«Топор в голове? Поспал и в поликлинику!»

Алиса Агранат, 6 апреля 2015, 10:30 — REGNUM  

Травмпункты: Кто поможет человеку, попавшему в беду ночью?

Очередная идея реформы московского здравоохранения коснулась перспективы закрытия московских ночных травмпунктов для взрослых. И тут мнения специалистов и жителей столицы разделились. Одни считают, что ночные травмпункты в их нынешнем виде не нужны и их надо сделать филиалами больниц. Другие, что в таком огромном городе, как Москва, без них не обойтись.

Бюджетный тришкин кафтан

Очевидно, что при нынешнем дефиците бюджетных средств правительство будет искать любую возможность сэкономить, в том числе и на социальных гарантиях населению. В первую очередь это отражается на объеме бесплатной медицинской помощи. А для облегчения понимания налогоплательщиков, что она нынче не относится к сфере милосердия, ее так и называют «медицинские услуги». Пока что часть из них — платные условно, но чиновники от медицины изо всех сил пытаются сделать их платными — безусловно. А для этого процессы надо обосновать так, чтобы у населения и тени сомнения не осталось в их ненужности.

Логика тут проста: раз уж причинение вреда здоровью пациента регулируется Гражданским кодексом (гл. 59 ГК РФ), то почему бы всю медпомощь не перевести на договорные отношения? Однако пока что законодатели России не дали четкого определения ни медицинской услуге, ни медицинской помощи.

Давеча заммэра Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников громко заявил, что необходимо закрыть ночные травмпункты для взрослых. А всю ночную помощь при травмах переложить на не слишком крепкие плечи скорой и приемные отделения больниц, где ночью обязательно дежурят травматологи и другие специалисты. Во многих городах с численностью населения менее одного миллиона так и происходит. Ночные травмированные поступают в приемные отделения или самотеком, или на скорой, и там им оказывают помощь.

— Как правило, пик приема, когда и приемные отделения стационаров забиты — это с шести вечера до двенадцати ночи, — комментирует травматолог Юрий Новиков. — Как закатилось солнце, так закипела работа: и первичная хирургическая обработка ран (ПХО), и гипсы, на лодыжки без смещения и репозиция лучей, неосложненные переломы одного-двух ребер, и прививка укушенным.

Детские травмпункты и так являются подразделениями детских клиник и расположены при них, что, в общем-то, вполне оправданно. Детям экстренная помощь может понадобиться после самой с виду пустяковой травмы. Сокращать или упразднять детские круглосуточные травмпункты кто-то вряд ли решится, так как это вызовет гарантированный социальный бунт в отдельно взятой столице. Взрослые же могут и потерпеть очередное ограничение в правах.

Взрослые, в том числе и дежурящие по ночам, у нас пока что подчиняются поликлиникам. Их господин Печатников обещал не просто оптимизировать, сократив часть, а другую — превратив в головные филиалы укрупненного консультативного центра, но и укрепить кадрами и оборудованием, дабы они приняли на себя часть нагрузки больниц. К этому, казалось бы, были все основания, вплоть до сокращения койко-мест в больницах и торжественное переведение всех способных самостоятельно передвигаться пациентов в дневные стационары. Как минимум в отчетах поликлиник с подлеченными «подушевыми» пациентами все в порядке. По факту же попытка перераспределения той скудной суммы денег, которую дает нам ОМС, между больницами и поликлиниками, с постоянным сокращением экстренных и восстановительных отделений уже давно напоминает тришкин кафтан.

Службы экстренной помощи, безусловно, стоило бы перевести на счет казны, либо в корне изменить систему медстрахования. Пусть часть, которую вносит работодатель, не меняется, но и сотрудник также отчисляет свою часть от зарплаты, но так, чтобы видеть весь список того, на что он может рассчитывать.

