В Турции идёт «война» предвыборных прогнозов

Ариф Асалыоглу, 5 апреля 2015, 17:17 — REGNUM  

Устоит ли партия Эрдогана?

В Турции накануне намеченных на 7 июня парламентских выборов каждый день что-то происходит. Передовицы главных газет, новостные выпуски ведущих телеканалов начинаются, как правило, с «сенсационных» сообщений. Так, депутат правящей Партии справедливости и развития (ПСР) главный советник премьер-министра Ахмета Давутоглу, Хусейн Челик подверг критике общественную полемику, разгоревшуюся между президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и правительством. Он обвинил Эрдогана в публичном обсуждении внутрипартийных вопросов, хотя сам Эрдоган, в свою бытность лидером партии, давал указания всем членам ПСР «избегать публичности». Дело в том, что Эрдоган публично раскритиковал правительство за шаги, предпринятые в отношении переговоров с запрещённой Рабочей партией Курдистана (РПК), что спровоцировало огромную дискуссию внутри правящей партии. По мнению Челика, «он бы понял реакцию Эрдогана, если бы в правительстве были представители оппозиционных партий, таких как Партия националистического движения (ПНД) или Народно-республиканская партия (НРП)». Однако страной руководят представители ПСР — партии, основанной самим Эрдоганом, а Давутоглу, которого сам Эрдоган поставил во главе правительства, возглавляет партию. В чем же дело?

Много шума связано и с операцией по освобождению прокурора Мехмета Селима Кираза. Он был захвачен леваками и удерживался ими в заложниках в Стамбульском дворце правосудия. Но захваченный прокурор скончался от ранений, полученных во время штурма здания турецким спецназом. В этой связи премьер-министр Давутоглу заявил, что «отныне власти не допустят в стране несанкционированных акций протеста». Еще один факт, который вызвал «потрясения» в стране. Неожиданно более 40 вилайетов (областей — ред.) страны остались без электричества, включая столицу Анкару и Стамбул, где на несколько часов прекратил работать метрополитен, а торговые центры погрузились в темноту. По сообщению министра энергетики Турции Танера Йылдыза, «у нас нет доказательств, что отключения были вызваны кибератакой», но многие считают, что «это неспроста». А тут еще и сообщения о функционировании так называемого «тайного комитета» правящей партии, состоящего из высокопоставленных лиц и известных своими тесными связями с президентом Эрдоганом, который якобы занимается составлением секретного списка кандидатов от ПСР на предстоящие выборы 7 июня. По данным газеты Taraf, «Эрдоган создал секретный комитет из числа преданных членов ПСР, включая экс-министра Бинали Йылдырыма и заместителя председателя партии Мустафы Шентопа». Этот комитет должен препятствовать премьер-министру Давутоглу в его борьбе за лидерство внутри партии.

В соответствии с Конституцией, президент не имеет права участвовать в процессе выбора кандидатов в парламент. Но Эрдоган, который был избран на пост главы государства в августе прошлого года, продолжает фактически править страной и как премьер-министр, так как уверен в победе своей партии на выборах, что позволит ему изменить Конституцию и ввести президентскую форму правления. По такой схеме, Давутоглу — фигура «временная и промежуточная». Разлад между Эрдоганом и правительством усилился после того, как заместитель премьер-министра Бюлент Арынч заявил, что «критические замечания Эрдогана в адрес действий правительства направлены на подрыв авторитета властей», потребовав от президента «прекратить вмешательство в работу кабинета министров». Реакция Арынча — это первый случай, когда член кабинета министров публично ответил на критику Эрдогана, указывая на разлад между президентом и правительством, в особенности в отношении мирного урегулирования курдской проблемы.

Конечно, идет и «война прогнозов». Повышенный интерес вызвало заявление генерального директора центра изучения общественного мнения КОНДА Бекира Агырдыра: «В связи с требованиями, произносимыми на площадях президентом Тайипом Эрдоганом о предоставлении ему „400 мандатных мест“ для лидерства, можно констатировать невозможность для ПСР достигнуть такого количества мест ни при каких математических условиях. Самое большое, что можно сделать — это лелеять мечту о том, что Народно-демократическая партия (НДП) и Партия национального действия (ПНД) не смогут преодолеть процентный барьер и ПСР придет к власти, собрав тех депутатов, которые остались позади». Значит ли сводка данных КОНДА, что НДП преодолеет процентный барьер, а ПСР не получит в будущем парламенте 276 мандатов? Другими словами, эффект неожиданности на предстоящих выборах заключается в том, что партии, которые сегодня занимают третье и четвертое места, могут получить дополнительные голоса. И ПНД, и НДП могут набрать непредсказуемый процент голосов, таким образом, достигнув 17-18% и 13-14% соответственно. Повышение процента голосов за НДП с 7 до 10%, а за ПНД до 17%, ставит под вопрос проход к власти ПСР. Однако, если процент голосов за ПНД останется на уровне 13-14%, а НДП получит 11%, этого будет недостаточно, чтобы помешать ПСР в формировании нового правительства. Посмотрим.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.