Лиля Буджурова рассказала о причинах остановки вещания ATR: интервью

Севастополь, 1 апреля 2015, 12:27 — REGNUM  

«Мы не столь глупы, чтобы совершать те грехи, в которых нас обвиняют»

В ночь на 1 апреля, согласно законодательству РФ, прекратил своё вещание крымско-татарский телеканал ATR, поскольку их украинские документы на вещание более недействительны, а Роскомнадзор так и не зарегистрировал телеканал в качестве СМИ. О причинах остановки вещания и планах на будущее корреспонденту ИА REGNUM рассказала ведущая общественно-политического ток-шоу «Гравитация», заместитель генерального директора ATR по информационной политике Лиля Буджурова. Интервью записано за несколько часов до отключения эфира.

ИА REGNUM: 1 апреля эфира уже не будет. Вы и ваши сотрудники придёте на работу. Что будете делать?

У нас всегда есть работа. Телеканал — это же не только съёмка новостей и их показ. С новостей ребят дня на два в отгулы отпущу, пусть немного отдохнут. Для всех остальных служб рабочий день продолжается. Никто не запрещает нам накапливать материалы, пока ещё не запрещают. У нас много планов, и завтра мы сядем, подумаем, что мы будем делать, над какими проектами будем работать. Возможно, пока мы будем работать в формате продакшена, что-то делать, может, для самих себя, возможно, будем предлагать наш продукт для кого-то другого. Юристы сейчас изучают законодательство, возможно, мы продолжим информирование в интернете. Будем думать, что делать. Точно никто не увольняется, никого не увольняют.

ИА REGNUM: Будете ещё пытаться получить лицензию?

Да, будем. Не только пытаться получить лицензию, но и, если у нас не получится, будем судиться с Роскомнадзором. Здесь явное нарушение законодательства, например, по отношению к радио «Мейдан»: последний раз они подали документы на регистрацию 5 февраля. Срок ответа для Роскомнадзора истёк 3 марта — ответа нет до сих пор. То есть они сами нарушили законодательство, подставили себя, а мы будем обращаться в суд — будем отстаивать наше право вещать, будем добиваться от Роскомнадзора рассмотрения наших документов. Они обязаны ответить нам в месячный срок, ответят до конца апреля, а будем подавать документы ещё, ещё и ещё.

ИА REGNUM: Глава республики Сергей Аксёнов говорил о политической игре канала ATR, который стал жертвой политических интриг и если хотел бы получить лицензию — уже давно бы получил, и все ошибки в документах какие-то формальные на самом деле.

Комментировать это трудно. Потому что он нас обвинил в попытке самоубийства, вернее, в самоубийстве. Мы сами себе устроили самоубийство? Ну мы могли просто разойтись по домам, да? Что значит политика? Телеканал — это не политическая партия, чтобы заниматься политикой. Трудно себе представить ситуацию, когда человек сам себе бьёт по башке кирпичом, а тут речь идёт не о человеке, а о телеканале. Речь идёт о популярном в Крыму телеканале, за которым стоит целый народ. И потеря этого канала этим народом, я сейчас цитирую людей, которые к нам приходят выразить свою поддержку, — у них отнимают часть сердца. И говорить о том, что мы играем в политические игры, — мы не играем ни в какие политические игры с сердцем своего народа.

ИА REGNUM: По вашему мнению, что крымская власть видит в канале ATR — оппозицию, проукраинскую позицию, источник разжигания межнациональной розни?

Начнём с обвинений. Нас как раз обвиняли в антироссийских настроениях, проукраинских и вот в разжигании межнациональной розни. И во многих других грехах. Поверьте, если бы мы, находясь сейчас в том правовом поле, в котором мы сейчас работаем, если бы мы себе позволили хоть один из вышеперечисленных грехов, то нас бы закрыли на вторую минуту после этого. Мы прекрасно знаем, что каждый наш эфир рассматривается не под увеличительным стеклом, а под микроскопом. Есть такие слухи, что якобы в Министерстве информации [Совета министров Крыма — ред.] сидят 18 переводчиков с крымско-татарского языка для того, чтобы переводить наш эфир. Если бы мы позволили себе хоть одно крамольное — с точки зрения законодательства — слово, нас бы уже давно прикрыли. Мы для себя сделали вывод, что мы остаёмся работать в Крыму. И, поверьте, мы не столь глупы, чтобы совершать те грехи, в которых нас обвиняют. Мы не разжигаем межнациональной розни. На мой взгляд, мы практически единственный канал, который способствует гармоничному отношению внутри разных этносов, проживающих в Крыму. Мне кажется, мы сейчас последний телеканал, который вещает на трёх государственных языках в Крыму — украинском, русском и крымско-татарском. Мы точно не занимаемся политикой, не занимаемся политическими играми. Нас нельзя обвинить в проукраинской информационной политике, потому что главная задача нашей информационной политики — показать телезрителю картину дня. Мы живём в Крыму, поэтому мы показываем картину дня Крыма. Нас нельзя обвинить в антироссийской позиции, потому что её нет, потому что если бы она была, нас бы закрыли. По сути дела, нас сейчас подозревают в мыслепреступлении, обвиняют в мыслепреступлении и осуществили сейчас приговор.

ИА REGNUM: По какой причине в феврале силовики проводили обыск на канале?

Для создания атмосферы страха. Чтобы подать сигнал, как с нами могут разобраться, потому что это не формальная причина, это неадекватная совершенно причина. То, зачем к нам пришли, мы предложили отдать добровольно, но был избран силовой вариант. Не знаю, зачем вот так. Видимо, там другая логика, которая мне недоступна.

ИА REGNUM: Существует мнение, что крымские власти так и не выработали адекватной политики в отношении с крымскими татарами, согласны?

Я боюсь, что у них нет адекватной политики не только к крымским татарам. У них нет адекватной политики с точки зрения бизнеса, у них нет адекватной политики к развитию институтов гражданского общества, вообще трудно говорить, что у нас существует хотя бы в зачатке гражданское общество. Я боюсь, что у них нет адекватной политики даже по отношению к своему кадровому составу. Возможно, потому что эта крымская власть, она из тех революционеров, которые не сильны, как правило, в государственном строительстве. Возможно, поэтому. Но я ещё вообще не замечала адекватности в действиях крымских властей, кроме организации концертов и фейерверков.

ИА REGNUM: Может ли эта критика быть причиной давления на телеканал?

В том числе. Ведь в том пропагандистском видеоролике, который крутят день и ночь по государственному каналу — крымскому, звучат слова, что мы всё происходящее в Крыму показываем в чёрном свете. Это тоже совершенно глупо, потому что если анализировать наши новости за любой день, то у нас «паркета» больше, чем критики. Бывает так, что когда «паркета» нет в картине дня, то тогда больше критики. Но мы живём в Крыму, мы работаем в Крыму, мы не можем показывать сюжеты, в которых на каждом рисунке солнце. Мы показываем картину дня, и она бывает разная: если пришла помощь из Дагестана — мы показываем помощь из Дагестана; было заседание Совета министров — показываем заседание Совета министров. Аксёнова в нашем эфире больше, чем кого-либо другого. Но наряду с этим, конечно, мы говорим о плохих дорогах, о дефиците продуктов, о непрофессионализме кого-то из членов крымского правительства, об очередях на Керченской переправе, о безобразиях на границе — мы обо всём этом говорим.

ИА REGNUM: Какими словами вы закончите эфир сегодня?

Я ещё не знаю. Это самый трудный вопрос из всех, которые вы задали. Наверное, я скажу «До новой встречи».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.