Стоит ли отделять пьяную травму от трезвой

Вспомним, как обстоит дело с оказанием помощи в столичных травмпунктах, нагрузка на которые возрастает и по праздникам, и в плохую погоду. Судя по отзывам пациентов, да и моему собственному опыту, уровень оказания медпомощи зависит не столько от оборудования, которое в московских травмпунктах, к счастью, не успели «оптимизировать» в частный сектор, сколько от человеческого фактора. То есть от квалификации и отношения к пациенту сотрудников самих травмпунктов.

Кому-то при серьезной резаной ране руки советуют промыть ее перекисью и хозяйственным мылом, кого-то, наоборот, своевременной помощью спасают от инвалидности. Стоит ли загружать травмами скорую, которой по вечерам достается не меньше, чем «ночной травматологии»? Ответ, казалось бы, напрашивается сам собой. Тяжелой травмой, разумеется, стоит, а вот если, скажем, физрук вечером на тренировке сломал палец, то скорая ему совершенно ни к чему, но ждать помощи до утра невозможно. Кроме того, и бригаду скорой, которая должна бы выехать на инсульт, а тратит время на «амбулаторный случай» фиксации пальца, начальство не погладит по головке. Зато для физрука, который играет с детьми в баскетбол и волейбол, — палец крайне важен.

Приведу еще один пример: вполне трезвая девушка 28 лет поехала отмечать Новый год, а по дороге упала и сломала ногу. Она поймала такси и поехала в ночной травмпункт, который по случаю всенародного праздника был переполнен. Но перелом оказался не осложненным, ей оказали помощь на месте.

Хочу заметить, что в любом приемном отделении в праздники отмечается вал пациентов. А в традиционно семейные — Рождество, Пасху и Новый год — увеличивается не только число ДТП, но и «незавершенных» суицидов. В таких случаях очередность помощи в переполненных приемных отделениях определяется уже тяжестью состояния пациентов. И тогда пациенты с травмами, не угрожающими жизни пациента, но требующими срочного вмешательства, получат эту самую помощь в последнюю очередь.

Отдельным пунктом в ночных травмпунктах идет так называемая «пьяная травма». Чаще всего «пьяные травмы» идут через стационар, но порой друзья везут человека в травмпункт, и там ему либо пытаются оказать помощь, либо же госпитализируют.

Приведу пример опять-таки, новогодней пьяной травмы. Молодая женщина отметила праздник в офисе, после чего коллега довез ее до гаража, куда она обычно ставит машину. Едва дама открыла дверь авто и ступила на землю, к ней бросилась стая крупных собак, охранявших гаражи под предводительством алабая. В результате она оказалась в травмпункте с многочисленными укусами рук и ног. На долечивание ее отправили в дежурное хирургическое отделение, где она встретила покусанных же в разные части тела товарищей по несчастью. Их травмы были «трезвыми», но собаки пугались петард, приревновали к гостям, или, наоборот, охраняли хозяев. Всем требовался примерно одинаковый объем помощи.

Кстати, те, кому требовались ежедневное наблюдение и перевязки в эти злосчастные новогодние праздники, горько сетовали на то, что ежедневно им приходится мотаться в хирургию поликлиник в разные концы нашего немаленького юго-восточного округа столицы, и далеко не у всех, к сожалению, есть машины. А ведь доступность медпомощи является важным условием скорейшего возвращения трудоспособности.

Сейчас, когда собираются вновь организовать вытрезвители (скорее всего, платные), но уже не относящиеся к МВД, рассматриваются и варианты создания в них спецтравм, то есть бригад специалистов, которые специализируются именно на оказании помощи людям в состоянии алкогольного опьянения. Но идею эту одобряют далеко не все из-за традиционного отношения сотрудников таких заведений к клиентам.

— У нас смешивают понятия ответственности за здоровье и право на медицинскую помощь, — констатирует невролог Семен Гальперин. — Ограничение права на медпомощь в случае вины пациента (алкоголь, нарушение закона или иные ситуации) — это антигуманный и нецивилизованный подход к здравоохранению. И он несет множество опасностей в социальном плане.

