Разгадает ли Иран йеменский ребус?

Фахраддин Абосзода, 31 марта 2015, 16:35 — REGNUM  

16 июня 2014 года газета Corriere della Sera опубликовала статью Серджио Романо — известного итальянского историка, писателя, журналиста и дипломата, в которой автор утверждает, что «ось, которую разоблачал Буш (речь идет об обращении Буша-младшего к конгрессу США в январе 2002 года. — Ф.А.), включала в себя Северную Корею, Иран и Ирак». «И мы не были удивлены, — продолжал дипломат. — Нам было известно, что в соответствии со стратегическими планами „неоконсерваторов“ Ирак — всего лишь первый этап конфликта, который должен был закончиться в иранской столице». Судя по происходящим в Йемене событиям, слова Романо получают своё подтверждение. Отметим, что полного включения Ирана в полномасштабные военные операции в Ираке и Сирии у американцев не получилось. Даже когда несколько лет назад в Бахрейне поднялись (против правящей суннитской династии) шииты, которые составляют 60% населения этого государства, Иран, скрепя зубами, удержал себя от открытого вмешательства в этот конфликт и «проглотил» саудовскую (в коалиции с союзниками ССАГПЗ) военную интервенцию в Бахрейн, фактически отдав на «съедение» свою «14-ю провинцию» (Бахрейн был незаконно отторгнут от Персии в 1783 году) и единоверцев-шиитов в этой стране.

А теперь, судя по стремительному разворачиванию антихуситской коалиции, американское руководство очень спешит завершить реализацию своего давно разработанного плана по вовлечению Ирана в ближневосточный хаос, через который они собираются добиться свержения режима и, возможно, его дальнейшего расчленения. США объединили суннитские монархии Персидского залива в «коалицию тираний» и тем самым бросили последний якорь «суннитского торнадо» в Иран, разумеется, через Йемен.

Таким образом, пока в Лозанне дуэт Керри — Зариф «секретничает» за спиной остальных членов «шестерки» в поисках варианта, при котором лавры от снятия американских санкций против Тегерана достанутся не консерваторам Ирана, а приведут к власти прозападных либералов, проправительственные иранские аналитики пишут о «радужных перспективах» для страны, которые якобы должны открыться после снятия санкций. Т.е. реализация «операции Иран» вступила в свой завершающий этап. Большинство аналитиков единодушны в том, что на этот раз Ирану вряд ли удастся снова встать в стороне и наблюдать за тем, как уничтожают его извечных союзников и, в некотором смысле, единоверцев. Фактически перед Тегераном стоит дилемма: либо он должен воевать на стороне своих единоверцев-хуситов, что может открыть прямой путь американцам для переброски волны хаоса в Иран. При этом, если даже Тегеран откажется от прямого участия в войне и будет поддерживать хуситов финансами, вооружениями и военной техникой, то, учитывая, что иранцам пришлось немало потратиться в Ираке и Сирии, вряд ли экономика страны выдержит такую нагрузку, а население — ухудшение своего материального положения. В итоге иранское руководство может столкнуться с турбулентными проблемами внутри страны, на что и полагаются сценаристы цветных революций. Либо же иранское руководство откажется от прямого участия в войне, что грозит ему окончательной потерей авторитета лидера в общешиитском лагере и ослаблением роли ИРИ в регионе. Это окажет существенное влияние на внутренний расклад сил. Поскольку многие огрехи внутренней политики руководство страны до сих пор старалось покрыть за счет поднятия революционного духа населения, обещая своим гражданам выйти из этой смуты лидером исламского мира, подмяв под себя шиитские движения в арабских странах.

Что значит Йемен для Ирана?

История ирано-йеменских отношений уходит своими корнями в эпоху Сасанидской империи, когда йеменцы, притесняемые эфиопским Аксумским царством (эфиопское государство, существовавшее в II-XI веках на территории современных Судана, Эритреи, Эфиопии, Йемена и Аравии со столицей в г. Аксум), обратились за помощью к сасанидскому шахиншаху. В 570 г. сасаниды отослали в Йемен 1 тысячу талышей-дейлемцев, которые (прогнав эфиопов) сами обосновались в Йемене и впоследствии смешались с местным населением, немалая часть которого и поныне имеет иранские корни. Именно они, видя Пророка Мухаммеда одними из первых, приняли ислам, превратились в его верных воинов. В силу того, что Йемен по преимуществу был земледельческой страной, йеменцы резко отличались от своих соплеменников, арабов-бедуинов, и по укладу жизни были более близки к иранцам.

