Спасение европейских банков: зловещие параллели

Валентин Катасонов, 25 марта 2015, 09:50 — REGNUM  

Об «австрийском прецеденте» и «банкроте последней инстанции»

Прошло ровно два года после драматических событий в банковском мире Кипра. Напомню, что в начале 2013 года кипрские банки оказались в тяжелейшем положении после того, как в 2012 году по настоянию «Большой тройки» (ЕК, ЕЦБ и МВФ) была проведена реструктуризация долга Греции. Держателям долговых бумаг казначейства Греции было «рекомендовано» уменьшить сумму основного долга более чем на 50%. Это ослабило (правда, на короткое время) долговое бремя Греции более чем на 100 млрд долл., но одновременно обернулось убытками на такую же сумму для держателей греческих бумаг. Среди пострадавших оказались и кипрские банки, которые в своих активах имели крупные пакеты греческих бумаг.

В марте 2013 года власти этого островного государства по настоятельным «рекомендациям» все той же «Большой тройки» приняли очень «нестандартное» решение по спасению кипрских банков. На спасение банков были использованы средства клиентов на депозитных счетах. Фактически имела место узаконенная экспроприация клиентских денег. Подобного рода «эксперимент» получил название «кипрского прецедента». В том же 2013 году Брюссель стал предпринимать шаги по легализации кипрской схемы спасения банков в масштабах всего Европейского союза. В конце того года на свет появилась директива ЕС о восстановлении и санации банков (Bank Recoveryand Resolution Directive).

Не вдаваясь в детали указанного документа, отмечу, что основными источниками восстановления и санации объявляются средства кредиторов, акционеров и владельцев депозитов соответствующего банка. При этом предусматривается следующая последовательность (приоритетность) использования средств: сначала — средства акционеров, затем — держателей облигаций (как крупных, так и мелких), после этого — вкладчиков с накоплениями более 100 тысяч евро (сначала крупных компаний, потом малых и средних предприятий и уже затем — физических лиц). Сбережения до 100 тысяч евро подпадают под системы гарантирования вкладов. Указанный механизм спасения банков — один из важных элементов банковского союза ЕС, поэтапное создание которого запланировано на период 2014-2018 гг.

Прошлый 2014 год в банковском мире Европы прошел сравнительно спокойно, упомянутый выше механизм спасения банков ни разу не использовался. Да и сама директива в полном объеме начала действовать лишь в этом году. А вот в нынешнем году механизм директивы уже начал использоваться.

Ситуация в банковской системе ЕС становится все более неустойчивой. Так, в начале февраля международное рейтинговое агентство Standard&Poor's снизило долгосрочные кредитные рейтинги ряда крупнейших и значимых банков Германии, Австрии, Швеции и Великобритании. Негативные рейтинговые действия (постановка на пересмотр) были предприняты в отношении Barclays Plc, Credit Suisse Group AG, HSBC Holdings Plc, Lloyds Banking Group, Royal Bank of Scotland Group Plc и Standard Chartered Plc. Кроме того, рейтинг других финансовых компаний, таких как Commerzbank AG, Deutsche Bank AG и Raiffeisen Zentralbank Oesterreich и ряда их дочерних компаний был помещен в список на пересмотр с «негативным» прогнозом. Сам пересмотр состоится в мае 2015 года.

В подобных тенденциях нет ничего удивительного. Ведь долговой кризис в Европе до конца купировать не удалось. Особенно быстро нарастают долги стран Южной Европы. Казначейские бумаги указанных стран находятся в портфелях банков всего Европейского союза, при этом бумаги обесцениваются, грозя превратиться в «мусор». По данным Банка международных расчетов, объем потенциально проблемных активов немецких банков в Греции, Ирландии и Португалии превышает 220 млрд евро, а французских — 150 млрд евро. Ситуация дополнительно усугубилась тем, что Греция после прихода к власти нового правительства стала требовать пересмотра ее отношений с международными кредиторами. По большому счету у Греции имеется всего два выхода из нынешнего финансового тупика: проведение еще одной реструктуризации ее долга или объявление дефолта. И то, и другое может стать детонатором банковского кризиса в Европе.

Пожар европейского банковского кризиса может начаться из той страны, которую привыкли относить к разряду «благополучных». Речь идет об Австрии, в юрисдикции которой имеется банк Heta Asset Resolution AG (HAR). Он относится к категории «системообразующих» банков, которые, по мнению финансовых регуляторов, нельзя бросать на произвол судьбы. Банк HAR был сформирован в прошлом году после коллапса австрийского частного банка Hypo Alpe Adria Bank International AG (HAA). Банк HAR — государственный институт, он является типичным «плохим банком», с помощью которого была проведена «национализация» убытков частного банковского капитала. Идея создания «плохих банков» родилась после финансового кризиса 2007-2009 гг. Такие банки призваны абсорбировать плохие активы других банков. Правда, авторы концепции «плохих банков» внятно так и не сумели объяснить, что, в конце концов, делать с такими банками. То ли погашать их долги из бюджета, то ли постоянно рефинансировать за счет средств центральных банков, то ли перегружать «мусорные» бумаги на балансы «кредитора последней инстанции» (центрального банка), то ли просто их «мочить» (банкротить). Каждый из вариантов несет серьезные риски.

