Кто возглавит «христианский модерн» на Ближнем Востоке?

Станислав Стремидловский, 1 апреля 2015, 00:03 — REGNUM  

Партию разыгрывают Ватикан, Лондон и Тегеран

Ближний Восток и Африка в который раз переживают вторжение внешнего модернистского проекта. Многие, в том числе и ватиканские эксперты, относят его активную фазу к 2010 году, когда 18 декабря в регионе прокатилась волна бунтов и восстаний, получившая название «арабской весны». Как отмечал главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Коротаев, в «арабской весне» есть несколько загадок. Её причинами нельзя назвать «дикую бедность, безработицу, коррупцию», поскольку никакой экономической стагнации в арабском мире перед началом «восстаний» не было. Интересен и феномен синхронности событий: мало того, что они оказались масштабными по характеру, очень важно и то, что они произошли синхронно. Таких волн революции в истории не так много было. Можно вспомнить разве что «Весну народов» 1848 года и «революции» в Восточной Европе конца 1980-х годов. Считается, что целью «арабской весны» должна была стать прививка «западных светских ценностей» на местную почву. Между тем в наши дни информагентство Папского института заграничных миссий Asia News, комментируя гражданский конфликт в Йемене, делает следующий вывод — сегодня на Ближнем Востоке можно зафиксировать тенденцию глобального противостояния суннитов с шиитами, то есть религиозную войну. Это раз. Религиозная война запустила «тревожные процессы»: сетевая структура «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) получила больше свободы и расширяет зону своего влияния, при этом акцент на религиозном факторе происходящих процессов «душит» любые требования политических и социальных реформ в арабском мире, которые были поставлены на повестку дня «арабской весной». Это два.

Отсюда вопрос: не была ли «арабская весна» промежуточной целью на пути продвижения на Ближнем Востоке модернистского проекта или, возможно, даже проектов — один из которых опирался на христианство, а другой на ислам — с целью сформировать в регионе новую идентичность на основе религиозных ценностей? В случае с так называемом исламским проектом, бунты и восстания должны были привести к власти «мусульманско-демократические» правительства. Что не устраивало так называемый христианский проект, чья цепочка была длиннее, на смену «авторитарным светским» режимам приходили бы «мусульманско-авторитарные», которые бы дискредитировали себя преследованиями религиозных и этнических меньшинств, после чего власть переходила в руки той силы, что гарантировала участие в политическом процессе ближневосточных христианских общин. Так, как это случилось в Египте, когда вместо «тоталитарного» Мубарака в Каире оказались вначале «Братья-мусульмане», свергнутые военными во главе с генералом ас-Сиси, который в настоящее время в качестве президента строит в стране инклюзивное общество при сотрудничестве с коптами-христианами и контактирует с Ватиканом. А Святой престол опирается на историю.

Внедрение «христианского проекта» на Ближний Восток уже однажды состоялось в XVII-XVIII веках. Как пишет известный российский исследователь Константин Панченко, это стало временем активной экономической и религиозной экспансии католического мира в Левант и одной из ключевых эпох в истории христианского Востока. Арабы-христиане оказались перед лицом исторического вызова со стороны западной цивилизации. Соприкосновение этих культур привело к драматическому расколу ближневосточных христианских сообществ. Часть восточных христиан отказалась от прежней идентичности и перешла к унии с Римом. За операцией стояла Римско-католическая церковь, при этом следует отметить потрясающую синхронность её действий на обширном геополитическом пространстве. После того как Османская империя провела операцию по расколу католического мира в Европе через протестантскую реформацию, чтобы затормозить процессы формирования антитурецкой коалиции под предводительством Римской курии, в 1583 году в Константинополе появляется постоянная миссия иезуитов. В 1596 году по православной Киевской митрополии Константинопольского патриархата наносится удар в виде Брестской унии. На Диамперском соборе в 1599 году унию принимают малабарские христиане Индии. Жесткие распри сотрясают в 1594-1597 годах коптскую общину на почве отношений с Римом. А в 1606 году с юлианского календаря на григорианский переходит Маронитская церковь.

Этот «религиозный модерн», безусловно, не состоялся бы силами самой Римской курии, у которой, как мы знаем, нет дивизий. За католиками стояла сверхдержава того времени — Франция. Но это не означает, что «католическому проекту» ничего не угрожало. События первой половины XIX века показали, что свой «православный модерн» региону готова предложить и Россия. В 1832-33 годах Николай I совершил резкий разворот и вопреки позиции части своего окружения, придерживающей европейской ориентации, решил прийти на помощь султану Махмуду II, которого атаковал мятежный наместник Египта Мегмет-Али, поддерживаемый Парижем. Император делал крупную ставку на обращение султана в христианство, что привело бы к опоре последнего на христианское большинство Османской империи и соответствующей геополитической переориентации. Посланник Николая в Константинополь генерал Николай Муравьев-Карсский так передавал сказанные ему слова монарха: «Я ещё хотел сообщить тебе одну вещь, которую ты должен хранить в большой тайне: когда у меня был после войны с посольством Гамиль-паша, мне казалось из слов его, что султан склонен к принятию в случае крайности христианской веры». Муравьев выступил горячим сторонником плана. «Почему бы наконец и без уверенности в успехе не приступить к такому высокому предприятию хотя бы то было слегка и со всевозможной осторожностью, чтобы не повредить ни политическим связям, ни пользам христианских подданных Турции. Плоды сего можно бы собрать если не в настоящем, то в будущем времени», — позже он написал в очерке «Турция и Египет в 1832 и 1833 годах». Однако по возвращении из Константинополя генерал заметил, что государь «изменил свой образ мыслей на сей счёт». Причинами того Муравьев счел происки «царедворцах, равнодушных к столь великому делу, или самого графа N., сопряженное с затруднениями, сомнительное в успехах или мало занимающее его». Под графом N. был выведен лидер «европейской партии» канцлер Нессельроде. Окончательно «православный проект» на Ближнем Востоке похоронила Крымская война, в которой сомкнулись интересы Османской империи и европейских держав.

Сегодня Ватикан вновь активен на Ближнем Востоке. Но кто его союзники, какую стратегию и тактику использует Святой престол? Здесь мы можем только предложить версию, поскольку многие ходы предпринимаются в тайне и неизвестно, будут ли они когда-нибудь обнародованы. Но пока проглядывается следующее. Ватикан по своим соображениям поддерживает (а может быть, даже инициировал) смену геополитических приоритетов США в регионе. Святой престол и Вашингтон делают ставку на Иран. Таким образом, во-первых, можно сделать вывод, что Ватикан считает возможным частичную интеграцию иранского шиизма с ближневосточным христианством, при котором Тегеран выступит в роли гаранта или защитника христианской веры, обеспечив тем самым физическое существование общин в регионе. Во-вторых, Святой престол и Иран поддерживают проект создания Палестинского государства. Хотя католики на Святой земле и так активно сотрудничают и одновременно конкурируют с православными и армянскими Церквями, оказаться в роли «повивальной бабки» Палестины для Ватикана выгодно по многим позициям. Один Вифлеем с его святынями чего стоит. Отсюда — не случайная активность последних лет ватиканской дипломатии по линии Эчмиадзинский престол — Киликийский католикосат.

Но самую любопытную интригу «христианского модерна» на днях закрутила британская католическая газета Catholic Herald. Она неожиданно поставила вопрос о том, кто станет главным защитником (и куратором) христиан на Ближнем Востоке, и дала на него еще более неожиданный ответ — будущий король Англии Карл III, которого мы сегодня знаем как принца Уэльского Чарльза. По мнению издания, у принца появилась «новая одержимость». Речь идет о преследованиях ближневосточных христиан. Поскольку ситуация здесь только ухудшается, защита верующих может стать доминантой правления будущего короля. Чарльз активно помогает египетским коптам, а также сирийским и иракским христианам. Принц чувствует глубокую духовную связь с православием. Он является глубоко религиозным человеком, продолжает издание. Когда он взойдёт на трон, то будет, вероятно, наиболее богословски грамотным монархом Англии, его вера не ограничивается англиканством и не сводится к примитивной эзотерике, он также «очарован иудаизмом и исламом». Однако есть нюанс. Как известно, английский король по статусу является главой Англиканской церкви. Почему же в таком случае британская католическая газета отказывает в праве быть главным защитником ближневосточных христиан своему единоверцу папе римскому Франциску в пользу будущего лидера инославной конфессии? В конце марта этого года в кафедральном соборе Лестера духовный глава англиканской церкви архиепископ Кентерберийский Джастин Уэлби провёл заупокойную службу, в ходе которой был захоронен гроб с останками короля Ричарда III. На этом монархе прервалась династия Йорков и к власти пришли ненавистные католикам Тюдоры, один из представителей которых, Генрих VIII, инициировал раскол Католической церкви в Англии, после чего парламент в 1534 году объявил о независимости Английской церкви от Римской курии, что обернулось погромом католичества на Британских островах. Но что если принц Чарльз после коронации вернет Англиканскую церковь в лоно Римско-католической церкви? Союз Лондона — Ватикана — Тегерана на Ближнем Востоке в этом случае может перехватить инициативу у альтернативных модернистских проектов, а британский монарх вместе с папой римским окажутся покровителями христианских общин в регионе со всеми вытекающими отсюда последствиями для прочих игроков.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.05.17
«СКА-Хабаровск» оказался сильнее «Оренбурга» в серии пенальти (3:5)
NB!
28.05.17
Украина: как и почему левая политика умерла
NB!
28.05.17
В Москве проходит новая акция протеста против реновации
NB!
28.05.17
Бжезинский умер, но дело его живет
NB!
28.05.17
«Тайфун» еще может грянуть
NB!
28.05.17
В пресс-центре ИА REGNUM обсудят работу детского омбудсмена Кузнецовой
NB!
28.05.17
«Жизнь Чернышевского». Шестая серия
NB!
28.05.17
Смотреть «наше кино» мешают прокатные удостоверения и цены Госфильмофонда
NB!
28.05.17
«Православная церковь не может быть отделена от Российского государства!»
NB!
28.05.17
Анкара и Дамаск на грани примирения?
NB!
28.05.17
В Иркутске состоялся первый полет нового российского самолета МС-21
NB!
28.05.17
Два человека погибли во время паводков на Ставрополье
NB!
28.05.17
Что сказал Христос: исполняющий волю Отца оправдан сразу
NB!
28.05.17
Большая вода и «бедные» чиновники: главное в Омской области
NB!
28.05.17
Трамп не одобрил соглашение по климату, несмотря на давление союзников
NB!
28.05.17
Россия возрождает спутниковую систему обнаружения ракетных пусков
NB!
28.05.17
Газомоторное топливо отменит нефтяную зависимость?
NB!
28.05.17
«Высылка дипломатов из Эстонии — плевок в лицо Матвиенко»
NB!
28.05.17
Доигрались: «Польша пытается снизить напряженность в отношениях с РФ»
NB!
28.05.17
Кургинян: Демонизация СССР приведет к катастрофе в России
NB!
28.05.17
«Джеймс Бонд» Яна Флеминга: Как писать для удовольствия и стать классиком
NB!
27.05.17
The Daily Mail: «У АНБ есть убойный компромат на Трампа»