США и Иран: отношения между гневом и милостью

Станислав Тарасов, 7 апреля 2015, 16:08 — REGNUM  

Белый дом готовится рассказать про Тегеран всё и ничего

Вашингтон приступил к активному разъяснению американцам своей позиции по иранскому ядерному досье. Стало известно, что в ближайшее время представители администрации Обамы намерены устраивать брифинги для членов Конгресса, начать масштабную публичную кампанию по разъяснению сути договоренностей с Тегераном. Говорить есть о чем. Дело в том, что ранее Вашингтон атаковал Тегеран сразу по двум направлениям: его ядерной программе и обвинял в «государственном спонсорстве терроризма» в мире. Последний факт постоянно фиксировался в ежегодных докладах госдепартамента США и поддерживался специальным пакетом санкций. Речь, как правило, шла о поддержке Ираном ливанской шиитской организации «Хезболла» и палестинского ХАМАС, а временами Тегеран обвиняли и в предоставлении убежища бежавшим из Афганистана боевикам «Аль-Каиды», финансировании и вооружении шиитских группировок в Ираке. При этом вилка «ядерный фактор — поддержка терроризма» использовалась Вашингтоном в качестве инструмента воздействия на Иран то «полным комплектом», то по отдельности — в зависимости от конкретных международных обстоятельств и складывающейся ситуации на Ближнем Востоке. То есть гнев сменяется на милость и наоборот.

Через «ядерный фактор» США и Израилю удалось объединить позиции мирового сообщества и его ключевых игроков в регионе — США, Россию и страны Европы через санкции против Ирана. А через «иранский терроризм» американцы часто оправдывали свои провалы в ближневосточном урегулировании, в Ираке, временами и в Афганистане. Еще недавно, в сентябре 2014 года, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи в связи с началом работы международной конференции в Париже, на которой обсуждается возможность создания международной коалиции во главе с США против группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) заявлял, что «США формируют антитеррористическую коалицию против „Исламского государства“ для оправдания своего военного присутствия на Ближнем Востоке». При этом он добавлял: «С самого начала США через своего посла в Ираке просили нас о сотрудничестве в борьбе с ИГ. Я отказался, потому что их руки запятнаны. Госсекретарь США Джон Керри также обращался к главе МИД Ирана Мохаммаду Джаваду Зарифу и он отказался». Тем не менее так обозначился процесс по смещению акцентов в американской политике на Ближнем Востоке с «иранского терроризма» на «терроризм ИГИЛ», а затем, когда президент США Барак Обама вступил в секретную переписку с Хаменеи, эксперты стали фиксировать факты «непрямой координации военных действий Ирана и США против ИГИЛ в Ираке». В ответ израильский премьер Биньямин Нетаньяху заклинал, что «для Израиля ядерный Иран будет опаснее ИГИЛ», но это означало попытку вывода ядерного досье Ирана на первые позиции.

Американцы предпочли тактику эволюции своих действий в отношении Ирана сразу на двух направлениях — публично в направлении «ядерного фактора» и непублично в отношении проблем «терроризма». Этот маневр оказался для многих неожиданным. Как писало в этой связи азербайджанское агентство Haqqin.az, «даже самые отчаянные оптимисты не могли поверить, что после столь долгого и изнурительного сопротивления американскому диктату в Иране найдутся политики, которые подпишут лозаннское соглашение по ядерной программе, примут требования, многократно отвергнутые предшествующими президентами, да и самим духовным лидером».

Теперь США готовятся уже к вводу в операцию «Иран» еще несколько интригующих начинок. Президент Обама в интервью National Public Radio (NPR) заявил, что, во-первых, считает «фундаментальным просчетом» попытки Израиля поставить соглашение с Ираном по ядерной программе в зависимость от признания исламской республикой еврейского государства. Об этом американский лидер заявил в интервью National Public Radio (NPR). По его словам, «представление о том, что мы должны поставить неполучение Ираном ядерного оружия в зависимость от признания им Израиля, сродни тому, как если бы мы отказались подписывать соглашение до тех пор, пока не изменятся основы иранского режима». Во-вторых, «мы хотим, чтобы Иран не имел ядерного оружия именно потому, что не можем рассчитывать на изменение природы иранского режима», и «если бы Иран внезапно превратился в Германию, Швецию или Францию, то был бы другой разговор о его ядерной инфраструктуре». Наконец, в- третьих, ранее Обама заявлял, что Белый Дом рассматривал сценарий по нанесению военного удара по ядерным объектам Ирана и от него отказался. Из предложенного логического силлогизма следует вывод: Белый дом делает ставку в Иране на так называемых «либералов» или как их еще называют на Западе, «реформаторов», которых возглавляет президент Хасан Рухани. Ранее их влияние подрывалось из-за давления на Тегеран со стороны Запада. Теперь ситуация меняется, создаются условия для ослабления позиций так называемых консерваторов, которые утеряли контроль над ядерной программой, но сохраняют его над многими другими аспектами иранской внешней политики. Такая взаимосвязь предоставляет возможность для США и их западных партнеров разыгрывать в дальнейшем партию «иранского терроризма», отменив санкции, приписанные к ядерному досье, сохранить те, которые связаны с «терроризмом». Помимо этого, обозначенная формула может сохранить негласное участие Ирана в борьбе с ИГИЛ. Объективно это направлено на перестройку иранской политической системы, сформированной после исламской революции 1979 года.

Проблема только в том, удастся ли Белому дому убедить американскую правящую элиту в необходимости предпринимаемых маневров в отношении Ирана. Обаму критикуют со стороны собственной Демократической партии и со стороны республиканцев. Лидер сенатского большинства в американском Конгрессе Митч Макконелл разметил на своем сайте следующее заявление: «Администрация обязана объяснить Конгрессу и американскому народу, почему рамочное соглашение должно привести к снижению давления на государство, являющееся лидером среди мировых спонсоров терроризма». Белый дом готовит ответное заявление, а главное- все ждут его дальнейших действий как в отношении Ирана, так и в отношении политики на Ближнем Востоке уже в новых геополитических условиях.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail