Мятежная Евразия: силуэты новой карты

Саркис Цатурян, 24 марта 2015, 02:28 — REGNUM  

Карабах, Курдистан, Донбасс. Кто следующий?

Евразия переживает крупнейший с 1939 г. мятеж в своей истории. Однако на сей раз пространства самого населенного континента планеты избавлены от принципов интернационализма, которые некогда продвигались в массы либералами и коммунистами. Наступили темные века: именно так обыграли бы нынешнее положение дел в Голливуде. На наших глазах формируется новая карта мира. Если в 2011 г. её контуры были туманными, то теперь, спустя четыре года, они заявляют о себе с невероятной настойчивостью. Прежде чем мы перейдем к описанию структурных изменений, отметим одно обстоятельство, которое уже невозможно скрывать, — повсеместное торжество национализма. Можно делать вид, что аккуратный фасад либеральной теории всё еще имеет право на существование, но это будет самообманом. В 2011 г. либеральный проект повторил участь своего alter ego — коммунизма, продержавшись в глобальном «одиночестве» всего двадцать лет: т.н. «арабская весна» уничтожила ялтинско-потсдамский шаблон, последним бастионом которого оставалась Америка. Как ни странно, но именно развал Советского Союза нанёс сокрушительный удар по либерализму, оставив его один на один с национализмом, который в Северной Америке и Западной Европе не сумели понять. Запустив серию государственных переворотов на Севере Африки и Ближнем Востоке, Америка взорвала мировую политическую карту, изменив её до неузнаваемости. Войны в Ираке, Сирии, Ливии, Йемене и на Украине расчленили эти страны по этнорелигиозному принципу.

Однако мир столкнулся не только с варварством киевских фашистов и «Исламского государства». Оборотная сторона медали — борьба народов за свободу и независимость, символами которой выступают Абхазия, Донбасс, Карабах, Южная Осетия, Приднестровье и Курдистан. Речь идет о русском ренессансе, с которым связывают свои надежды Сухум, Донецк, Луганск, Степанакерт, Цхинвал и Тирасполь. Это силуэт будущей империи. На Ближнем и Среднем Востоке о себе заявляет курдский ренессанс, символы которого — иракский Эрбиль, сирийский Кобани и турецкий Диярбакыр.

События последних лет доказали, что процесс формирования новых государств определяется не только историей, культурой и религией, но и балансом сил. Если в начале 1990-х гг. результатом разбалансировки международных отношений стало появление на политической арене Карабаха, Южной Осетии, Абхазии и Приднестровья, то теперь, после «землетрясения» на Большом Ближнем Востоке, государственность приходит и в Курдистан, который негласно поддерживается США и Израилем пока на просторах Ирака и Сирии. Вашингтон и Тель-Авив видят в Эрбиле противовес «арабскому морю», а кочевые орды «Исламского государства» позволяют держать «курдский клинок» наготове. Напомним, что курдская государственность приобрела реальные очертания ещё в 2003 г., когда (накануне вторжения США и Великобритании) Саддам Хусейн и враждебные ему суннитские монархии Персидского залива раздумывали над тем, как избавиться от доллара в пользу манящего «золотого стандарта». Курдистан в состоянии взять на себя региональные заботы США и Израиля по сдерживанию Турции и Ирана, каждая из которых способна как нарушить баланс сил в регионе, так и поддерживать его на своих плечах. Парадоксально, но Тегеран — единственная столица, с которой Вашингтон сохранил конструктивные отношения: Тель-Авив после выборов 17 марта дрейфует в сторону Москвы, а Анкара не может простить Обаме многократных попыток свергнуть правительство Р. Эрдогана в 2013-2014 гг. с помощью ненасильственных протестных выступлений в крупнейших городах страны.

Несмотря на резкие заявления верховного лидера Ирана А. Хаменеи в адрес западных стран, США и ИРИ сохраняют надежды на соглашение по ядерной программе. Прямое следствие этих надежд — мобилизация хуситов в Йемене, где фактически сформировалось двоевластие: сунниты расположились в Адене, а шииты базируются в Сане. Лондонская Reuters «аккуратно» расставляет акценты: «Продвижение хуситов, относящихся к шиитскому течению зейдитов, противоречит йеменским традициям религиозной терпимости и вызывает опасения у местных суннитов, которые частично объединяются вокруг „Аль-Каиды“». Reuters отдаёт должное и вооруженным формированиям, лояльным экс-президенту Йемена А. Салеху, которые «поддерживают хуситов в борьбе с центральными и южными племенами». Такая постановка проблемы, когда «воинственные» шииты наступают, а «Аль-Каида» вынуждена рекрутировать суннитов для «обороны», снимает с Америки и Великобритании ответственность за будущее Аравийского полуострова. Чтобы прикрыть «тылы», глава ЦРУ Дж. Бреннан заявляет в интервью Washington Post: «Иранская ядерная программа — отдельный вопрос, который можно урегулировать, но мы видим, что Тегеран по-прежнему спонсирует терроризм».

По всей видимости, Бреннан стремится успокоить Саудовскую Аравию, которая чувствует себя заложником американо-иранских «объятий». Экс-руководитель саудовской разведки принц Т. аль-Фейсал видит в переговорах Вашингтона и Тегерана вызов, предупреждая, что если Ирану разрешат разрабатывать ядерную программу, то Саудовская Аравия и другие государства будут добиваться такого же права. «Я всегда говорил, что чем бы ни закончились эти переговоры, мы будем требовать того же. Поэтому если Иран получит разрешение на обогащение урана до какого-то уровня, не только Саудовская Аравия будет претендовать на такое же разрешение», — цитирует аль-Фейсала британская ВВС. «Непотопляемый авианосец» Америки говорит открытым текстом о том, что никогда не потерпит ядерный статус Ирана, который неизбежно изменит баланс сил на Ближнем Востоке. Формула проста: нет баланса, нет территориальной целостности. «Иран уже выступает провоцирующей силой в разных региональных конфликтах арабского мира — будь то Йемен, Сирия, Ирак, Палестина или Бахрейн», — перечислил аль-Фейсал, добавив, что запрет на разработку оружия массового поражения не решит все проблемы с ИРИ.

Вашингтон разделяет озабоченность Эр-Рияда. Руководитель Объединённого комитета начальников штабов ВС США М. Демпси утверждает, что «помощь Ирана в наступлении на Тикрит могла бы быть положительной тенденцией, если только она не перерастет в экстремизм». Вторая часть фразы оставляет саудовцам надежду на сдерживание иранцев. Как сообщает ВВС, во время своего недавнего визита в Багдад генерал Демпси выразил озабоченность тем, что лидеры шиитов в Ираке не предпринимают обещанных шагов по примирению с арабами-суннитами, и предупредив о возможном расколе международной коалиции по борьбе с «Исламским государством», участником которой является и Саудовская Аравия. Аль-Фейсал «перетягивает одеяло» на свою сторону: «Я уверен в том, что в конце концов борьба против ИГ — это борьба против Асада». Иранцам следует запомнить слова саудовского принца. Со стратегической точки зрения втягивание Тегерана в американскую коалицию может вовлечь его в состязание с мифическим «Исламским государством», которое закончится перенапряжением и утратой сирийского фронта, на что и рассчитывают в Эр-Рияде.

Саудовская Аравия предпринимает все усилия для сдерживания Москвы через конфликты на Кавказе, забыв о собственных границах, которые ей так и не удалось обезопасить. В Эр-Рияде наверняка видели карту полковника Р. Петерса, на которой Мекка и Медина выступают в качестве маяков уже другого государства. На этой карте Йемену принадлежит значительный (юго-западный) кусок нынешней саудовской территории. Если соединить прогноз Петерса и активность хуситов, то нам откроется будущая перспектива Аравийского полуострова. У сценариев есть одна особенность — они сбываются, когда в них верят.

Такова мятежная Евразия. Её подожгли не для того, чтобы потушить так рано. «Это будет трудный и долгий бой», — утверждает директор ЦРУ Бреннан, описывая борьбу США с терроризмом на Ближнем Востоке. ИА REGNUM продолжает следить за развитием событий.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.