Соглашение по ядерной программе Ирана изменит Ближний Восток

Станислав Тарасов, 31 марта 2015, 12:15 — REGNUM  

Состоявшиеся в Лозанне переговоры «шестерки» с Ираном по его ядерной программе к прорыву не привели, хотя участники этой дипломатической дуэли не скупятся на заявления оптимистического характера. «Мы никогда не были так близки к соглашению, но еще должны решить важные вопросы», — заявила глава дипломатии Евросоюза Федерика Могерини. В Лозанне на переговорах введен строгий режим секретности. Тем не менее, допускаются «утечки» информации. Говорят, что удалось добиться компромисса с Тегераном по вопросу количества центрифуг на объекте в Фордо, иранская сторона согласилась сократить их количество с 10 до 6 тысяч. Все они будут использоваться для получения изотопов сугубо в научных и медицинских целях. Следующая «утечка». Оказывается, камнем преткновения в переговорах стала проблема сроков снятия санкций, точнее, технология этого процесса в отношении Ирана. Тегеран заявляет: большинство санкций, в первую очередь, на поставки нефти, со стороны США, ЕС и ООН должны снять после подписания соглашения. Ему отвечают: санкции не могут быть отменены до тех пор, пока Иран не докажет, что полностью придерживается соглашения. В свою очередь, иранское агентство IRNA утверждает, что российские и китайские дипломаты разошлись со своими партнерами по «шестерке» в вопросе снятия санкций с Тегерана в случае достижения соглашения по ядерной программе. По данным IRNA, США и европейские страны настаивают на механическом возобновлении действия санкций ООН в случае нарушения Ираном условий соглашения. В то же время Москва и Пекин считают, что для этого требуется отдельное решение Совбеза ООН.

Дипломатическая интрига. Главы дипломатических ведомств Франции Лоран Фабиус и Германии Франк-Вальтер Штайнмайер отложили свой визит в Казахстан, чтобы остаться на берегу Женевского озера. Госсекретарь США Джон Керри также отложил возвращение на родину, как и глава МИД Китая Ван И. Они оба по очереди встречались с иранским министром иностранных дел Джавадом Зарифом. Подробности встреч не афишируются. Поэтому складывается ощущение, что все куда-то спешат. Глава российского МИД Сергей Лавров покинул Лозанну, но может вернуться на переговоры. При этом делается ссылка на «загруженность рабочего графика» Лаврова. Даже если так, это закручивает вокруг лозаннских переговоров сложную интригу, детали и эпизоды которой не скоро станут известны экспертам. По сценарию выработка промежуточного соглашения, работа над которым продолжается полтора года, должна завершиться 31 марта, а итоговый документ принят к 30 июню. Но существует точка зрения, согласно которой документ может быть подписан к концу нынешнего года.

Нервничает Израиль, точнее премьер- министр Биньямин Нетаньяху, который на заседании кабинета министров заявил о том, что «вырисовывающееся соглашение между ведущими державами и Ираном гораздо хуже, чем мы предполагали». Почему? Ведь главный сюжет переговоров уже давно озвучен — Иран получает возможность использовать центрифуги на объекте в Фордо под контролем международных инспекций. К тому же, если раньше только российская сторона заявляла о факторе искусственного повышения Западом «порога ядерного ожидания Ирана», то сейчас об этом уже открыто говорят на Западе.

Так, британская газета Guardian опубликовала фрагменты доклада по этой теме израильской секретной службой Моссад. В нем отмечается, что, когда в 2012 году Нетаньяху сделал сенсационное заявление о возможности «Ирана менее чем через год» создать атомную бомбу, это был политический блеф. Вот выдержка из секретного доклада: «Хотя Тегеран накопил достаточно урана со степенью обогащения 5%, которого хватит для изготовления нескольких бомб, а часть его довел до степени обогащения 20%, похоже, что он в настоящее время не готов обогащать его далее до более высокой степени. Часть этого урана он пустил на производство ядерного топлива для своего исследовательского реактора в столице, а поэтому количество урана со степенью обогащения 20% не увеличивается. Иран не готов обогащать уран до более высокой степени, которая необходима при создании ядерного оружия. Чтобы создать бомбу, степень обогащения должна составлять 90%». В этой связи бывший руководитель Моссад Меир Даган дал понять, что он был против приказа Нетаньяху готовить военный удар по Ирану.

Cейчас Нетаньяху обещает заблокировать готовящееся лозаннское соглашение, поскольку оно, по его словам, «даст Тегерану возможность для обретения ядерного оружия», что ставится под сомнение прежде всего в Вашингтоне. А достижение соглашения по ядерной программе создаст принципиально новую геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке, что не устраивает Израиль и не только его. Что же касается Ирана, то он в Лозанне использует обычную дипломатическую технологию: запрашивает по максимуму, чтобы согласится с тем, о чем удастся договориться, но вряд ли будет стремиться завести ситуацию в тупик. И вот буквально в последний момент заместитель министра иностранных дел России в интервью ТАСС прокомментировал ход переговоров. «На столе переговоров различные предложения, надеюсь, вы будете приятно удивлены», — заявил дипломат. Значит ли это, что сумма разнонаправленных векторов сложилась в единый луч? Скоро узнаем.

Восточная редакция ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.