Но есть еще несколько факторов, которые сыграли положительную роль в укреплении ирано-йеменских отношений. Кроме обоснования талышей-дейлемцев в Йемене, к ним относится принятие шиитского направления ислама, вследствие чего определенное число сейидов (потомков Пророка) концентрировались в этой стране. В настоящее время около 46% населения Йемена — шииты-зейдиты. Во времена возникновения ислама большим влиянием в Йемене пользовались «сыновья» (по отцу — иранцы, а по матери — арабы) во главе с Фейрузом ад-Дайлами — «благословенным человеком из благословенных обитателей дома». Когда Пророк (саас) направил десять своих сподвижников в Йемен с посланиями к своим надёжным соратникам, первым на его призыв для борьбы с лжепророками откликнулся Фейруз ад-Дайлами, а также его сторонники из «сыновей». Он распространил ислам в Йемене и защитил его от лжепророков. В последующие годы в распространении ислама в Йемене сыграл выдающуюся роль внук основателя суфийского ордена Кадирия Абдулкадир Гилани (Джили) (1077-1166 гг.) Абдул-Керим Гилани (Джили) (1366-1424 гг.).

Кто такие зейдиты? Зейдизм (шииты-пятиречники) восходит к Зейду ибн Али — правнуку Али ибн Абу Талиба. В отличие от большинства шиитов, зейдиты признали пятым имамом именно Зейда, а не Мухаммада аль-Бакира. Зейд в 739 г. поднял антиомейядское восстание в Куфе, которое было подавлено, а сам Зейда был убит. Поскольку имамат (но не род имама Али) прервался со смертью Зейда, его последователи перешли к выборности имамов. В вопросах догматики зейдиты заняли позицию, которая во многих вопросах противоречит богословию других (имамитских) шиитских мазхабов и близка даже к суннитскому исламу. Так, они отрицают божественную природу имамата и даже считают, что имамом может быть любой сторонник Али, открыто выступивший с оружием в руках. В зейдизме только оговаривается, что выбор лидера из потомков Али и Фатимы более предпочтителен. Также допускается одновременное существование нескольких имамов в разных мусульманских странах, условием законности правления которых является одобрение со стороны народа и справедливость. В отличие от шиитов-имамитов, зейдиты признают законность правления первых халифов — Абу Бакра и Омара, и не считают халифат Али ибн Абу Талиба назначенным со стороны пророка Мухаммада.

Наконец, Зейд ничего не говорил по поводу «сокрытого» имама (каима). Он считал, что человек свободен и сам отвечает за свои поступки, которые совершаются благодаря силе, которую дает ему Бог. Но совершение греховных поступков не одобряется Богом. До XV века в мусульманском мире самыми распространенными течениями шиизма были зейдизм и исмаилизм, представители которых отличались от пассивных на то время джафаритов яркой политической активностью. История знает много восстаний зейдитов, часть из которых заканчивалась формированием многочисленных зейдитских государств. В годы правления Сефевидов в Иране начались гонения не только на представителей суннитских и суфийских школ, но и на шиитов неджафаритского толка, в результате чего исмаилитский имам переселился в Индию, основав там новый центр исмаилизма, а иранские зейдиты растворились, переняв джафаритский шиизм.

На фоне этих различий зейдизм представляется более конкурентоспособным, нежели джафаризм, но наличие у последнего крупных средств и должного влияния играет ему на руку. Поэтому стоит еще определить, что конкретно стоит в основе поддержки Ираном зейдитов в Йемене: защита единоверцев или же использование шиизма в качестве идеологического инструмента геополитического соперничества со своими извечными врагами Залива?

Ирано-зейдитский союз может быть охарактеризован как политический или, еще точнее, геополитический, но вовсе не религиозный. Потому, что вряд ли Иран согласится передать первенство в этой борьбе за объединение шиитов всего мира (как минимум в регионе) возможному будущему «зейдитскому имамату», который уже существовал в Йемене до 1962 года и коренным образом отличался от доктрины Исламской революции в Иране. Получив в 1918 году независимость от Османской империи, зейдиты установили имамат, который был наследным, т.е. титул имама имел глава королевского дома. Получается, что тут речи не может быть о конфессиональном, «шиитском братстве» между иранцами и зейдитами. Несмотря на все это, Иран в течение долгого времени поддерживает борьбу йеменских зейдитов. Уж слишком много вложено в это дело. Не было бы преувеличением сказать, что судьба самого Ирана сегодня зависит от исхода этой борьбы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail