Ярош выступил против «оккупантов» из Киева: что ждёт «Правый сектор»

Киев, 27 Марта 2015, 13:59 — REGNUM  «Правый сектор» готов официально войти в состав Минобороны Украины, но лишь при условии сохранения своей независимости от Генштаба. Такую официальную позицию организации озвучил 26 марта руководитель пресс-службы «Правого сектора» Артем Скоропадский.

В частности, Скоропадский отметил, что «Правый сектор» не намерен выполнять ультиматум Генштаба и покидать зону «АТО». Однако в организации готовы рассмотреть вопрос вхождения в состав Минобороны — при определенных условиях. ""Правый сектор" не будет покидать боевые позиции и выполнять приказ Генштаба. Мы не готовы становиться частью министерства внутренних дел, так как там до сих пор не была проведена люстрация. В то же время мы могли бы стать частью Минобороны или Службы безопасности Украины, но при условии, что останемся добровольческим батальоном и подчиняться будем только лидеру организации — Дмитрию Ярошу", — сказал Скоропадский.

Между тем Киев уже предлагает Ярошу пост в Минобороны, заявил вечером 26 марта в эфире «5 канала» советник министра внутренних дел Антон Геращенко. «Я могу подтвердить, что Дмитрию Ярошу поступило предложение от президента Порошенко — занять должность в Министерстве обороны», — сказал Геращенко.

Сам Дмитрий Ярош в интервью изданию «Обозреватель», обнародованном сегодня, 27 марта, также подтвердил факт переговоров о получении должности в Минобороны. «Обсуждается определенная возможность быть советником в Генеральном штабе — на общественных началах. Там есть определенные направления, которые меня интересуют. Собственно, предварительно обсуждается возможность кураторства „добровольческих батальонов“, чтобы взаимодействие с Генштабом стало лучше, чем было до того. И национально-патриотическое, военно-патриотическое воспитание молодежи. Мне эта тема также близка, потому что в „Тризубе имени Бандеры“ 20 лет своей жизни я посвятил именно военно-патриотическому воспитанию. Посмотрим, как оно будет», — сказал лидер «Правого сектора».

Однако при этом Ярош допускает функционирование «Правого сектора» и против воли Генштаба. «Мы подготовили ряд законопроектов, которые дали бы возможность, даже если Генштаб не будет соглашаться, чтобы ввести „добровольцев“ в плоскость действующего законодательства. Там тоже есть определенные вещи, и я думаю, что ВР может согласиться на принятие таких законопроектов. Я думаю, найдем какие-то выходы, потому что наши ребята заслуживают этого. Кроме того, я говорил, что не надо разрешений для того, чтобы защищать свою Родину — ее территориальную целостность, ее независимость. Это обязанность каждого гражданина. И мы собрались тогда, видя определенную нефункциональность государственных структур. Они были абсолютно недееспособны — если брать весну, лето. И думаю, мы немало сделали для того, чтобы фронт сейчас был там, где он есть, а не где-то под Киевом или под Львовом. На том и стоим. А как будет дальше — будет видно», — сказал он.

Также политик называет и нынешнюю политическую систему на Украине «оккупационной» и обещает бороться против нее. Правда, пока что не военным, а политическим путем.

«Система, как мы ее трактовали при Януковиче, она не сильно изменилась. Система своеобразной внутренней оккупации. И сейчас это хорошо видно. Социальная проблематика, которая для людей, прежде всего простых людей, превратилась в выживание. Поэтому этот режим, к величайшему сожалению, не видоизменился. Но… Будем что-то с этим делать. Просто попытаемся это сделать без насилия, каким-то народовластным способом. Через выборы будем действовать. Хотя нам пока не очень удается, потому что конкурировать с олигархическими партиями, не имея практически ни копейки, очень сложно. Правда, сейчас мне докладывают, что рейтинг „Правого сектора“ растет. И даже у нас в области (видимо, в Днепропетровской области) перевалил за 7%. Поэтому мы уже можем рассчитывать на какой-то результат», — отметил Ярош

Тем временем в Генштабе уже заявили, что никаких ультиматумов «Правому сектору» не предъявляли, однако по-прежнему настаивают на необходимости легализации добровольческого корпуса.

Корреспондент ИА REGNUM обратился к украинским экспертам с вопросом о том, чем же закончится борьба за легализацию «Правого сектора».

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики

«На самом деле практически все добровольческие батальоны (а их было более 70) уже давно вошли в структуру Минобороны или МВД (Нацгвардия), и нынешнее давление касается прежде всего ДУК „Правый сектор“. Ультиматум, поставленный „Правому сектору“, обусловлен 3 причинами: желанием максимально централизовать военное управление в зоне „АТО“ (это и экономический вопрос тоже); ослаблением Коломойского (политического прикрытия и главного спонсора добровольческих частей); необходимостью демонстрации попыток выполнения Минска-2: пункт 10 обязывает разоружить все иррегулярные части. Думаю, что по итогам в нынешней ситуации ДУК „Правый сектор“ примет правила игры и, хотя бы формально, пойдет на подчинение Минобороны или МВД (менее вероятно). Это событие знаменует начало заката эпохи махновщины и добровольческих частей на Донбасском фронте, значительную централизацию управления ВСУ в зоне „АТО“, ослабление олигархических и партийных добровольческих проектов».