— Во вновь открытый «вытрезвитель» также надо нанимать травматолога, рентген, организовывать малую операционную, чтобы зашить рану, — объясняет Юрий Новиков. — Туда же направить реаниматолога, нейрохирурга и КТ, УЗИ. Ведь оценить тупую травму живота, подкапсульный разрыв селезенки и нарастающую гематому в голове очень пьяного — ой, не просто. В вытрезвителе необходимо организовать лабораторию, так как возможны гипогликемическая кома и тяжелый панкреатит, опять же спровоцированный «несвежей водкой». То есть снова получаем «спецравму» или несколько трупов здоровых нормальных мужиков в год..

Практически все опрошенные мной врачи — от травматологов до сотрудников скорой помощи — высказали резко негативное отношение к перекладыванию амбулаторной нагрузки на захлебывающуюся от вызовов и должностных инструкций на тему «кого нельзя госпитализировать» скорую. С экономической точки зрения разрушать уже существующие травмпункты также невыгодно. Возникает резонный вопрос: зачем рушить старое, не построив новое?

Объединенная травматология — вопрос ответственности

Вопрос, куда отнести взрослые травмпункты, стоит уже давно. Врачебные силы муниципальных поликлиник с проведением реформы сильно ослабели. Многие врачи считают, что травмпунты на современном уровне организации муниципальной медицины лучше подчинить стационарам, даже если путь от них до больницы займет не менее получаса. Но при этом сделать травмпункты реальными филиалами приемных отделений и центрами долечивания.

— Можно ли работу травмпункта переложить на приемное отделение больницы? Можно, — комментирует ситуацию Юрий Новиков. — Можно и повторный прием амбулаторных пациентов передать врачам стационара. Вообще создавать отдельные поликлиники ошибка, поликлиника — часть больницы, госпиталя. Но ведь может получиться так, что ночные травмпункты закроют, а в приемных отделениях больниц и так — поток пациентов. Чтобы значительно усилить приемное отделение, нужен дополнительный рентген-кабинет, рентген-лаборант и кабинеты для приема! Дополнительные площади для ожидающих, ставки регистратора, медсестры, малая операционная, то есть все помещения большого травмпункта. А есть возможность это достроить при приемном отделении?! Я думаю, что надо усиливать круглосуточные травмпункты и методически поддерживать работающий там медперсонал. Ставить современные цифровые рентген-аппараты, по «профессиональной линии» теснее увязывать с кафедрами и коллективами стационаров, вплоть до ротации кадров!

Как выясняется, никто пока что не снял вечных противоречий между поликлиникой и больницей и не решил вопрос, кто же будет отвечать за лечение пациента? По мнению невролога Семена Гальперина, квалифицированная помощь оказывается преимущественно в стационарах.

— Поликлиники, эти гигантские сооружения, предназначенные для реализации бюрократических потребностей (написания справок, больничных листов, льготных рецептов и направлений на лечение в больницы) — изобретение нашей системы, — заявляет Гальперин. — Поликлиника — это баррикада на пути пациента в настоящую клинику. С помощью бумажного вала там сдерживают поток больных перед поступлением на настоящее лечение в стационар.

По мнению терапевта Анны Землянухиной, грамотно организованная и оснащенная поликлиника (а не «полуклиника», как сейчас) способна на многое: и на профилактику, и на мини-операции в амбулаторных условиях, и «прокапать» тех, кто в этом нуждается, и оказать помощь при нетяжелой травме, и на качественную паллиативную помощь, и на реабилитацию. И это будет дешевле, чем передать эти функции стационару. Но для этого в ней должны работать квалифицированные врачи, имеющие возможность регулярно свою квалификацию повышать, и каждый должен заниматься своим делом, а не работать за троих — либо бесплатно, либо быть совмещенным на трех разных ставках. Две трети времени при этом уделяя заполнению различных таблиц, журналов и бланков. А если больница несет ответственность за оказание травматологической помощи, она не станет закрывать травмпункт, не обеспечив эту помощь на приемлемом уровне.

