США и Иран завершают операцию «Блеф»

Станислав Тарасов, 3 апреля 2015, 12:35 — REGNUM  

Переговоры в Лозанне по рамочному соглашению с Ираном завершились успехом. Данный этап переговоров продолжался восемь дней и завершился только к середине дня в четверг. Участники выработали решения, которые создают основу для достижения окончательной договоренности с Тегераном. Одним из важнейших положений рамочного соглашения является его одобрение постоянными членами Совета Безопасности ООН.

Многодневную работу дипломатов в Лозанне по драматизму можно сравнить разве что с подготовкой Минских соглашений по урегулированию украинского кризиса. Бывали моменты, когда часть делегатов покидала переговоры, объявлялось то об их срыве, то о переносе сроков подписания промежуточного соглашения. «Совершен прорыв! Мы можем быть довольны тем, чего удалось достичь. И хотя для ликования еще слишком рано, достигнув согласия по основным пунктам, мы устранили препятствия, которые на протяжении десятилетия находились на пути к договоренностям, — заявил по итогам переговоров глава германской дипломатии Франк-Вальтер Штайнмайер. — Мы заложили основу для переговоров по окончательному соглашению, на это сейчас отводится три месяца. Эти договоренности также могут стать основой для безопасности в ближневосточном регионе».

Разногласия касались четырех ключевых параметров:

1. Период действия ограничений на обогащение урана — не менее 10 лет. Иран считал, что после этого все запреты должны быть сняты. «Шестерка» международных посредников настаивала на том, что ограничения должны отменяться поэтапно в течение следующих пяти лет.

2. Снятие санкций. Тегеран требовал, чтобы санкции ООН были отменены сразу после достижения договоренности. «Шестерка» выступала за поэтапную отмену, причем с сохранением ограничений на импорт Ираном ядерных технологий.

3. США и их европейские союзники предлагали создать механизм, который позволил бы быстро ввести в силу отмененные санкции в случае невыполнения Тегераном договоренностей. Россия подходила к этому вопросу более осторожно, выступая за сохранение за собой права вето.

4. Глава делегации Ирана исключил возможность отправки уже существующего запаса наработанного ядерного топлива за границу.

Таковы основы сложного документа, который будет дорабатываться до конца июня. Видно, что прорыв на переговорах прошел по первой позиции. В последнем проекте соглашения было зафиксировано, что в течение ближайших 10 лет Тегеран будет располагать только 5060 центрифугами для обогащения урана, а остальные будут использоваться для работы с другими материалами, в том числе в научных и медицинских целях. При этом все 6104 центрифуги будут «первого поколения»: на иранских объектах в течение 10 лет запрещается использовать центрифуги новых моделей для обогащения урана. Иран также согласился в течение 15 лет не обогащать уран до уровня более 3,67% и сократить свои нынешние запасы низкообогащенного урана, составляющие 10 тонн, до 300 килограммов, не создавать новые объекты по обогащению урана.

По словам госсекретаря США Джона Керри, обозначенные характеристики сделки исключают возможность создания Тегераном ядерного оружия, даже при том, что США согласились пойти на уступку — отказались от требования, чтобы из Ирана были вывезены запасы высокообогащенного урана.

Но главное состоит в другом. На специальной пресс-конференции в Белом Доме американский президент Барак Обама следующими словами обозначил завершение продолжавшейся 12 лет операции «Блеф»: «Иран согласился сделать свою ядерную программу максимально прозрачной. Он решил отказаться от спорных ядерных объектов. Он откажется от обогащения урана на всех объектах, кроме одного. Все это дает нам основания думать, что сейчас Иран максимально далек от создания атомной бомбы. И его программа — действительно мирная. Если же у нас возникнут хотя бы малейшие подозрения в том, что Тегеран мошенничает, мы всегда сможем провести комплексную проверку». То есть, глава Белого дома подтвердил именно то, о чем в свое время заявлял президент России Владимир Путин. Остальные три пункта носят производный характер, так как их исполнение будет зависеть от первого пункта и надо полагать, что до заключения и вступления в силу соглашения постепенно начнется процесс снятия санкций с Ирана. В целом же, по словам главы иранского МИД Джавада Зарифа, «санкции ЕС и США против Тегерана будут действовать короткое время после отмены санкций ООН, а затем они также должны быть сняты».

Иран выводится из международной изоляции, что может обозначить два новых направления в его внутренней и внешней политике. Во внутренней политике могут заметно укрепиться позиции президента Хасана Рухани. Сам факт того, что, по имеющейся информации, подпись Тегерана под лозаннским соглашением по ядерной программе была поставлена с одобрения рахбара, свидетельствует о том, что «альянс с дьяволом» (так еще недавно называли в Иране США — ред.) является продуманным и подготовленным решением. Рухани, который представлял Тегеран на переговорах по ядерному урегулированию еще в 2003 году, делал на Лозанну особую ставку, используя, как считают эксперты, приемы неформальных механизмов во взаимоотношениях с рахбаром, не посвящая в нюансы многих представителей внутри правящей элиты.

Теперь Иран получает возможность через активизацию внешнеполитических контактов начать процесс новой интеграции в мировое сообщество, осуществляя реформы в сторону более открытой демократии, что неминуемо стимулирует сдвиги в раскладе сил между группами влияния в иранской элите в ситуации, когда в повестке дня обозначена проблема транзита верховной власти. В такой ситуации Запад получает прекрасную возможность для осуществления действий тактического свойства: «размагнитить» иранское общество, которое выглядело сплоченным перед лицом внешней угрозы, которая снимается.

Что же касается внешней политики, то после Лозанны на повестку дня будет поставлен вопрос и о восстановлении дипломатических отношений Ирана с США, затем выход на так называемое «пакетное соглашение», позволяющее Вашингтону и Тегерану по-новому структурировать свою политику на Ближнем Востоке. Только при таком ходе событий президент Обама сможет консолидировать американский внешнеполитический истеблишмент, а Ирану (чтобы объяснить причину своего отказа от военной ядерной программы, которой был в последние годы пронизан вопрос его национального суверенитета и идеологии) обеспечить фактор роста геополитического влияния в регионе. При этом, на наш взгляд, США вряд ли станут «выламывать руки» Ирану в Сирии, сохранят с ним сотрудничество в Афганистане и в Ираке и будут вести закулисную интригу на йеменском и саудовском направлениях, а также попытаются убедить Тегеран изменить политическую стилистику в отношении Израиля. В этом и заключается смысл еще одной интриги, свидетелями которой мы скоро станем.

Восточная редакция ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.