Сергей Слободчук, политический консультант

«Требование подчинить батальоны единому командованию — это попытка обуздать баронов-разбойников. Ситуация, когда крупные финансово-промышленные группы имеют подконтрольные военизированные формирования, — это феодализм в XXI веке. За прошедший год Украина потеряла одну из характеристик, отличающих государство от частных корпораций и других сообществ. Речь о монополии государства на насилие. Если на территории Украины действуют несколько игроков, имеющих собственные вооруженные силы, то можно считать, что на одной территории функционируют несколько государств. Так недалеко и до баронов-разбойников из Средневековья или до „махновщины“ времен Гражданской войны. Если упустить ситуацию, то через полгода-год лучшей иллюстрацией ситуации станет комедийный фильм „Свадьба в Малиновке“.

Поэтому попытка правящей администрации подчинить вооруженные батальоны единому командному центру — это попытка обуздать баронов-разбойников. Но все батальоны так или иначе формально находятся в подчинении Министерства обороны или МВД, кроме подразделений „Правого сектора“. И здесь инициативу президента Порошенко можно расшифровать еще и как стремление лишить группу „Приват“ своих вооруженных отрядов. Попытка будет удачной, если ее поддержит посольство США на Украине. Если же посольство поддержит инициативу, но в критический момент замолчит и уйдет в сторону, батальоны не удастся переподчинить или разоружить без вооруженной силы».

Юрий Палийчук, политический эксперт

«У „Правого сектора“ действительно есть проблемы с официальным статусом, и этот вопрос нужно урегулировать. Ведь „Правый сектор“ сейчас является скорее неформальной тусовкой единомышленников, чем организованной структурой. Это среда, которая формировалась годами, и сейчас ее просто так загнать в определенные рамки будет сложно. Но делать это надо.

Я бы не связывал процесс их легализации с персоной Коломойского. Потому что „Правый сектор“ — это скорее панки и хиппи, чем наёмники. Это люди, которые пришли на войну не за деньгами, поэтому и влиять на них крайне сложно как государству так и самому Коломойскому, даже если бы он этого хотел.

„Правый сектор“ не хочет вступать в ВСУ, потому что тогда придется выполнять приказы, жить по уставу, поддерживать дисциплину и субординацию, а у них несколько иное представление о войне. Не говорю, что они недисциплинированные. Скорее наоборот. Но так же, как сложно неформала переодеть в деловой костюм и заставить ходить в офис с 9 до 18 часов, так же сложно „Правый сектор“ заставить ходить строем.

Но легализоваться им всё же придется. Уверен, для этого не придётся применять силу или принуждение. Будет найден компромисс, который устроит всех».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
10.12.16
Почему Россия позволяет унижать и дискредитировать себя?
NB!
10.12.16
«Вольсбург» продолжает опускаться в зону вылета
NB!
10.12.16
Запад снял с Порошенко иммунитет от «свободы слова»
NB!
10.12.16
Государство намекает Церкви на важность идти путем милосердия
NB!
10.12.16
Порты: Россия хочет повоевать с Прибалтикой за белорусский нефтетранзит
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: о чём на самом деле идёт речь
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: Эксцесс исполнителя? Кому это выгодно?
NB!
10.12.16
Официальный Минск преследует ИА REGNUM за критику дрейфа властей на Запад
NB!
10.12.16
Бизнес или политика: почему Грузия отдаёт Азербайджану газопровод Север-Юг?
NB!
10.12.16
Мининформ Белоруссии признал политическими свои репрессии против СМИ
NB!
10.12.16
Православные России выступили против политических репрессий в Белоруссии
NB!
10.12.16
«Помните же – не верьте отступлению»: Крымская война
NB!
10.12.16
Грузия: Мечты сбываются?
NB!
10.12.16
Уголовщина в московском ЖКХ: «Для вас закон — платить!»
NB!
10.12.16
WP: ЦРУ подозревает РФ в поддержке Трампа на выборах
NB!
10.12.16
«Не устал, не ухожу» — президент Гамбии передумал отдавать власть
NB!
10.12.16
«Секрет английского футбола» — изнасилования воспитанников футбольных школ
NB!
10.12.16
Госдеп США: Импичмент президента Южной Кореи должен пройти «мирно и плавно»
NB!
09.12.16
25 лет СНГ: некоторые итоги
NB!
09.12.16
Остановит ли Великая Китайская стена парад западных суверенитетов?
NB!
09.12.16
Японцы хотят создать против нас общий фронт
NB!
09.12.16
Брюссель — Порошенко: где деньги, Пётр?