— Конечно, поликлиника не должна быть препятствием на пути в стационар, — поясняет Анна Землянухина, а должна быть преемственность в оказании помощи. Но ее не будет до тех пор, пока будет существовать подушевое финансирование в оказании помощи. У нас в районе — неплохие травмпункты. Даже выезд на дом есть. А если все это в стационары передать, то кто поможет тем, кто не может доехать до больницы, но в госпитализации не нуждается?

В нашем юго-восточном округе тоже существует замечательный травмпункт на Армавирской улице, к помощи которого мне пришлось не раз обращаться. Да и проблема довоза как до больницы, так и до поликлиники нетранспортабельных пациентов, не нуждающихся в госпитализации, остро вставала и у меня в семье.

Транспортировка таких пациентов только в один конец — в больницу или из больницы — стоит не менее 5 тысяч рублей. То, что дополнительная транспортировка повредит заживлению травмы и здоровью такого пациента, сомнений тоже не вызывает. Поэтому возможность выезда травматолога на дом — не только медицинская, но и социально значимая помощь как самому пациенту, так и его родственникам.

Что же касается закрытия ночных травмпунктов, то мне кажется, что мера эта в Москве преждевременна, хотя в городе и существуют несколько очень неудобно расположенных подобных заведений, до которых добраться можно только на джипе. Но перед тем как начать их закрывать, объединять с больницами или оставлять как есть, принимающим решение стоило бы изучить и их доступность, и уровень оказания медицинской помощи.

Укрепить материально-техническую базу травмпунктов путем открытия в них пунктов проката необходимых для травмированного приспособлений — костылей, и ортезов. Важно сохранить возможности выезда травматологов на дом к нетранспортабельным пациентам, а также организовать спецаптеки, платные и бесплатные отделения по реабилитации после травмы. И даже если таких травмпунктов больше нет нигде в мире, стоит оценить все их положительные качества в уже сложившейся системе организации здравоохранения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.04.17
В Молдавии День Победы стал “Днем Европы”
NB!
29.04.17
СМИ узнали о содержании «тайного разговора» Путина и Порошенко
NB!
29.04.17
Подземный дворец коммунизма: Станция «Добрынинская Кольцевая»
NB!
29.04.17
Freedom House: журналисты ИА REGNUM задержаны незаконно
NB!
28.04.17
Христианство – ответ на неприятные вопросы
NB!
28.04.17
Карабах: факторы сдерживания военной эскалации в исторической ретроспективе
NB!
28.04.17
Нагорный Карабах: на троих поговорили, а дальше?
NB!
28.04.17
Украина проигрывает ЛНР по доступности цен на самое необходимое
NB!
28.04.17
ООН: Антироссийские санкции оказались неэффективными
NB!
28.04.17
Москва второй день подряд стоит в девятибалльных пробках
NB!
28.04.17
Итоги годовой работы самого крупного госхолдинга Казахстана: прибыль растет
NB!
28.04.17
«Бизнес может компенсировать курортный сбор туристам услугами или скидками»
NB!
28.04.17
Значительный поток наркотиков в РФ идет с Украины — Путин
NB!
28.04.17
Тиллерсон: Угроза северокорейской ядерной атаки на Сеул и Токио реальна
NB!
28.04.17
МИД РФ: Москва учтёт стратегические последствия принятия Черногории в НАТО
NB!
28.04.17
Офшор в Крыму: «Инвестиции не с Запада, но из Латинской Америки и АТР»
NB!
28.04.17
Путин родился в столице Дагестана
NB!
28.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 28 апреля
NB!
28.04.17
«Главный эффект от сборов – мы прекратим терять курортную инфраструктуру»
NB!
28.04.17
Италия: «Спасающие мигрантов в море НПО связаны с контрабандистами»
NB!
28.04.17
Шаг к алкоголизации: торговлю водкой через интернет считают неприемлемой
NB!
28.04.17
В 2018 году флот России получит первую атомную «Суперакулу» с «Калибрами»