниже. По последним исследованиям — не более 16%, при том, что не доверяют оппозиционерам уже более 60% белорусов. В подобных условиях, когда нет ни цели, ни инструментов, ни желания, ни денег, участвовать в выборах для большинства белорусских оппозиционеров равносильно призванию своей негодности как политиков. Да и носить фактически бесплатно печать очередного неудачника никто, по всей видимости, не желает. Поэтому главная тактика, выбранная сегодня оппозиционерами в Белоруссии, это тихо отсидеться до выборов, не попав под каток преследования со стороны государства, чтобы в дальнейшем снова обвинить официальный Минск в нарушении всех демократических норм на выборах в надежде получить новую программу финансирования.

Справедливости ради необходимо все же отметить, что сложившаяся сегодня ситуация подогревается и самими властями, которые открыто или косвенно указывают на возможные последствия противостояния режиму. Тот же Лукашенко недвусмысленно заявил, что в стране «есть небольшая кучка людей, кто-то их называет «оппозицией», или они так себя называют, которые не только искажают историю, возвышая фашистских пособников кровавых дел, но и всеми силами пытаются дестабилизировать обстановку в обществе». И такие попытки в Белоруссии будут жестко пресекаться. Если добавить к этому продолжающееся нежелание идти на переговоры с оппозиционными представителями со стороны государственных чиновников, которые так же не стремятся привлекать к себе особого внимание со стороны органов безопасности, то становится очевидно, что нынешние выборы, если вдруг не произойдет чего-либо непредвиденного, пройдут более чем спокойно и по заранее написанному сценарию. По всей видимости, у белорусской оппозиции еще хватает ума это понять.

Таким образом, нынешнее затишье в белорусской политике является следствием как деятельности государства, так и маргинализации местной оппозиции, которая, не имея ни достаточного финансирования, ни широкой социальной базы, ни даже четких политических целей и экономических программ, по сути, отказалась от «борьбы» за управление государством. Большинству простых белорусов подобная ситуация абсолютна неинтересна, а потому и политический градус вряд ли вырастет к осени, когда в стране планируется проведение президентских выборов. Единственное, что может действительно всколыхнуть общество, это резкое и одномоментное его обнищание. Правда, в таком случае плохо будет абсолютно всем: и президенту, потому что обстановка будет грозить выйти из-под контроля, и оппозиции, так как у нее нет решения назревших проблем.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.