Естественно, австрийские власти не трубили о том, что HAR — «плохой» банк. В то же время участие государства в капитале HAR повышало к нему доверие. Банк для стабилизации своего положения (покрытия убытков своего предшественника HAA) выпустил облигации, которые были успешно размещены на европейском рынке. Однако, новому банку не удалось преодолеть наследованную убыточность. Уже в начале нынешнего года банк заявил о недостатке капитала в размере 7,6 млрд евро. Министерство финансов Австрии на первых порах оказывало финансовую поддержку банку, однако недавно оно заявило, что дальнейшей поддержки не будет. Более того, Минфин Австрии объявил о приостановке на 15 месяцев выплат основной суммы долга и процентов по облигациям банка Heta Asset Resolution.

По оценкам такой «мораторий» позволит сэкономить банку сумму около 10 млрд евро и закрыть образовавшуюся финансовую «дыру». Решение Минфина Австрии по банку HAR — первое практическое применение директивы ЕС о восстановлении и санации банков. Некоторые эксперты расценивают решение Минфина Австрии как фактическое объявление дефолта по обязательствам банка, а поскольку банк HAR — казенный, то некоторые идут еще дальше, утверждая, что имеет место «частичный дефолт» по обязательствам государства. Брюссель так не считает, квалифицируя действия Минфина как «нормальную» практику «восстановления и санирования» в соответствии с новой директивой ЕС.

Около 40% всех обязательств банка HAR приходится на немецкие банки, поэтому решение Минфина Австрии «аукнется» достаточно чувствительно банковской системе Германии. Рейтинговое агентство «Фитч» следующим образом прокомментировало решение Минфина Австрии по банку HAR: «Ущерб для банков Германии будет существенным, но они сумеют с ним справиться». Далее агентство ставит под сомнение, что если последствия лишь одного единственного случая применения директивы ЕС столь чувствительны для европейской банковской системы, то вряд ли она выживет в случае массового применения директивы. Многие эксперты высказывают надежду, что случай с банком HAR останется «австрийским прецедентом», который не будет тиражироваться в масштабах всей Европы.

Сейчас в банковском мире ЕС можно услышать вздох некоторого облегчения. Он порожден надеждами на объявленную Европейским центральным банком программу «количественных смягчений». Полагают, что она позволит банкам ЕС (особенно так называемым системообразующим банкам) получить необходимую ликвидность от ЕЦБ как «кредитора последней инстанции». Следовательно, можно забыть о таких «нерыночных» методах спасения банков, которые были применены на Кипре в 2013 году и в Австрии в начале 2015 года.

Метода «количественных смягчений» в Европе будет примерно такой же, как и в США: «продукция „печатного станка“ в обмен на „плохие“ активы». Что это означает? — Это означает, что «мусорные» (или «токсичные») активы постепенно накапливаются на балансе «кредитора последней инстанции». Возникнет некоторая иллюзия того, что тучи кризиса минуют банковскую систему, показатели банков на некоторое время действительно приходят в соответствие с требованиями финансовых регуляторов и нормативами «Базеля-2» и «Базеля-3». Но это иллюзия, не более чем укол «обезболивающего».

Спасая «системообразующие» банки, центральный банк (в нашей истории — ЕЦБ) незаметно для всех может превратиться в «банкрота последней инстанции». А банкротство ЕЦБ будет подобно взрыву мощной термоядерной бомбы в центре Европы. Европейские СМИ такую перспективу вообще не обсуждают. Что касается банкиров высшего уровня, то они не могут не понимать последствий этой самоубийственной политики. Может быть, они рассчитывают, что взрыв «финансовой бомбы» удастся упредить таким проверенным средством, как развязывание большой войны, которая «все спишет»?

Кстати, можно обратить внимание на интересные и зловещие параллели в новейшей финансовой и политической истории Европы. Сегодня угроза банковского кризиса в Европе исходит от австрийского банка Heta Asset Resolution. А в 1930-е годы банковский кризис в Европе, между прочим, также начался с Австрии. В мае 1931 г. произошло банкротство крупнейшего австрийского банка «Кредитанштальт», который за собой в могилу потянул банки половины Европы. Особенно болезненно это банкротство «зацепило» банковскую систему и экономику соседней Германии. Некоторые историки вообще утверждают, что своим приходом к власти Адольф Гитлер был обязан именно банкротству банка «Кредитанштальт». Национал-социалисты на волне критики тогдашней банковской системы и обещаний навести порядок «железной рукой» в финансовой сфере сумели добиться победы на выборах. А через несколько лет в Европе начался пожар Второй мировой войны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.